image

Читайте "Смерть белой мыши" на нашем сайте


Сергей Костин

Смерть белой мыши

Часть первая

1.

Он, собственно говоря, не был карликом – в нем было верных метр пятьдесят пять. Уже не мальчишка: лет хорошо за тридцать, может быть, под сорок. Обвислые усы под хиппи времен Вьетнамской войны, круглые детские глаза, длинные, слегка засаленные курчавые волосы, скользящие по затянутым в кожу плечам. Он был весь затянут в черную кожу: косуха с бахромой по рукавам и блестящими бляхами по спине, свободные брюки, из-под которых высовывались черные же сапоги с никелированными нашлепками и на высоком, по-настоящему высоком, каблуке. Хорошо, хорошо, я ошибся! Метр пятьдесят от макушки до пятки.

После второй кружки пива я вышел в туалет – как следствие выпитого и чтобы перевести дух от грохота, который создавали на небольшом подиуме трое музыкантов (хотя не уверен, подходит ли к ним это слово). Там-то коротышка и подошел. Он обратился ко мне на эстонском или финском, хотя при моем невежестве в языках финно-угорской группы я теоретически мог перепутать его и с мордовским. Но, скорее всего, это был эстонский, поскольку сцена происходила в подвале заведения под названием «Гитар сафари» где-то в переулочках Старого Таллина. Так вот, коротышка подошел ко мне и что-то сказал на своем наречии. Быстро уяснив, что я не понял, он сопроводил свое предложение жестом. Однако я снова не понял: то ли он выразил готовность оказать мне быструю сексуальную услугу сам, то ли предлагал для аналогичных целей особу женского пола.

Помощь мне была нужна, но совсем иного рода, и о коротышке в этой связи я тогда не подумал.

2.

А ведь мы заехали на денек-другой в Таллин просто отдохнуть! Ну, по крайней мере, так считали моя жена Джессика и наш восемнадцатилетний сын Бобби. В эти последние дни короткого северного лета мы, пресыщенные Италией, Испанией, Грецией и прочими центрами мировой культуры, решили свозить отрока в ту неприметную часть Европы, где люди просто живут: вдали от войн, социальных потрясений, терактов и других деланий истории. Так считали не только Джессика и Бобби, но и я сам – и поэтому мы оказались по соседству, в Швеции. Разумеется, немного по делам, но главным образом – для семейного отдыха.

Я, когда еду в другую страну, всегда думаю о тех, с кем бы хотел там повстречаться. Из близких мне великих в Швеции жили Ингмар Бергман, Август Стриндберг, ну и, пожалуй, Сведенборг. Однако сколько мы ни ходили по Стокгольму, никто из них нам не повстречался. Вот тут меня и настиг – а теперь проще всего устанавливать связь через интернет, только по особым процедурам – сигнал бедствия, посланный в Контору из Эстонии. Местные достопримечательности мы уже исчерпали, от Стокгольма до Таллина ночь пути, железная явка была назначена на вторник, так что я загрузил свое семейство на паром, и мы вместе пожили в Эстонии целых два дня. Это был один из редчайших случаев, когда удается сочетать приятное с полезным.

Для полезного была и официальная версия. По этой легенде, после того, как мы исчерпали на собственном опыте все, что Эстония может предложить обеспеченным американцам с более или менее оформленными культурными запросами, я решил задержаться в Таллине на несколько дней, чтобы обсудить детали возможного сотрудничества с крупнейшими туроператорами. Для тех, кто меня еще не знает: мое прикрытие – нью-йоркское турагентство Departures Unlimited для моих состоятельных и очень состоятельных сограждан. Если честно, делать им в Эстонии нечего! Я не хочу обижать неторопливых, обстоятельных и дружелюбных людей, которые живут в этой стране. Ну, так, по крайней мере, все представлялось тогда, теплой солнечной осенью 2006 года. Однако мое агентство имеет две специализации. Первая – культурологическая: погружение в мир искусства в сопровождении лучших специалистов в области живописи, архитектуры, литературы, музыки и прочих никчемных занятий, тяга к которым обнаруживается в определенном возрасте у самых прагматичных и алчных королей недвижимости, ценных бумаг, страхования судоперевозок, производства попкорна и других полезных и прибыльных видов человеческой деятельности. Я давно подозревал – а потом эти предположения переросли в уверенность, – что интерес позднего возраста к культуре все же является неизвестной широким массам формой инвестиций. Это так и есть! Вам достаточно рассказать в гостиной у, скажем, Соломона Либермана, как вы с женой провели две недели среди фантастически хорошо сохранившихся буддистских храмов, освобожденных археологами от всепоглощающих джунглей Камбоджи, чтобы новые приглашенные посмотрели на вас другими глазами. Из акулы безжалостного мира бизнеса вы превращаетесь в человека с душой, широко распахнутой навстречу бес- полезному. А с таким человеком, как все понимают, нельзя торговаться за десятые доли процента. Он парит над суетными мелочами, и заинтересовать гражданина мира, охватывающего внутренним взором всю историю цивилизации, может лишь что-то грандиозное и даже – где-то на самом краешке, чуть-чуть – бескорыстное.

Это одна часть наших клиентов: приятные, никогда не торгующиеся, не обязательно празднующие Пейсах и Хануку, иногда и Пасху с Рождеством. Люди, с которыми мы с Джессикой стали добрыми приятелями и которые не только многие годы отдыхают исключительно по программам Departures Unlimited, но и приводят к нам новых поклонников изящного.

Вторая часть клиентуры моложе и демократичнее. Это экстремалы – те, кому претят обычные виды отдыха и способы передвижения. Мы организуем для них полеты на дельтапланах в горах Греции, гонки на оленьих и собачьих упряжках в тундре Лапонии (об этом я и договаривался, пока мы были в Швеции) или походы на яках в предгорьях Гималаев.

Поэтому, как я уже сказал, ни для одних, ни для других клиентов моего агентства Эстония интереса не представляет. Ее основная притягательность в мире туризма состоит в ничтожной стоимости алкоголя по сравнению с Финляндией. Из Хельсинки до Таллина обычный паром идет три часа, но есть и такие, которые пересекают залив за полтора. Вы приобретаете за двадцать долларов место для машины, в которой вас может быть пятеро, и таким образом уже с первого заказа выпивки на всю компанию вы, считай, поездку окупили.

Так что если в тихом, живущем размеренной буржуазной жизнью Таллине вы вдруг слышите – а вы это слышите постоянно – взрыв нечеловеческой радости или громогласную пьяную песню, не сомневайтесь: это соседи с той стороны залива. Проблема с этими поездками у финнов одна: кто-то должен вывести машину с парома в Таллине и, что еще тяжелее, выехать в город по возвращению в Хельсинки. Так что многие любители оттянуться покупают обычные палубные билеты: обходится немного дороже, зато никакой головной боли. Кроме похмельной, разумеется. Часть всех этих обстоятельств относительно перспективности Эстонии для Departures Unlimited Джессика усекла, а некоторые, к счастью для меня, нет.

Опять же для тех, с кем мы встречаемся впервые. Джессика в моей жизни – щедрая компенсация за все, что в ней было и есть плохого. Я, разумеется, не предполагаю, что в этом мире существует божественная справедливость или хотя бы система поощрений и наказаний. Этого, несмотря на все законы и суды, нет на земле и, я надеюсь, нет и на небесах. Я говорю «надеюсь», потому что иначе мне за Джессику придется расплачиваться морем слез, мгновенно сохнущих в раскаленном воздухе места, которое мне уготовано на том свете.

Ну, вот один пример. Дня три назад… Нет, не три. Давайте посчитаем. Джессика с Бобби улетели в Нью-Йорк через Хельсинки в понедельник… Ух ты, значит, это было пять дней назад. Так вот, в тот последний вечер мы ужинали вместе в обставленном под Средневековье ресторане «Олде Ханза», сразу за ратушей. Ну, вы тоже бывали в таких – в Бельгии, Германии, Австрии или Дании. Терраса освещена металлическими плошками, в которых горит открытое пламя, еда и напитки подаются в глиняной посуде, меню написано шрифтом, стилизованным под готику, а обслуживают вас официантки в платьях из небеленого льна и в сабо на босу ногу. Мы приземлились в этом ресторане, поскольку он шел под номером один в списке заведений, не посетить которые, раз уж вы приехали в Таллин, никак нельзя (вторым номером, кстати, шел русский ресторан «Тройка»). Второе соображение: клиентам Departures Unlimited такие декорации нравятся, так что мы решили убедиться – на случай, если вдруг мы сюда кого-то все же пошлем, – что и кухня их не разочарует (меня не разочаровала, разве что в сваренное там же пиво с перцем я не стал бы добавлять корицу).

Короче, мы втроем уселись на крытой террасе из струганых досок, любуясь отблесками пламени на лицах друг друга. Бобби, совсем недавно выросший из благословенной поры увлечения рыцарями, замками и турнирами, задумчиво подергивал пробившийся пушок на верхней губе, поглядывая на миленьких японочек в шортах, проходящих мимо с разноцветными рюкзаками за плечами. Я дегустировал свое пиво с перцем, Джессика – какое-то белое рейнское (мы же все-таки были в стороне от Средиземноморья), а Бобби, продукт своего времени, звучно тянул через соломинку пепси со льдом. Мы никого не трогали и, заметьте, не собирались трогать, а в этот поздний для обеда и ранний для ужина час на террасе, кроме нас, сидело лишь две четы бодрых седовласых немецких пенсионеров с ослепительно белыми вставными челюстями и еще одна компания.

Вы уже догадались, кто были нарушителями предзакатной идиллии. В Южном Бронксе это были бы пуэрториканцы, в Гарлеме – в паре десятков кварталов от нашего буржуазного дома почти на углу 5-й авеню и 86-й улицы – черные, а в Таллине... Ну вот, все уже усвоили! Только это были не финны, а финки. Три женщины лет сорока – сорока с небольшим, одна из которых была нормальной комплекции, вторая – маленькой худышкой, а третья – как две маленькие и в обхвате, и чуть ли не по росту. Энергия активно расщепляемого алкоголя зажгла румянцем их щеки, затянула особой полупрозрачной пленкой глаза и отяжелила члены. Но главное – хотя это и было напрямую связано с пробужденными активным метаболизмом телесными желаниями – и души этих трех граций на любой вкус теперь требовали романтики.

Первым проявлением этого порыва, естественно, была песня. Затянуть мелодию с родных брусничных болот дамы не захотели – они стремились сделать порыв встрепенувшихся нордических душ максимально понятным для интернациональной публики. Вылился этот порыв через незабвенное: «Stand By Me». Поскольку всю глубину эмоций, всколыхнутых гимном времен их ранней юности, передать голосом дамам казалось невозможным, они щедро сопровождали исполнение жестами – то прижимая руки к сердцу, то с широким размахом призывая к сопереживанию всех прочих, менее рафинированных и восприимчивых к прекрасному.

Песня достигла пароксизма на повторе припева. Поскольку ни напряжения голосовых связок, ни выразительных, но повторяющихся движений руками уже не хватало, одна из дам – это была худышка, сидевшая ближе к нам, – схватила за спинку стул, на котором сидел Бобби, и наклонила его к себе. Стулья в этом заведении были простые и массивные, на вид крепкие, но на двух ножках любой стул легко может потерять равновесие. Наш сын, утративший контроль над собственным телом, в растерянности закрутил головой.

Джессика, сидевшая ближе, среагировала первой. Она вскочила, отцепила руку худышки, а затем ухватилась за спинку ее стула. В следующий момент уже та болтала ногами в воздухе. Я теперь уже бессмысленно поправил стул Бобби, вернувшийся в первоначальное положение, а моя жена, которая никогда не ограничивается полумерами, уже мягко, но непреклонно укладывала стул темпераментной финки на настил террасы, местами потемневший от прохода множества ног.

Песня стихла, худышка выписывала ногами неровные круги, пытаясь подняться – на ней под короткой блестящей юбкой были кружевные трусики нежного салатного цвета. Подруги агрессорши подняли возмущенный гомон, которому я – а я уже был готов к любому развитию событий – положил конец одним рыкающим «Shut up!». Подбежал метрдотель, однако, несмотря на его уговоры и обещания немедленно восстановить в своем заведении покой и гармонию, мы расплатились. Противоборствующие стороны – мы и слегка протрезвевшие финки – удалились в разные переулки, лучами расходящиеся от ратушной площади.

– Так закончилась Вторая Северная война – ничем! – прокомментировала Джессика, которая родилась в семье профессора Гарварда и получила прекрасное гуманитарное образование.

– Теперь мне наконец будет что вспомнить, когда речь пойдет об Эстонии, – отозвался Бобби.

Они с матерью прекрасно дополняют друг друга.

3.

Теперь о задании. Один из наших бывших сотрудников подал сигнал SОS. Его звали Мати Имевер, он работал на Контору нелегалом в скандинавских странах и дослужился до звания полковника. После распада Союза Мати, который, как вы догадались, был эстонцем, решил поселиться на родине, где и прикупил дачный домик на побережье. Поскольку Имевер был нелегалом, о его принадлежности к Конторе в Эстонии никто не догадывался. Однако в случае нужды обратиться к местным властям он не мог. На своей отныне независимой и суверенной родине он рисковал не только потерять пенсию, но и нарваться на судебное преследование. Так что он обратился к своим – к русским.

Какое до него дело Конторе? С прагматической точки зрения никакого. Сотрудник бывший, для работы интереса уже не представляющий. Строй поменялся. Эстония – иностранное государство, член Европейского союза и даже НАТО. Жаловаться и возмущаться никто не будет. В общем, с какой стороны ни посмотри, у Конторы не было ни малейшей нужды реагировать на призыв о помощи отработанного материала. Однако – доказательство того, что я уже плохо представляю себе, чем они там живут в Лесу, – на сигнал бедствия Мати Имевера Контора откликнулась немедленно. Хотя, возможно, это потому, что этим агентом занимался Эсквайр.

Да, пару слов про него. Эсквайр (это его кодовое имя для переписки), он же Бородавочник (так я его зову про себя из-за нескольких больших родинок, рассеянных по его длинному брезгливому лицу пресыщенного интеллектуала) – мой куратор в Конторе. И, на мой взгляд, один из самых незаурядных умов, который когда-либо попадался в ее сети. Более того, он принадлежит к старой школе с ее кодексом чести, не всегда совпадающим с соображениями целесообразности и требованиями конъюнктуры. Для Бородавочника, читавшего многие высшие творения человеческого духа, примат и ценность каждой личности безусловен. Так что («Сейчас не война!» – как он иногда говорит) он скорее пожертвует выполнением задания, чем жизнью своего сотрудника или агента, не важно, действующего или бывшего. Наверное, именно поэтому многие такие, как я, то есть давным-давно внедренные, с налаженной благополучной жизнью на Западе, и не порвали еще пуповину, связывающую их с Конторой. И мне достаточно было получить короткое сообщение, сводящееся к двум ни к чему меня не обязывавшим словам: «Сможешь помочь?», чтобы послать в ответ два других слова: «Какой разговор?»

Чем хороша разведка – на большинство из возможных случаев жизни у нее прописана процедура. Как именно Мати подал сигнал SOS, я не знаю, да это и не важно. Так же, как я получил свой. Вы заходите из любого интернет-кафе в любой стране мира, например, на русскоязычный израильский форум любителей кактусов или аквариумных рыбок и оставляете сообщение с условной фразой. В принципе, в таком сообщении можно даже эзоповым языком оговорить новые условия связи, однако, как правило, это усложняет процесс. Обычно время и место встречи с эмиссаром Центра, который должен вылететь на подмогу, были оговорены давным-давно и раз и навсегда. Это-то и называется железная явка.

В данном случае в 11:30 я должен был сидеть в холле таллинской гостиницы «Скандик Палас» в ближайший вторник после отправки сигнала. Джессика с Бобби, как я и спланировал, улетели в Нью-Йорк в понедельник, а я, напоминаю, должен был задержаться еще на несколько дней.

Отвлекаясь от воспоминаний и возвращаясь к печальной действительности, сегодня был вечер пятницы. Так что из графика, оговоренного с Джессикой, я пока не выбивался – ну, так, чуть-чуть. Вот только уверенности, что я вообще попаду домой, у меня уже не было. В тот вторник я на эту тему и не думал, потом такая мысль появилась, потом она вернулась, потом поселилась в моей голове основательно, а теперь я уже вообще не очень понимал, каким чудом меня могло бы вынести из этой передряги. Такая вот произошла эволюция в моей онтологической, гносеологической и эпистемологической картине мира. Я вас просто дразню – я и сам уже подзабыл глубинный и специфический смысл всех этих слов.

4.

Итак, в прошлый вторник я сидел в холле «Скандик Палас» перед чашкой кофе со сливками и вчерашним номером лондонской «Таймс» – американских газет в Таллине я не видел. Поскольку явка была намечена именно в этом отеле, мы с Джессикой и Бобби, естественно, останавливались в другом – в «Вана Виру», непосредственно в Старом городе. Отсюда, правда, до этого лабиринта улочек и закоулков тоже было рукой подать – достаточно пересечь площадь и обогнуть церковь с голубой крышей. Но переселяться в «Скандик» я не собирался. Я по-прежнему числился постояльцем «Вана Виру», американским гражданином Пако Аррайей, а решать, продолжать ли это и как долго, мне предстояло после встречи с этим самым Мати Имевером.

Я оторвался от газеты и посмотрел на часы. 11:40, и никакого Мати на горизонте. В холле, кроме меня, мрачно пили из больших фужеров коньяк двое суровых насупленных мужчин, с виду дровосеков, что было довольно странно для четырехзвездочного отеля. Да еще в углу строго поглядывала на всех, изредка отрываясь от туристических проспектов, сухая дама лет за шестьдесят, в горчичного цвета блузке и тех же тонов длинной юбке. Вероятно, секретарша, нога в ногу прошагавшая последние тридцать лет со своим задержавшимся в номере боссом.

Подойти к бывшему агенту должен был я. Но для этого Мати, которого, естественно, в лицо я не знал, должен был читать книгу Наума Хомского, или Ноама Чомски, как его называют американцы. Знаменитого профессора Хомского я видел и даже был как-то ему представлен. Это случилось лет десять назад на предрождественской вечеринке в Гарвардском университете. Отец Джессики – профессор этого прославленного учебного заведения. Про себя я зову его Какаду: он горбоносый, нахохленный, рассеянный и крикливый. Так вот, мы с Джессикой заехали, чтобы забрать его на машине: Какаду принципиально не водит и даже – что, в сущности, немыслимо для американца – не имеет водительских прав. Элита элитного университета и приглашенные академические знаменитости из других бостонских вузов толклись – день был солнечный и теплый, как в бабье лето, – на лужайке среди кирпичных псевдовикторианских зданий. Небожители были похожи на стайку грачей: на всех фраки, смокинги, на худой конец – черные вечерние костюмы с галстуками строгих тонов. Профессор Хомский был в толстой вязки синем свитере, из-под которого торчал воротничок мягкой серой рубашки, и в отличие от остальных был похож на старого архивариуса. Я был им так очарован, что, вернувшись в Нью-Йорк, купил и прочел три книги бунтаря американской политической мысли.

То, что Мати должен был прийти с книгой моего знаменитого мимолетного бостонского знакомого, – простое совпадение. Но сама идея была очень разумной – в Лесу не дураки сидят. Читателей Хомского не миллионы, это вам не Стивен Кинг, так что вероятность подойти в определенном месте в определенное время к случайному интеллектуалу нон-конформисту, согласитесь, чрезвычайно мала.

За этими размышлениями и воспоминаниями прошло еще минут десять. Человек, вызвавший на встречу своего будущего спасителя, не спешил. Либо не смог выбраться вовремя. Либо, к счастью или к несчастью для него, моя помощь ему уже не требовалась. Хотя, если грозившая ему опасность полностью миновала, Мати, наверное, пришел бы убедиться, что Контора его не бросила и он может рассчитывать на нее и впредь. Мне же ничто не угрожало, и, учитывая, что для нашего агента выбраться на эту встречу могло быть сложно, я был готов ждать его хоть час. Я заказал еще кофе и рюмочку местного ликера «Вана Таллин», который в советские – мои студенческие – времена считался изысканным, почти заграничным напитком.

Я уже пролистал всю «Таймс» и, чтобы убить время, вернулся на страницы культуры с намерением пополнить свои знания о ритмике и мелодике стиля «гранж». Перелистывая газету, я заметил на себе взгляд престарелой секретарши. К моему удивлению, она не отвела его, встретившись с моими глазами, как это обычно делают цивилизованные люди, застигнутые за пристальным разглядыванием соседей. Я опустил газету пониже: дама доставала из сумочки книгу Наума Хомского о Косово.

Могло ли быть такое совпадение? В сообщении, которое я получил, речь совершенно определенно шла о мужчине. Что, эстонские имена были загадкой не только для меня, и даже в Конторе люди не в состоянии отличить по имени мужчину от женщины? Или же имя Мати, как, например, Клод или Доминик, одинаково произносится и даже пишется для особей обоих полов ?Наконец, что тоже возможно, Мати – больной, раненый, боявшийся показаться на улице – не мог явиться на встречу сам и послал на нее жену или боевую подругу?

Я отложил газету и улыбнулся продолжавшей смотреть на меня даме широкой лучащейся улыбкой. Дама дернула плечом, открыла книгу, но уткнуться в нее не спешила. Я счел заминку приглашением начать разговор.

– О, вам тоже нравится Чомски? – перегнувшись к ней через подлокотник кресла, любезно сказал я по-английски, на этот же манер произнося фамилию профессора.

Только тут я заметил, что книга, которую держала в руках дама, была на каком-то скандинавском языке, с перечеркнутым «о», шведском или норвежском – я в них не силен. Вот оно, невероятное совпадение? Дама продолжала молча смотреть на меня строгими, даже колючими глазами.

Первая фраза, которую я только что произнес, не была условной – я просто попытался гладко завязать разговор. Но даже если политологические вкусы дамы и наш условный знак были чистым совпадением, сказав вторую, на этот раз уже строго определенную, фразу, я по-прежнему ничем не рисковал.

– Я в прошлом году вел семинар по Чомски в университете Веллингтона и очень рад, что моего учителя почитают и здесь.

Согласитесь, после такой фразы, сказанной в определенное время в определенном месте, сомнений в том, что я – человек не случайный, оставаться уже не могло. В Таллине – бостонский ученик Хомского – преподававший в Новой Зеландии!

Медленно, как бы нехотя дама с сильным акцентом произнесла свою реплику в нашем незамысловатом спектакле:

– Я увлекалась лингвистическими трудами Ноама Чомски. Но его политические воззрения я нахожу возмутительными!

Знаете, что? Придуманные кем-то гневные, но не лишенные юмора слова вполне подходили к ее облику.

– Вы позволите? – Я перегнулся к даме, чтобы взять из ее рук книгу.

Она нехотя подчинилась.

– Это на каком языке? – продолжил я светскую беседу.

– Вы же на нем, судя по вопросу, не читаете. Тогда какая вам разница?

Дама, хотя и пришла на встречу, от которой до моего дома было семь тысяч километров, вела себя так, как если бы я был докучливым ловеласом. Я присмотрелся к ней повнимательнее. Ей было не меньше шестидесяти пяти, возможно, намного больше. Подбородок подсох, обнажая глубокие борозды, идущие вниз от уголков губ. Кожа на шее тоже съежилась, образовав две висящие складки, как у ящерицы. Волосы она красила, но не в синий или рыжий цвет, как многие седые дамы, а в тот, который когда-то, наверное, был естественным. В молодости она была блондинкой и наверняка прехорошенькой. А сейчас она была похожа – и по колориту, и по худобе, и по быстроте движений – на беспокойную, испуганную белую мышь.

– Вас послал Мати? – впрямую спросил я.

Дровосеки, звучно рыгая в унисон, недавно ушли, и мы в холле оставались совсем одни. Только за администраторской стойкой суетились две миленькие девушки в крахмальных белых блузках.

– Мати это я, – недовольно буркнула дама.

– Хм… Разве это не мужское имя?

– Мужское.

– И...

Дама раздраженно дернула плечом. Для нее это был, похоже, привычный жест – другие в таких случаях любезно улыбаются.

– А вам не все равно?

Она вставала.

– Я приехала на машине. Но водить не люблю. Вы можете сесть за руль?

– Без проблем.

Я открыл принесенный мне счет в папочке из тисненой кожи и вложил в нее соответствующую купюру. Когда я поднял голову и встал, Мати – или как там ее звали – в холле уже не было.

Не было ее и на улице. Я растерянно огляделся – она не могла раствориться в воздухе. Тут открылась дверца припаркованного в плотном ряду машин «форда-фиесты», некогда ярко-синего, а теперь изрядно выгоревшего цвета, и голос Мати недовольно спросил:

– Вы едете или нет?

У женщин в машине часто царит домашний уют. Все чистенько, аккуратно расставлено: подставка для мобильного телефона, ручечка, блокнотик, мягкая игрушка под задним стеклом. В «форде» Мати все было покрыто пылью и никаких индивидуальных принадлежностей, никаких наклеек. Такие машины обычно берешь напрокат, только без царапин на торпеде.

Прежде чем завести двигатель, я залез в карман. Вся моя жизнь содержится в наладоннике самой известной фирмы. Один такой я в прошлом году утопил в Индии, но к счастью, я всегда делаю бэкап всей системы, всех программ и всех баз данных на свой домашний компьютер. Так что мои контакты, карты, словари, десяток книг и дисков, куча фотографий, распорядок жизни на ближайшие месяцы, а также неразумное количество более или менее бесполезных прикладных программ по-прежнему со мной. Это видимая часть айсберга, правда, в отличие от айсберга большая.

Кроме того, в моем компьютере есть несколько софтов особого свойства. Один из них я как раз и запустил. Это такой определитель электронных устройств, на раз выявляющий «жучки».

Мати, склонив голову набок, с интересом наблюдала за мной. Стрелочка, вращающаяся по циферблату, остановилась, включив зеленый огонек.

– Можем спокойно говорить, – сообщил я своей коллеге.

Мати дернула плечом, как бы говоря: «Напридумывали себе игрушек! Что дети». Она пристегнулась, вытянула ноги и коротко скомандовала:

– Выезжайте из паркинга и направо.

Я, собственно, ничего другого от нее и не слышал в ближайшие три минуты.

– Теперь снова направо. Опять направо.

Мы вновь проезжали мимо «Скандик Палас». Мати проверялась.

– Теперь прямо! – с видимым облегчением сказала она и откинулась на спинку сиденья.

– И куда мы едем? – дружелюбно, как бы не замечая ее почти раздраженного тона, осведомился я.

– Я буду говорить, как ехать.

Английский у нее был ужасный. Вернее, ужасным был акцент, словарный запас у Мати был приличным, и пользовалась им она достаточно бегло.

– Мы можем говорить по-русски, если хотите, – на этом же языке предложил я.

– Я не говорю по-русски, – по-английски отрезала Мати. – Можем говорить по-эстонски, по-фински, по-шведски или по-норвежски!

Нет, я ей положительно не нравился.

– Я же не прошу вас говорить на этих языках, – продолжала Мати. – Хотя мне на них общаться проще.

Может быть, у нее язва желудка? Или гастрит? По опыту знаю, что таких людей – вечно брюзжащих, источающих желчь всеми порами – надо осаживать, иначе они с каждой минутой распоясываются все больше и больше. Горького выплюнут, сладкого проглотят, как сказал бы мой учитель Петр Ильич Некрасов.

– Послушайте, Мати, или как вас там зовут, – сказал я. – Если я перед вами успел в чем-то провиниться, скажите мне. Если нет, я не понимаю, чем я заслужил такой тон. Я вас не устраиваю? Скажите мне, и расстанемся друзьями!

Знаете, что она сказала в ответ?

– Так-то вы стремитесь помочь женщине, которая попала в беду?

Некоторое время мы ехали молча. Я даже не спрашивал, надо ли мне поворачивать на перекрестках.

– Вы поехали не в ту сторону, – первой нарушила молчание Мати.

– А я не имею ни малейшего представления, куда ехать, – совершенно обоснованно заметил я.

– Спросили бы.

Нет, давно мне не попадались такие экземпляры!

– Хотите сами сесть за руль? – буркнул я.

– Это не в ваших интересах. – Мати посмотрела на меня, и лицо ее вдруг приняло почти человеческое выражение. – Пока я сегодня утром ехала в Таллин, со мной дважды чуть не случился сердечный приступ. Я очень пугаюсь, когда меня обгоняют, особенно грузовики. Поэтому я стараюсь ехать быстрее, но скорость меня тоже пугает, и я замедляю ход. И тогда меня снова начинают обгонять. Если поведу я и со мной все-таки случится инфаркт, вы рискуете больше.

– Мати, – я снова почувствовал нелепость ситуации, – послушайте, как мне вас называть? Действительно, Мати?

– А чем плохо это имя?

– Оно же мужское!

– А вы собираетесь на мне жениться?

– Нет, не собираюсь.

Мати порылась в сумочке, извлекла из нее носовой платок и зычно высморкалась.

– А! Зовите меня, как хотите, – сказала она, пряча платок обратно в сумочку.

Мы выезжали из города по Нарвскому шоссе. Я здесь раньше не был – просто так было написано на указателях.

– Пусть будет Мати, – сказал я. Мне хотелось сделать заход с другой, человеческой, стороны. – Мати, удовлетворите мое любопытство. Вы действительно полковник?

– Действительно, – кивнула Мати. – У вас!

Интересное уточнение. Что, была разведка, в которой она дослужилась до генерала?

– А вы в каком звании? – скрипучим голосом спросила она.

Я расхохотался:

– Вы хотите командовать мною на основании Устава сухопутной службы?

Взгляд Мати чуточку потеплел.

– Никто вами не командует, – сказала она. – У меня такой стиль общения с людьми.

– И людям это нравится?

Хм! Мне это показалось или Мати действительно улыбнулась? И не нашла, что ответить.

Мы выбрались на трассу. Это такой эвфемизм! Трасса представляла собой разбитую двухрядную дорогу, которую пытались расширить, а потому сузили до предела.

– Так что у вас стряслось? – спросил я.

– Меня хотят убить.

– Вам угрожали?

Мати кивнула:

– Мне подбрасывают дохлых белых мышей.

Я и виду не подал, что сразу вспомнил свое первое впечатление о ней.

– При чем здесь это?

Мати поджала губы и промолчала. А что она должна была сказать: «Потому что я похожа на белую мышь»?

– Вы живете в отдельном доме?

– Да.

– Может быть, это ваша кошка приносит вам подарки с ночной охоты. Но из гигиенических соображений оставляет их на улице, – предположил я.

– У меня нет кошки, – отрезала Мати, досадуя на мою тупость. – И мыши – белые.

– Ну, тогда это кошка соседей, которая набрела на биологическую лабораторию где-то поблизости.

Мати не отреагировала никак. Она вытянула ноги и отвернулась, уставившись в боковое окно. Истолковать это можно было лишь одним-единственным образом: раз человеческую речь я не воспринимаю, говорить со мной бесполезно.

Мы ехали в полном молчании минут десять. Атмосфера становилась нестерпимой.

– Нам далеко еще? – не выдержал я.

– Вы куда-то спешите? – дребезжащим от сдерживаемого гнева голосом спросила Мати.

Это уже походило на ссору. Я физически ощущал, как в моих нервах – этих электрических проводах, опутывающих организм, – напряжение неуклонно возрастало. «У нее съехала крыша, – говорил я себе. – Белые мыши! И что теперь мне делать? Сказать ей об этом и возвращаться в Штаты? А что еще остается?» Я решил все же отвезти Мати домой. Не вылезать же мне из машины посреди полей?

– Вы думаете, что я сумасшедшая, – вдруг промолвила Мати. – Потерпите до Вызу.

Я с недоумением посмотрел на нее.

– Вызу – это поселок, в котором у меня дом, – пояснила она. – Нам осталось километров сорок.

5.

Если вы никогда не бывали в Прибалтике, я скажу, что в ней составляет главную прелесть. Это не море. Оно, конечно, всегда затягивает взор, а в этих местах есть еще и дюны из мелкого, сыпучего белого песка, высокая трава с дымчатыми метелками, пьянящий йодистый запах разлагающихся водорослей, оставленных отливом на берегу, печальные крики чаек и шум ветра в ветвях сосен. Но вы пробовали в этом море купаться? Если вода прогрелась до семнадцати градусов, местные жители не вылезают из нее, радуясь неслыханной жаре. Только, чтобы оказаться в воде, нужно либо сразу лечь, либо идти через три-четыре мели, пока она не дойдет вам до плеч. Однажды, еще в советское время, я пробовал так отдыхать – на Рижском взморье, с родителями; у меня, несмотря на восторженность и покладистость детства, получалось плохо.

Так вот, притягательность этих неброских, изысканно блеклых, просящихся разве что на акварель краев – не море. Настоящая душа Прибалтики живет в борах. Когда я попадаю в них, мне приходится брать себя за руку и уводить оттуда силой. Редкие сосны с прогретыми солнцем стволами испускают ни на что не похожий, завораживающий запах смолы. Никакого подлеска, никаких кустов, сквозь которые приходится продираться. Под ногами – мягкий ковер хрустящего белого ягеля и густого зеленого мха, в котором уютно тонет нога. Все остальное пространство покрыто нежными кустиками черники и темными столбиками брусники с краснеющими гроздьями ягод. Повсюду грибы – моховики, белые, лисички, сыроежки. Я готов с утра до поздней летней ночи бродить по таким борам, подкрепляя силы ягодами и присаживаясь время от времени на сухие пеньки, чтобы послушать шуршание крыльев больших глазастых стрекоз, гоняющихся друг за другом среди беспорядочной колоннады сосен.

Вот в такой бор мы и въехали, свернув с Нарвского шоссе на север, к морю. Через пару километров я не выдержал.

– Не возражаете, мы остановимся на десять минут? – спросил я Мати.

Та дернула плечом.

– Раз вам надо!

Я съехал на обочину и выключил двигатель. Было удивительно тихо, только приветливый шелест ветра в верхушках сосен. Я прошел пару десятков метров по глубокому мху, улегся на спину на прогретой полянке и закрыл глаза. Рядом пролетел, жужжа, невидимый шмель, и снова наступила тишина. Я бы, наверное, заснул, если бы совсем рядом не хрустнула веточка. Я приподнял голову: Мати тоже добрела до моей полянки и теперь усаживалась на большой пень. Странное дело, на лице ее не было обычной маски неудовольствия.

– У вас больной позвоночник? – даже с некоторым сочувствием спросила она. – Тогда вам лучше полежать на твердом.

– Нет, я так заряжаюсь, – сказал я.

– Ну, заряжайтесь.

Мати забралась поглубже на пень, подобрала ноги, согнула их в коленях и обхватила руками. Юбка упавшей широкой складкой подмяла кустик брусники. Вдруг откуда-то из дальнего далека всплыло видение: мох, сосны, запах разогретой сосновой смолы, и так же сидела еще молодая, веселая мама в длинном платье, возможно, в тот самый отпуск под Ригой, когда мне было лет десять.

Я открыл глаза, когда мне показалось, что я засыпаю. Мати на пеньке уже не было, хотя я не слышал никаких звуков. Что, я все-таки отключился на минутку?

Быстрым шагом я дошел до машины. Мати в ней не было. Я оглянулся – она медленно шла по тропинке, время от времени наклоняясь и одним движением срывая со стебелька лепящиеся друг к другу ягоды брусники. Дойдя до машины, она, держа ключи за брелок, как за хвостик, протянула их мне.

– Я тоже люблю этот лес, – сказала она, не обращаясь специально ко мне, как бы размышляя вслух. – Наверное, из-за него я здесь и поселилась.

6.

Я очнулся от этих идиллических воспоминаний всего лишь трехдневной давности. Я по-прежнему сидел в пабе «Гитар сафари», теперь уже в качестве украинского бизнесмена с соответствующей смачной фамилией Диденко. И хотя на мне был седой парик бывшего знатного забойщика, а ныне угольного барона – я так себя видел, – это, наверное, было не совсем безопасно. Но деваться мне было некуда.

Реальность ворвалась в ритме хард-рока. Музыкантов, я уже упоминал, было трое. Приятной наружности парнишка с соло-гитарой, который и пел соло. Девушка в темных очках, присевшая на высокий табурет и с упоением, откидывая назад голову с гривой длинных волос, перебиравшая струны бас-гитары. Едва видимый ударник тоже был вполне интеллигентного вида – все музыканты были похожи на студентов-экономистов или юристов, в любом случае, обучавшихся какой-то нетворческой профессии. Компенсировали они это несоответствие силой децибелов.

А на площадке веселье было в разгаре. Молодой парень с уже обозначившимися жировыми валиками по контуру лица лежал на спине, отбивая ритм руками и ногами, а вокруг него водили хоровод две девушки с голыми, по теперешней моде, животами между джинсами и топиками. Кстати, их животы, в пандан к танцующему, тоже были в продвинутой стадии целлюлита. Смотри-ка, коротышка, предлагавший мне секс-услуги, танцевал с довольно привлекательной молодой особой, уткнувшись носом в ее щедро выставленные напоказ груди. Так что, получается, с ориентацией у него все в порядке? И вот тут я сообразил, где в незнакомом городе может найти убежище человек, на которого охотятся и местная полиция, и спецслужбы и который поэтому не может остановиться в гостинице.

Если вы иногда смотрите кино, вы знаете главное правило конспираторов: в первое такси не садиться. Вот и коротышка вполне мог оказаться подставой. Хотя, пусть я и не молодею, с этой проблемой я, наверное, пока еще справлюсь и сам. Поэтому я попросил принести себе текилу на посошок и счет и, быстро расправившись с тем и с другим, поднялся по крутой подвальной лестнице на улицу.

На самом деле для того, что я задумал, сгодился бы и тот паб. Но в нем из-за грохота, производимого тремя чистыми домашними детьми, говорить было невозможно, а я рассчитывал именно на свой дар словесного обольщения. Ну, и на то, что – как я совсем недавно убедился в этом за ужином с Джессикой и Бобби – именно в людных ресторанах удается остаться незамеченным, и даже скандал привлекает к вам внимание лишь на миг.

Не знаю, было ли так в советское время, но сейчас центр Таллина неотличим от средневекового ядра большинства европейских городов. Основная задача Старого города – накормить и напоить слоняющихся по его улицам туристов; а многочисленные магазинчики сувениров, украшений, одежды местных дизайнеров и маленькие картинные галереи лишь пользуются этим, чтобы выхватить из общего стада ослабленных или зазевавшихся особей. Но мне подходил не любой ресторан, и, пренебрегая самыми шумными или полупустыми, я выбрал, наконец, то, что хотел.

Это был «Бир-хаус» с надписями на немецком языке и огромными медными чанами в центре зала, где и варилось, судя по количеству чанов, пиво трех сортов. Официантки были в коротких тирольских юбочках, их коллеги мужского пола – в кожаных шортах. Простые длинные деревянные столы со скамьями, освещение ненавязчивое, но все же позволяющее рассмотреть, что у вас на тарелке и не проколоть себе щеку вилкой. У каждого столика – пивной кран со счетчиком, чтобы посетителям не приходилось звать официантку из-за такой малости, как еще пол-литра нефильтрованного и непастеризованного, экологически и гастрономически безупречного напитка. Народу было не так много – видимо, немцы, которые вместе с японцами составляют основную массу туристов в любой стране мира, разошлись по городу в поисках экзотики, а по местным зарплатам заведение было не из дешевых.

Пивная же, напротив, была, как это заведено в Германии, рассчитана на большие шумные компании. Так что коротко стриженная, рассеянно глядящая в сторону девушка провела меня, виляя задом под короткой клетчатой юбочкой, к длинному пустому столу.

– Принесите мне сразу кружку, – попросил я, кивая на кран.

– Чего именно? – спросила официантка. – Кран не работает.

Я посмотрел по сторонам – свободные столы еще были.

– Тогда, может быть…

– Они нигде не работают, – угадала мои мысли девушка.

– Ну, раз так…

Я уткнулся в меню. Здесь предлагалось три сорта нефильтрованного пива: светлое, красное и темное. Было логично начать со светлого, чтобы продолжить по нарастающей. Я уже проделал это в предыдущем, музыкальном, заведении, но решил начать с чистого листа.

Я уже дошел до темного пива, поглотив, как-то и не заметив этого, салат из морепродуктов и груду колец кальмара в кляре. Хотя народу прибавилось, моя задуманная жертва так и не появилась. За соседними столами, на таких же жестких лавках без спинок ужинали громогласные группы русоволосых, атлетического сложения туристов и располневших в результате возрастных гормональных изменений туристок. Справа от меня праздновала чей-то день рождения группа клерков лет тридцати в строгих деловых костюмах, пришедших, видимо, прямо с работы. Передо мной разворачивалось романтическое свидание. Она сидела ко мне спиной, и я видел только струящиеся по плечам и спине блестящие светлые волосы и иногда полупрофиль: часть щеки, кончик носа и уголок глаза между изогнутыми ресницами – а в этом ракурсе все женщины прекрасны. Он был коротко стриженным, с решительными чертами лица и сильными руками под закатанными рукавами рубашки. Я все время ждал момента, когда парень наконец достанет коробочку с кольцом и распахнет ее перед избранницей своего сердца. Момент этот все не наступал, но, судя по томным взглядам, он несомненно планировался, пусть даже не сегодня. В практически безвыходном положении, в котором я оказался, я позавидовал им всем – всем без исключения, в том числе утратившим формы туристкам.

Я уже успел пожалеть, что пришел сюда, когда за освободившийся столик наискосок от меня привели новую посетительницу. Она была одна, но явно никого не ждала. Вторая констатация – она была здесь не в первый раз. Не открывая меню, она сделала заказ, достала сигареты и закурила. В Эстонии в ресторанах еще можно курить – это на заметку части земного населения, ныне преследуемой более цивилизованным большинством.

Женщине было лет 36–37, может, чуть больше – короче, под сорок. Внешности она была довольно невзрачной. Не уродина, но и взгляд остановить не на чем: черты лица мелкие, невыразительные, волосы тонкие, гладко зачесанные, ноги – а мне они были видны под столом – прямые, но слишком тонкие. Она была похожа на поденку – знаете, это такие бабочки, которые выглядят, как призрак бабочек: тонкие, светло-зеленые, хрупкие даже на вид. Я ожил – это было то, что я искал.

Выпитый за вечер алкоголь уже успел разъесть призрачные стенки моей индивидуальной оболочки. Чем больше я смотрел на новую посетительницу – а я в полутьме мог делать это почти незамеченным, да она и не смотрела по сторонам, – тем больше я становился ею. Я весь сегодняшний день – как и вчерашний, и позавчерашний, и позапозавчерашний – работал у себя в офисе: встречался с партнерами, бился за контракты, накручивал хвост подчиненным, спорил с поставщиками. У нее, конечно же, было свое дело – это было ясно по точным, уверенным движениям ножа и вилки, по устремленному перед собой взгляду, по элегантному, но строгому серому костюму. Но рабочий день, когда нет и минуты, чтобы перевести дух, заканчивался, и экзистенциальные проблемы вставали во весь рост. И дальше что? Приехать домой, где тебя ждет в лучшем случае кошка? Открыть холодильник, поковырять в плошке с купленным в магазине готовым салатом или сделать себе яичницу? «Нет, – говорил я себе, вживившись в тело моей блеклой эфемерной бабочки, – я успешная бизнесвумен и вести себя буду, как таковой и подобает! Пойду поужинаю в ресторане, пусть даже в одиночестве. Мне никто не нужен. Я всего достигла сама, и мне себя самой вполне хватает!»

Но удовольствия ужин в ресторане ей явно не доставлял. Она быстрыми энергичными движениями резала у себя на тарелке блинчики, причем такими кусками, что едва запихивала их себе в рот. Она выполнила собственное приказание – ужинает не на собственной кухне, а в людном, достаточно дорогом месте, чтобы доказать себе, что у нее все хорошо. Но на самом деле ей не терпелось поскорее добраться до своей холодной постели, выпить снотворное и вычеркнуть из жизни еще один несчастливый, бессмысленно прожитый день. И мысль эта у нее точно возникала. Время от времени взгляд ее останавливался, челюсти прекращали свою работу, и рука замирала на полпути ко рту. Потом она сглатывала, как бы мешая себе заплакать, и вновь принималась яростно жевать.

У меня сжалось сердце. Те, кто со мной знакомы, уже знают про мою чрезвычайно развитую эмпатию – способность чувствовать то, что чувствует другой человек. То есть я мог бы сделать то, что собирался, и независимо от выпитого, и от того, что сейчас это она могла спасти меня. Честно!

Я встал, захватил свое пиво (я говорил уже, что дошел до темного?) и, преодолев твердым шагом разделяющие нас метров десять, склонился над ее столом.

– Не возражаете, если я посижу здесь? – спросил я по-русски. – Не могу оставаться равнодушным, когда женщина в опасности.

Она чуть не поперхнулась, сглотнула и остановила на мне недоуменный взгляд. Она носила контактные линзы.

– О, простите, наверное, вы не говорите по-русски, – спохватился я.

– Я русская, – сказала моя поденка. – Но что вам надо?

Она не выглядела возмущенной вторжением в свое арендованное на часок пространство. Разве что чуть-чуть раздражена, как человек, которого оторвали от собственных мыслей. Но я-то тогда был ею, и я знал, почему еще она пришла ужинать в публичное место, пусть даже и не отдавая себе в этом отчет, – а может быть, и сознательно. Здесь еще был шанс встретить кого-то, кто хотя бы на время разрушит ее одиночество – на кухне в ее квартире такого шанса не было.

– Простите, что врываюсь в ваше уединение, – сказал я, усаживаясь со своей кружкой на скамье напротив. (Отметили нюанс? Я не сказал «одиночество».) – Но как еще я мог вмешаться?

Женщина продолжала смотреть на меня. Взгляд у нее был умный, еще не заинтригованный, но и не враждебный.

– А зачем вам понадобилось вмешиваться? И кто вам сказал, что я в опасности?

– Ну как же? Вы одна вечером в ресторане. К вам может подсесть любой проходимец. А так все проходимцы увидят, что вы с мужчиной, и к вам никто не пристанет.

Женщина вытерла губы салфеткой и отпила из своей кружки. Она пила светлое.

– А как я должна определить, что вы сами не проходимец?

Я не ловелас. Этого не допустили мои обе жены, которых я искренне люблю. И Рита, которой уже столько лет нет в живых, и Джессика, с которой мы уже столько лет вместе. Потом, ухаживания и игривые разговоры совсем не в моем характере, да и в Конторе этому нас специально не обучали. Но сейчас, как мне казалось, я был этой женщиной и, опять же, как мне казалось, она хотела бы услышать как раз нечто такое.

– Да ладно вам! – отмахнулся я. – Разве проходимец, который хочет завязать знакомство с женщиной, будет городить такую чушь, как я? Он скажет что-нибудь вроде: «Какие у вас прекрасные глаза, только грустные. Нельзя попробовать их развеселить?»

Моя жертва принялась грызть губу. Нервничает.

– А если вы – умный проходимец?

Тут я смешался.

– Если бы я был умным, я бы нашел сейчас, что ответить, а я не знаю, – честно сказал я.

Ее этот ответ, похоже, устроил. Во всяком случае, взгляд ее потеплел.

– И как долго вы собираетесь меня охранять? – спросила она. – Пока я ужинаю? Или и до дома готовы доставить меня в безопасности?

– Пока вы ужинаете, я готов точно, – сказал я. Однако настойчивость в таких случаях может повредить. – А дальше пока не знаю. Да вы ешьте, ешьте!

Моя жертва снова взялась за инструменты, с помощью которых в западной культуре принято измельчать пищу. Пока она думала, что она никому не интересна, она рубила свои блины на огромные порции, которые в рот пролезали только в горизонтальном положении, да и то кантуя, как вы проносите в узкую дверь стол. Теперь же она фигурно вырезала крошечный кусочек, долго купала его в какой-то подливке и наконец отправляла в рот. Пока она жевала, глаза ее, не скрываясь, изучали меня. «Я именно тот случай, на который ты втайне надеялась», – глядя на нее, проговорил про себя я.

– А от чего это зависит? – снова закусывая губу, спросила она. – Ну, захотите ли вы и дальше оберегать меня от опасностей.

Да оставь ты в покое губу! Ешь свои блинчики.

– Это зависит от вас, – сказал я. – Внешность – это ведь всего лишь приманка. А потом женщина раскрывает рот и становится совершенно не похожа на ту, кого вы себе нафантазировали.

Она хмыкнула:

– И как, я пока выдерживаю испытание?

– Считайте, что уже выдержали.

– И? И что дальше?

– А это тоже зависит от вас. Только теперь уже целиком.

Моя бабочка из подземелья не спеша доела оставшиеся два кусочка блина. Она заказала блинчики с творогом и сладкой подливкой и запивала их пивом. «Ты дура, если надеялась в душе, что осмелишься познакомиться с мужчиной вот так, в ресторане, – прочел я ее мысли. Ну, мне так казалось. – У тебя хватило духу прийти сюда, но уйти со случайным знакомым – совсем другое дело».

– Я забыл вам представиться, – спохватился я. – Меня зовут Александр Диденко. Я вообще-то живу в Киеве, здесь по делам. Я коммерческий директор одной крупной корпорации. Мы хотим продавать в Эстонию легированную сталь.

Все это я выдавал по мере того, как эти слова складывались у меня в голове. Откуда это бралось? У меня в уме не было никакой заготовки про металлургическую корпорацию, просто мне показалось, что раз моя жертва занимается бизнесом, ее может заинтересовать потенциальный партнер. По крайней мере, это поможет ей какое-то время делать вид, что ее привлекает не знакомство с мужчиной, а предполагаемый деловой контакт. Но как в моей голове образовалась мысль про легированную сталь? Я ведь даже не знаю толком, что это такое!

– Ольга Красильникова, – представилась женщина. – У меня тоже компания, по экспорту-импорту. Вероятно, не такая большая, как ваша.

Она полезла в сумочку и достала визитную карточку. Я был, как всегда, прав. Прощупывание общих коммерческих интересов давало ей время понять, хочет ли она продолжить знакомство. Вернее, хватит ли у нее на это безрассудства.

Я похлопал себя по карманам.

– У меня, к сожалению, карточки уже кончились. Деловых встреч оказалось в три раза больше, чем я предполагал. Вам записать мои координаты сейчас или у нас еще будет время?

7.

Часа через два мы вышли из ресторана в обнимку. Это было вынужденной мерой – Ольга едва держалась на ногах. Но вины моей в этом не было. Просто с того момента, как я предложил ей выпить, она осушила полбутылки водки. Водку выбрала она – я-то ее не люблю. Это, наверное, звучит высокомерно – ну, что я все время предполагаю, что знаю, что она подумала и чего хотела, – но мне опять показалось, что Ольге нужно было снять себя со всех тормозов, прежде чем предоставить инициативу не вызывавшему опасений, однако совершенно незнакомому мужчине. Я знаю это по себе и по многим другим людям: привычка рассуждать мешает жить, такие поползновения надо глушить при первых признаках их проявления.

– Ты не оставишь меня замерзать в чужом подъезде? – спросила Ольга, повисая на моем плече.

Язык у нее совершенно не заплетался, только ноги ослабли. Выпив, она стала намного симпатичнее. С каждой новой рюмкой, которую она опрокидывала в рот коротким энергичным движением – так пьют моряки, – она становилась все более забавной. И даже привлекательной. Или мне это казалось – я ведь пил наравне с нею!

Хотя нет! Обаянию интеллекта – независимо от пола, возраста, политических взглядов и религиозных воззрений его носителей – я подвержен всегда. Но теперь к тому же на Ольгиных щеках заиграл румянец, в глазах то и дело проскакивали озорные искорки, и, я это скоро обнаружил, у нее были красивые губы – сочные, чувственные, только слегка обгрызенные.

– Напоминаю тебе, что, во-первых, сейчас хотя и бабье, но все же лето, – сказал я, встряхивая Ольгу, чтобы придать ей более вертикальное положение. – Во-вторых, ты с мужчиной. В-третьих, в Таллине наверняка есть такси, и если у тебя есть дом, я доставлю тебя туда в целости и сохранности.

– У меня есть дом, – как будто только что вспомнила об этом Ольга. – Если можно назвать домом квартиру, в которой практически никто не живет.

– Дом – это то место, от которого у тебя есть ключ, – наставительно произнес я. Я, похоже, тоже был хорош. – У тебя есть ключ?

Ольга рванула со своего плеча сумочку так энергично, что я ее не удержал. Не сумочку – Ольгу! Я едва успел подхватить ее, чтобы она не плюхнулась на булыжную мостовую всем телом.

– Прости, не ожидал от тебя такой порывистости, – сказал я.

– А, – отмахнулась она, – ерунда!

Сидя на мостовой, Ольга принялась рыться в сумочке, поочередно доставая оттуда щетку для волос, пакетик с бумажными платками, мобильный телефон, кошелек, пудреницу, губную помаду и – что странно для дамской сумочки – пассатижи с изолирующими пластмассовыми ручками. Но ключ все не находился, и Ольга вытряхнула прочее содержимое сумочки прямо на булыжники: письмо в конверте, позолоченную шкатулочку для таблеток, смятые бумажки, пригоршню мелочи и, наконец, связку ключей.

– Вот! – торжествующе звеня, приподняла ее Ольга. – У меня есть ключ и, следовательно, дом.

Я помог сложить предметы первой необходимости обратно в сумочку и не без труда придал Ольге вертикальное положение. Стоянка такси оказалась в ста метрах у выхода из Старого города. Через четверть часа мы уже ехали по широким проспектам микрорайона брежневских времен. Насколько я успел проследить по указателям, район назывался Мустамяэ или что-то в этом роде.

– А ты в какой гостинице живешь? – спросила Ольга.

– В «Скандик Палас», – без секунды промедления ответил я.

– Я спрашиваю об этом, чтобы быть уверенной, что тебе есть где ночевать.

– Я думал…

При одной мысли о том, что моя проблема надежного укрытия на ночь остается в силе, я мгновенно протрезвел.

Ольга прижала мне кончик носа указательным пальцем.

– Не надо ничего думать!

К счастью, к моменту, когда такси остановилось перед подъездом многоэтажки с бетонным козырьком, Ольга о моем предполагаемом ночлеге в гостинице уже забыла. Она подождала, пока я расплачивался с водителем, и доверчиво уцепилась за меня, когда я подошел, чтобы помочь ей выбраться из машины.

Подъезд, к моему удивлению, оказался чистым, хотя потолок лифта и здесь был расписан из баллончиков таинственными письменами детей XXI века. Дверь в Ольгину квартиру с виду была деревянной, на самом деле – металлической. Замок был несговорчивым, но я его все же уломал.

– Рукой открыл? – запоздало удивилась Ольга. – У меня-то тут, – она хлопнула по своей сумочке, – есть одно приспособление.

«Плоскогубцы», – вспомнил я, пропуская хозяйку дома.

Но Ольга легонько подтолкнула меня вперед.

– Легированная сталь! – произнесла она, захлопывая дверь собственным телом и привычным жестом поворачивая защелку.

Хм! Моя выдумка обретала жизнь.

Насчет кошки – помните, я предположил, что это единственное живое существо, которое могло ждать Ольгу дома, – я ошибся. Эту функцию выполняла восхитительная изумрудно-зеленая игуана, застывшая на ветке за стеклом террариума.

– Она живая? – спросил я.

Ольга сбрасывала в прихожей туфли.

– А у нее лапки цепляются за ветки или торчат вверх все четыре? – уточнила она.

– Цепляются за ветки.

– Тогда живая!

Ольга щелкнула выключателем. Комната, в которую я вошел, притянутый взглядом изумрудного пришельца из другой геологической эпохи, оказалась гостиной. Большой плоский телевизор, музыкальный центр, кожаный диван с кучей подушек и такое же кресло. Одна стена в книжных полках. Всего понемногу: рядом с собранием сочинений Достоевского блестели глянцевые переплеты детективов или женских романов, я не успел рассмотреть.

– Посиди здесь, – сказала хозяйка дома. – Хочешь есть?

– А у тебя в холодильнике найдется пара готовых салатов?

Ольга оглянулась.

– Ты ясновидящий?

Я смутился.

– Это то, что можно найти в моем холодильнике.

Ольга уже знала, что я недавно развелся, оставил свою большую квартиру на Крещатике бывшей жене и нашим двоим детям и пока живу в гостевых апартаментах своей корпорации.

– Тогда, может, выпить?

Ольга сделала широкий приглашающий жест в сторону бара на колесиках и едва не потеряла равновесие. К счастью, она стояла в дверном проеме.

– В общем, будь как дома. Я пойду приму ванну. Или душ? Нет, все-таки ванну!

Она зашла в ванную комнату, и вскоре оттуда раздался шум падающей воды. Я подошел к стойке с компакт-дисками. Та же эклектика: Бах, Тартини, джаз и рок-группы, о которых я никогда не слышал.

Выпить мне не хотелось, только пить. Я зашел на кухню и открыл холодильник. Как я и предвидел, два салата в пластмассовых плошках, пара полупустых бутылочек с соусами и скукоженный лимон со слегка за-плесневевшим боком – это все, что там было. На столе – чашка с недопитым чаем и висящим на потемневшей ниточке бурым пакетиком. Я наугад открыл шкаф – с чистыми тарелками, потом второй – со стаканами. Я открыл кран холодной воды и дал ей немного стечь. Потом наполнил стакан, закрыл кран, но шум воды не смолкал.

– Ольга! – крикнул я. – У тебя все в порядке?

Из ванной не доносилось ничего, кроме звука падающей струи. Конечно, кто же из-за него услышит! Я подошел к ванной, постучался и приложил ухо к двери.

– Оля! Ты жива?

Ответа не было. Я потихоньку открыл дверь – она не была заперта изнутри. Вода уже заполнила ванну и была готова в любой момент перелиться. Голова Ольги утопала в облаке душистой пены. Она спала. Господь, как известно, хранит пьяниц – у Ольги, даже при том, что в доме находился я, было время захлебнуться!

Я закрыл кран, вытащил пробку и стянул с трубы полотенцесушителя большое махровое полотенце. Накрыть им Ольгу было легко, но вот вытащить ее из ванной… Правильно говорят, что живой вес легче. Я уперся коленями в стенку ванны, просунул руки под руки и под колени и с медленным, но неуклонным усилием штангиста, отрывающего от земли центнер железа, дотянул тело до края ванной. Уф! Я боялся, что у меня что-то разомкнется в пояснице, но болели только точки опоры – колени. Смешно? Попробуйте как-нибудь сами.

Я перевел дух и подхватил Ольгу поудобнее. Она не проснулась, только что-то промычала. Я отнес ее в спальню, большую часть которой занимала широкая двуспальная кровать – похоже, хозяйка квартиры не всегда спала в ней одна. Промокнув полотенцем ее розовое, распаренное в горячей воде тело, я откинул одеяло и переложил ее на простыню. Ольга приоткрыла один глаз.

 – Уже утро? – прошептала она непослушными губами. У нее на висках оставались хлопья пены.

– Спи, Афродита, – сказал любитель греческой мифологии и классической живописи, накрывая ее одеялом.

Самому мне спать не хотелось. Какой зверь будет стремиться найти себе уютное место под кустом, когда за ним гонится свора гончих? Я вернулся в гостиную. Рубашка и джинсы на мне были мокрыми, но что с этим поделаешь? Я сел в кресло и шумно вздохнул, вернее, выдохнул. Игуана повернула ко мне голову с немигающим взглядом и застыла в новой позе.

8.

Как всегда, когда я оказывался в трудном положении, мысли понесли меня к дому. У Антея для подзарядки была вся земля, мне, совсем не титану, достаточно было одной квартиры на Манхэттене, напротив Центрального парка. Да-да, хочу ли я этого или нет, мой дом уже давно не двухкомнатная квартира на Маросейке, в которой я вырос и где сейчас живут чужие люди, и не дача в закрытом поселке в Жуковке, в которой стареет моя мама и где я провожу пару-тройку дней в году.

Я вспомнил, как мы с Джессикой впервые оказались в лабиринте коридоров восемнадцатиэтажного дома на 86-й Восточной улице, в двух шагах от музея Метрополитен. И вспомнил с улыбкой, как мы жили до этого.

Наш роман начался на Новый, 1985 год. Я видел в этом знак – с моей первой женой, Ритой, мы познакомились в Москве на праздновании наступающего 1976 года. Но к тому времени Риты с детьми уже почти год не было в живых, и почти то же самое я мог бы сказать о себе. Меня несколько недель глушили лекарствами в психушке, а потом я и без них несколько месяцев чувствовал себя овощем на грядке. Я переехал из Сан-Франциско в Нью-Йорк, друзей у меня не было, Контора оставила меня в покое – меня вся жизнь оставила в покое. Потом – я уже рассказывал эту историю – появился Эд, за ним – Пэгги и, наконец, Джессика. То есть хронологически Джессика возникла раньше, чем Пэгги, только оживать я стал после Пэгги и запомнил поэтому все в таком порядке. А в тот предновогодний день на Ниагарском водопаде я обнаружил, что люблю Джессику, и вцепился в нее с отчаянием человека, спокойно идущего ко дну и вдруг понявшего, что хочет жить.

Я жил на Манхэттене, в самом его сердце, на 36-й улице между 5-й и 6-й авеню. В двух шагах от моего дома был Бродвей и Геральд-сквер, в трех – универсальный магазин «Мейсис», если идти направо, и Эмпайр-Стейт-билдинг, если идти налево. Шикарный квартал? Это была помойка! Мусорные контейнеры, из которых весело летели по ветру обрывки газет и целлофановые пакеты, мрачное пятиэтажное здание с заколоченными окнами напротив, лязгавшие всю ночь запорами и рычавшие моторами грузовички в гараже слева, торговцы наркотиками на Геральд-сквер, к которым зловонными ручейками стекались со всей округи доходяги с остановившимся взглядом, не снимавшие пальто даже летом.

Моя квартира была под стать району. Назвать это жильем было сложно. Я снимал узкое, как кусок коридора, пространство, состоящее из комнатки с окном, выходящим на глухую стену, с туалетом и душем слева и крошечной кухонькой справа. Прихожей не было – дверь с лестничной площадки открывалась прямо на кухню. Дом был восьмиэтажным, но лифт всегда был сломан, так что я радовался, что мое пристанище находилось на четвертом этаже.

Я сомневаюсь, что Джессике доводилось когда-либо просто заходить в такое жилище. Ее отец, как я уже говорил, был профессором Гарварда, мать – художницей. Она выросла между пятикомнатной квартирой в Кембридже, штат Массачусетс, то есть фактически в Бостоне, и двумя, на выбор, домами в Хайаннис-порте, в которых жили ее родители после развода. Ее не менее благополучные друзья, даже если и покуривали травку, тоже обитали не в трущобах. Представляю себе ее впечатления, когда в первую же неделю нашего бурного романа мы пришли ночевать ко мне.

Унитаз тек, образуя неумолимый ржавый ручеек посередине. Зеркало над узкой фаянсовой полочкой, на которой с трудом помещались зубная щетка, паста и безопасная бритва, по краям и на уровне левого уха разъедали язвы. Таким же абстрактным разрастающимся рисунком облупилась и эмаль на поддоне душа, который тек тонкой струйкой из самой головки, но зато гейзером поливал все вокруг в месте, где к ней крепился шланг. На кухне чернела некогда белая двухконфорочная плита, которую я не сумел отчистить, и желтел местами начавший ржаветь крошечный холодильник, в дверце которого помещалось лишь три пол-литровые бутылки кока-колы. Я привожу этот факт в качестве сравнения – обычно холодильник был так же пуст, как в день, когда  его собрали. В комнате стояли металлическая кровать с панцирной сеткой, три книжных стеллажа, найденные мной на помойке на соседней улице, и тумбочка оттуда же, служившая мне письменным столом.

Конечно же, я не собирался приводить туда девушку, в которую был влюблен, как подросток. Джессике было лишь восемнадцать, все, что она знала о жизни, не выходило за рамки если не богатства, то по крайней мере пристойного достатка. Но нашему бурному, как Ниагарский водопад, роману было три дня, каникулы закончились, и мы вернулись в Нью-Йорк. Я собирался снять номер в двух кварталах от дома в гостинице, которая, судя по облику здания, была мне по карману. Я бы и сам мог жить в более приличном месте – небольшой капитал, оставленный мне Конторой, это пока позволял. Но мне было все равно: где жить, на что и для чего. С появлением Джессики – я это уже осознавал – всему этому предстояло измениться.

Мы приехали в Нью-Йорк на автобусе во второй половине дня, пообедали в китайском ресторане и купили фруктов и бутылку белого вина на вечер. Джессика была уверена, что мы пойдем ко мне. Я же все это время был раздираем двумя разнонаправленными стремлениями: как можно скорее оказаться наедине с девушкой, открывшей во мне вулкан страсти, и оттянуть этот момент, если все же обстоятельства сложатся так, что нам придется пойти ко мне.

– Мне кажется, будет лучше, если мы пойдем в гостиницу, – сказал я, когда мы вышли на улицу.

– Почему не к тебе? – спросила Джессика. Она была в том возрасте и в том обычном для ее лет настроении, когда все в радость.

– Мой дом меньше всего похож на любовное гнездышко, – сказал я, не переставая мять в своем кармане маленькую руку Джессики в вязаной рукавичке. Холодно было так, что изо рта шел пар.

– Я хочу к тебе. Мне надоело проводить время среди чужих вещей.

В Ниагара-Фоллз мы жили в четырехзвездочном отеле с полным пансионом.

– Зато это было жилое помещение, – возразил я.

Джессика остановилась и поцеловала меня в губы.

– Ты мне не доверяешь? Ты думаешь, я буду любить тебя меньше, если у тебя дома все не так, как у меня?

– Хорошо. Ты сама этого хотела. Заглянем ко мне, а потом переберемся в гостиницу.

Однако Джессика уже настроила себя на то, что ей у меня понравится. Она сама нащупала выключатель – в комнате вспыхнула голая лампочка под потолком.

– Ну, у тебя есть электричество! – удовлетворенно крикнула она.

Я осторожно, чтобы не упала бутылка, пристроил наши пакеты на тумбочку.

– Есть стол!

Джессика села на постель и покачалась на пружинной сетке.

– Кровать не самая широкая, зато готова помогать.

– Я завтра же начну искать другую квартиру, – сказал я. – Я же не мог предположить…

Мы уезжали на Ниагарский водопад с моим другом Эдом Кэрри, который считался женихом Джессики. А тут все это приключилось!

Джессика уже копалась в моих книгах. Кстати!

– А, вот кусок, подходящий к обстоятельствам, – сказал я, снимая с полки своих любимых киников. – «Если я, по-твоему, живу звериною жизнью оттого только, что я нуждаюсь в немногом и довольствуюсь малым, то богам угрожает опасность, в соответствии с твоими взглядами, оказаться еще ниже зверей, ибо боги уж совершенно ни в чем не нуждаются».

– Неплохо, – оценила Джессика.

– «Но, чтобы точнее понять, что значит «нуждаться в немногом», обрати внимание на следующее: количеством нужд дети превосходят взрослых, женщины – мужчин, больные – здоровых. Короче говоря, всегда и везде низшее нуждается в большем, чем высшее. Вот почему боги ни в чем не нуждаются, а те, кто всего ближе стоят к богам, имеют наименьшие потребности».

Джессика забрала книгу у меня из рук, нашла имя автора – Лукиан из Самосаты, – потом, согнув руку в локте, подтащила мою голову поближе к себе и крепко поцеловала в губы. Отпустила, посмотрела мне в глаза и снова поцеловала долгим поцелуем.

– Тебе тоже кажется, что это надолго?

Я кивнул.

– Тогда не нужно ничего менять. Мне будет хорошо там, где тебе хорошо.

Я расхохотался.

– Ты чего?

– Чтобы ты поняла, хорошо ли мне здесь, я должен показать тебе все помещение.

То, чего я боялся, превратилось в развлечение. Я потом буду убеждаться в этом тысячу раз за нашу последующую совместную жизнь – все, к чему прикасается Джессика, немедленно меняет знак минус на плюс.

Джессика училась в Гарварде и, соответственно, жила в Бостоне. Там же преподавал и жил ее отец, с которым она всегда спорила и которого всегда опекала. Но Какаду, как я его зову про себя, уже был в разводе с Пэгги и жил со своей молодой женой Линдой. Так что Джессика снимала с подругой двухкомнатную квартиру в четырех кварталах от университетского городка, на Эллери-стрит.

Из нас двоих свободнее был я, и поэтому мы чаще виделись в Бостоне. Я какое-то время даже подумывал перебраться туда, чтобы нам не пришлось расставаться. Однако мое возвращение в мир живых людей становилось все более и более явственным. Вслед за моим другом и коллегой по работе Лешкой Кудиновым, который после моей трагедии уже второй раз навещал меня в Нью-Йорке, из Конторы прислали еще одного дядечку. Тот был толстым, веселым и, после двухдневных походов в моем сопровождении по магазинам для людей среднего достатка, объявил мне, что я могу вернуться на действительную, хотя и тайную службу. Через пару месяцев я и в самом деле получил внушительное наследство от кубинского дядюшки из Майами, о существовании которого и не подозревал, с предложением подумать, в какой бизнес эти деньги вложить.

Я обратился с этой проблемой к единственному человеку из делового мира, с которым был знаком. Это был консультант в банке, в котором хранились остатки первого «наследства». Через три дня тот представил мне список из восьмидесяти семи находящихся на грани банкротства продуктовых лавчонок, баров, прачечных и парикмахерских, которые можно было выкупить за бесценок. Однако на вопрос, чем же я буду лучше тех, кто безуспешно вкладывал в свое дело все деньги и силы, внятного ответа консультант дать не сумел.

Тогда я стал думать, чем бы мне хотелось заниматься самому. Да-да, мне предоставлялась возможность выбрать любое дело по своему вкусу. Меня, кроме Джессики, интересовали философия, литература, искусство, а самым ценным даром казалась возможность путешествовать по всему миру. Однако предполагалось, что по собственному вкусу я буду не тратить, а зарабатывать деньги.

Я решил посоветоваться с Джессикой – ценности у нас и до совместной жизни были одни и те же.

– Сколько у тебя денег? – запросто спросила она.

Я располагал, по своим тогдашним понятиям, немыслимой суммой в тридцать тысяч долларов.

– У меня примерно столько же, – сказала Джессика. – Наследство от тети Беверли, которая меня очень любила. Давай скинемся и откроем туристическое агентство?

Отличная мысль! Горы, пустыни, лазурные лагуны, непроходимые леса…

– Не тупое агентство для любителей пожариться на солнце, – продолжала Джессика. – Для таких, как мы с тобой. Для кого в Брюсселе посидеть на скамье в церкви, где похоронен Брейгель, важнее, чем сфотографироваться у писающего мальчика.

– А как мы будем искать клиентов?

– У меня есть отец. Для начала. А будет ли продолжение, будет зависеть от нас.

Так и возникло наше агентство Departures Unlimited. Богатых людей – а мы ориентировались на самых богатых – больше всего в Нью-Йорке, летом Джессика заканчивала колледж, так что обустраиваться в Бостоне не имело смысла. Получив согласие Конторы, я все же вернулся к совету своего банковского консультанта. Я купил мебель и переоформил на себя аренду совсем недавно созданного, но уже разоряющегося турагентства, расположенного над ветеринарной клиникой на углу 83-й улицы и Лексингтон-авеню. Я говорю про это в единственном числе, так как профессор Фергюсон воспротивился, чтобы его дочь вложила свое наследство в какую-то подозрительную кубинскую авантюру. Джессика по американским законам была еще несовершеннолетней и настоять на своем не могла. Но моего наследства хватило на все.

Владелец собственного бизнеса, тем более ориентированного на нью-йоркский истеблишмент, не мог жить в какой-то дыре. Прощание с моим первым в Нью-Йорке и вторым в Америке домом я помню очень хорошо. Мы с Джессикой накупили кучу свечей – таких маленьких, круглых, в металлических поддончиках – и зажгли их по всей комнате. Потом стащили матрас на пол – кровать отвратительно скрипела – и всю ночь уминали его, пока не свалились от усталости. Думаю, что квартира не сгорела – и мы вместе с ней после двух бутылок вина – исключительно благодаря божественному промыслу. В двух местах пляшущее пламя задело обои, а у окна прихватило занавеску. К счастью, занавеска не занялась – видимо, от грязи.

– Prima causa vinum optimum potatum, – пробормотала Джессика, осознав возможные последствия. – Главная причина – отличное вино, выпитое ими.

И подмигнула мне.

9.

Прежде чем уехать из бора, Мати открыла багажник и расстегнула лежащую там спортивную сумку.

– Вам нетрудно будет надеть вот это?

Несмотря на вежливую форму, это был не вопрос – приказ.

– А что это? – спросил я.

– Вам будет чуть великоват, но это не страшно.

Я залез в сумку – почему я ей подчинялся? – и вытащил оттуда синий комбинезон, какой носят водопроводчики, электрики и прочие мастеровые.

– Я сказала соседке, что привезу из Таллина специалиста, чтобы он починил мой отопительный котел, – сказала Мати в ответ на мой недоуменный взгляд. – А как еще я могу объяснить ваше присутствие в своем доме?

В этом, вынужден признать, был свой резон.

Эстонцы в своей массе народ крупный – пояс комбинезона доходил мне чуть ли не до подмышек.

– Что?

Мати ухмылялась:

– Ничего, ничего! Простите. Я сейчас это поправлю.

Она повернула меня спиной и подтянула лямки: мастеровые всего мира – люди практичные, и комбинезоны у них всеразмерные.

– А штанины можно подвернуть, – сказала она, разглаживая комбинезон у меня на груди.

Заботливая мать не проделала бы это так бережно. Эта женщина с мужским именем не переставала меня удивлять.

Позже в машине я опять поймал на ее губах усмешку. Я, наверное, действительно выглядел смешным: хрупкий латинянин, утопающий в одеждах могучих северян.

Одноэтажный, с небольшой мансардой, дом Мати стоял под редкими высокими соснами, одна из которых поскрипывала на ветру. Моря видно не было – перед нами по обе стороны улочки стояли достаточно скромные, видимо, еще с советских времен, дачи. Но вокруг было так тихо, что и здесь слышался мерный, одновременно волнующий и успокаивающий шум прибоя.

Мати что-то громко приказала мне по-эстонски. Я, естественно, не понял, но залез в багажник и достал сумку. Я угадал правильно: моя спутница кивнула и открыла калитку во двор. В окне соседней дачи появилось и тут же исчезло женское лицо. Я успел заметить очки в толстой оправе и седые кудри.

Ключ от дома полковник разведки прятал так. Слева от входа в большом напольном горшке росла уже отцветшая фуксия. Мати покачнула горшок, стоявший на плоских камнях, и вытащила из-под него плоский же ключ.

– Зачем вы прячете ключ, раз вы живете одна? – не удержавшись, спросил я.

– А если я его потеряю? А если у меня его вытащат в городе? – Мати победно повертела ключом у меня перед носом. – А так я всегда уверена, что буду ночевать в своей постели.

– Но ведь так о нем может знать каждый водопроводчик?

– А! Ко мне никто не ходит.

Мати открыла замок и вошла в дом. Я прижал палец к губам, достал свой карманный компьютер и снова включил определитель «жучков». А моя коллега опять дернула плечом, чтобы показать, как все эти новомодные глупости ее забавляют.

– Теперь можем говорить? – с издевкой спросила Мати. – Вы видели ее?

– Кого?

– Соседку с той дачи.

– Видел.

– Я подозреваю, что она с этим как-то связана. Идемте наверх!

Я последовал за ней по винтовой лестнице в мансарду. Окно, выходящее на соседнюю дачу, было занавешено легкой серой шторой, перед которой на штативе стояло нечто вроде подзорной трубы. Я с изумлением наблюдал, как Мати приникла к видоискателю. Точно у нее крыша поехала!

– Вот, смотрите сами, – сказала Мати.

Тут я понял. Окно на самом деле было затянуто мелкой сеткой, как от комаров. Снаружи сетка казалась сплошной, как занавеска. Но поскольку зрительная труба стояла вплотную к окну, с этой стороны можно было наблюдать за домом, не боясь быть раскрытым.

Я нагнулся к глазку. Зрительная труба была направлена на окно первого этажа. Оно до половины было закрыто вышитыми бежевыми занавесками, поверх которых виднелась какая-то полка.

– И что я должен там увидеть? – спросил я.

– Вы что, совсем слепой? – прошипела Мати.

Она оттолкнула меня, приникла к видоискателю и снова посторонилась.

– Вон же она! Как можно не увидеть?

Я послушно пригляделся. Большого выбора объектов у меня не было. То, что имела в виду Мати, не могло быть ничем иным, кроме небольшого продолговатого предмета, лежащего на полке.

– Кто она? – спросил я, не реагируя на раздраженный тон полковника советской разведки.

– Бритва! Электрическая бритва. Это такой предмет, которым мужчины водят по щекам, чтобы на них не росла борода.

Я пригляделся. Это действительно могла быть электробритва.

– И что в этом странного?

– А то, что моя соседка живет в этом доме одна!

Мати по-прежнему шипела, как раскаленная сковородка, поражаясь такой тупости.

– Может быть, для нее это предмет, которым она пользуется сама. Многие женщины бреют ноги.

– Ага! Чтобы принимать любовников в семьдесят четыре года!

– Бритву мог забыть ее брат или сын, – сделал еще одно предположение я. – В следующее воскресенье приедет и заберет.

– У Марет есть сын, – ядовито согласилась Мати. – Только он работает в Финляндии и в последний раз был здесь два месяца назад.

– И что, он не мог забыть свою бритву?

– Мог! Но она то лежит на полке, то исчезает и снова появляется.

– И какое вы из всего этого делаете заключение?

– В доме живет мужчина! Но об этом в поселке никто не знает.

– Тот самый мужчина, который убивает мышей?

Я специально не сказал «белых».

Мати смерила меня взглядом:

– Тот самый, в которого вы поверите, когда он трахнет вам по башке!

По части незатейливого, но энергичного сарказма соревноваться с ней было бессмысленно.

– Я сделаю нам чаю, – заявила Мати, повернулась и исчезла в стуке каблучков по ступенькам.

Я присел на кровать, чтобы немного успокоиться. Я давно – может быть, никогда – не оказывался в более дурацком положении. Со мной – тоже, кстати, полковником российской разведки, но в первую очередь уважаемым американским гражданином, не очень важным, но все же членом нью-йоркского приличного общества, знакомого с мультимиллионерами и полудюжиной миллиардеров, которые определяют политику своего государства и экономику большей части земного шара, – обращались как с мальчиком на побегушках! Хорошо, она женщина, и она считает, что попала в беду. Но почему она уверена, что может как хочет помыкать человеком, примчавшимся ей на помощь.

 10.

 Мати пила «Earl Gray», ароматизированный бергамотом. Я эти чаи с химическими эссенциями терпеть не могу, да и вообще, учитывая непосредственную близость мощного генератора стрессов, предпочел бы что-нибудь покрепче. Однако пока еще плоскую фляжечку с лекарством я с собой не ношу, а создавать поводы для новых колкостей Мати как-то не хотелось. Так что я спустился в угловую гостиную, залитую светом четырех окон, и чинно уселся за стол, покрытый синей кружевной скатертью. Чай, заваренный без скаредности, густой и душистый, подавался в небольших чашках современного скандинавского дизайна. Предметов в стиле хай-тек в доме вообще было много: стальная минималистская люстра в виде витка спирали, вазы из цветного стекла, кресло-качалка с немыслимым при таком предназначении количеством острых углов и даже выполненная одним зигзагом фанерная скамеечка под ноги. На мой взгляд, для агента-нелегала, работавшего в скандинавских странах, такая приверженность нордическому дизайну была немного подозрительной. Но, наверное, у Мати там было и официальное прикрытие.

Я тупо смотрел в свою чашку, которую хозяйка дома наполняла чаем, думая, как продолжить разговор и надо ли. Однако, подняв глаза, я вдруг встретился с вполне человеческим, открытым, немного насмешливым взглядом. Такое выражение лица у Мати могло бы быть, если бы она в этот момент произносила что-либо вроде: «Ну что, я вас совсем затерроризировала?» Ничего подобного она не произносила, но ошибиться в смысле послания я все равно не мог.

– Теперь можем поговорить? – с расстановкой спросил я.

Это был мой способ сказать: «Ну что, успокоилась?»

Мати кивнула с той же легкой, не обидной насмешкой в глазах:

– Попробуйте мед – местный. Я попозже приготовлю нам настоящую еду.

Тут она не выдержала и расхохоталась.

– Что? У меня в волосах паутина?

На самом деле я прекрасно знал, что было смешного. У меня, вероятно, действительно был вид затерроризированного гостя, не решающегося повернуться и уйти, хлопнув дверью.

Мати только пару раз едва заметным движением отмахнулась рукой, как бы отгоняя послушного бесенка.

– Ничего, ничего. Простите меня.

– Давайте сделаем так, – предложил я, отбрасывая рукой все наше нелепое перетягивание каната. – Вы сейчас расскажете мне все по порядку. Как если бы я был следователем из полиции. Кстати, вы в полицию не обращались?

– Нет! – Мати ложечкой полила мед на крекер и с хрустом откусила. – Нет. Я не хочу привлекать к себе внимание.

– Понятно. Итак?

– Итак! Я поселилась в Вызу уже более десяти лет назад. Да, вскоре после достижения независимости, в девяносто третьем.

Мати говорила как эстонка. В России говорят «после распада Союза».

– Вы тогда и купили этот дом?

В глазах Мати снова промелькнуло раздражение. Похоже, по ее мнению, с ролью полицейского я справлялся плохо.

– Это не имеет значения, но да. Тогда и купила.

– Это может иметь значение, – мягко, но непреклонно сказал я. – Обстоятельства приобретения дома могли быть такими, что вам, например, надумал отравить жизнь бывший владелец.

Мати повела бровью, принимая справедливость этого замечания.

– Дача принадлежала одному высокому чину из ЦК эстонской компартии, был такой Эльмар Раат. Не знаю, был ли он таким уж убежденным коммунистом, но при новой власти он оказался изгоем. Он переехал из Таллина сюда, окончательно поселился в этой дыре и попытался найти новый смысл жизни. Но не нашел!

Мати дернула плечом: она такой ригидности не понимала.

– Взял и застрелился, прямо в этой комнате, где мы сейчас сидим! Его дети, конечно, жить в этом доме больше не могли. Они сюда со мной даже не приезжали: я смотрела дом с риэлтором. Я-то покойников не боюсь!

– Вы торговались?

– Практически нет. Обычная процедура. В агентстве была назначена одна цена, я предложила меньшую, и мы нашли среднее. Сын хозяина открывал свое дело, и ему срочно нужны были деньги.

– Но в связи с этой срочностью у него могло быть ощущение, что ему выкручивали руки?

– Абсолютно нет! Мы с ним хотели даже потом обсудить вопрос о мебели, которая была в доме. Ну, чтобы ему не пришлось ее вывозить. Я была готова ее выкупить. Но сделка с домом была оформлена очень быстро, я взяла на себя расходы по ее оформлению, и сын хозяина был этому так рад, что оставил мне все даром. Только прислал двух своих работников, чтобы забрать картины, книги и другие личные вещи.

Мати обвела комнату взглядом.

– А стол этот его, и стулья, и вон тот шкаф! И в других комнатах осталось кое-что из старой мебели. Не так много, но осталось.

– Короче, мы можем исключить семью бывшего владельца дачи? Подумайте, не спешите!

Мати сделала смешную гримасу, какую могла бы состроить мартышка, пишущая трактат по натурфилософии, и затрясла головой.

– Да! Думаю, что эти люди здесь ни при чем.

– Может, кто-то позднее хотел купить ваш дом?

– Да, за все эти годы было даже несколько предложений. Один человек звонил мне раза три, каждый раз предлагая все большую сумму.

– Вот видите. Вы отказывались, и он решил вас выжить.

Мати вспыхнула.

– Вы думаете, здесь живут дикари? Этот человек – профессор консерватории. Я хорошо знала его отца, он был хореографом.

– И что?

– И… И…

Наглость моего предположения была такова, что для ее оценки не было слов. Но я не сдавался.

– Самые приличные люди способны отравить мать, жену, сестру. Из-за наследства, из-за имущества, из-за денег – из-за меньшей ерунды.

Мати наконец удалось восстановить контроль над собой.

– Вы слишком много читали Агату Кристи, – высокомерно заявила она. – Я эту версию полностью исключаю.

Ссориться я не хотел. «Еще успеется», – пронеслось у меня в голове.

– Хорошо! И сколько лет вы жили здесь спокойно?

– До этого лета. Вызу – место очень тихое. И дорогое, всегда было дорогим! Раньше здесь покупали дачи люди из номенклатуры или из того, что сегодня называется бизнес. Тогда это были директор центрального универмага – он вон там наискосок живет, или управляющий… ну, чего-то там по ремонту автомобилей. Такие люди. Много евреев, как везде в коммерции. Но не только. У Георга Отса здесь была дача на самом берегу. Это такой великий эстонский певец, – уточнила Мати.

Я кивнул. Словом «великий» в советское время не бросались, но Отс действительно был и, вероятно, остается самым известным эстонцем.

– А люди из номенклатуры дачи тоже покупали? Или получали?

– Покупали. Получали в других местах, но тогда это было служебное жилье, временное. А некоторые из них тоже хотели иметь свое. В то время и на хорошую зарплату можно было купить дачу. Тот, бывший, хозяин за платил сам. Я знаю об этом от риэлторов, они проверяли документы на право собственности. Так у него хранились даже все счета: на кирпич, на цемент, на доски – на все, что он там строил, ремонтировал! Только благодаря этому дом и не отобрали, когда пришла новая власть. Все служебные дачи отобрали, а Эльмару Раату пришлось оставить.

Я кивнул. Я слышал похожую историю в бывшей ГДР, кстати, по поводу Маркуса Вольфа, начальника их разведки.

– А вот та ваша соседка? Которую вы подозреваете?

– Марет? – Мати посмотрела в мою почти не тронутую чашку и долила чаю только себе. – Я про Марет знаю очень немного. Мы здороваемся, когда одновременно оказываемся в саду, можем обменяться парой фраз, но… В Эстонии соседи не обязательно ходят друг к другу в гости.

Я кивнул. Не только в Эстонии.

– Так что же произошло этим летом?

Мати потрясла головой, собираясь приступить к главному.

– Этим летом… Первый раз это случилось в конце июня. Я вышла на улицу, а перед калиткой, на самом проходе, лежала она. Белая мышь. Мертвая.

– И что вы подумали?

– Я подумала то же, что и вы. Что это кошка. Мышами домашние кошки уже давно не питаются, иначе кто будет покупать эти катышки, эти козьи какашки. Но убивать кошки продолжают. – Мати дернула плечом. – Бессмысленные поступки теперь уже совершают не только люди. Вы верите в конец света?

Вопрос был неожиданным, но я понял, что она имеет в виду.

– Верю, – сказал я. – Не думаю, что мы окажемся среди тех, кому посчастливится стать свидетелями этого главного события истории человечества. Но мне тоже кажется, что это уже не за горами.

– Кошки у меня, как я и говорила, нет, – так же внезапно вернулась к теме разговора Мати. – Было странно, что мышь белая, но мало ли в жизни странных вещей? Ну, хорошо, чужая кошка бросила перед чужим домом ненужную ей вещь. Я выбросила мышь в мусорный бак и забыла об этом.

– На какое время?

– Ровно на две недели. Видимо, тот, кто подбросил первую мышь, подумал то же, что и все мы. Про кошку. А он не хотел такого, нормального, объяснения. Вторая мышь – тоже белая – была подвешена за хвост на ветку сливы, которая растет у меня справа от входа.

– Тоже мертвая?

Глаза Мати снова вспыхнули раздражением.

– Вы угадали!

Впрочем, она быстро справилась с собой.

– Самое интересное – к этой ветке ее нельзя было привязать с улицы. Тот, кто это сделал, вошел на мой участок!

Вход на участок Мати, как я заметил, преграждала калитка в половину человеческого роста из редко набитого, когда-то голубого штакетника. И закрывалась она на небольшой круглый засов, откинуть который можно было, элементарно просунув руку поверх штакетин или между ними.

– Что нетрудно, – ввернул я.

– Что возмутительно! – вспыхнула Мати. – Это моя территория, и входить на нее без приглашения недопустимо.

Тут Мати, похоже, вспомнила, что ее законные права собственницы нарушил не я, и взгляд ее смягчился.

– Третья мышь была привязана за хвост к столбику на грядке с клубникой. Знаете, чтобы равнять грядки, вбивают такие колышки и между ними натягивают бечевку. Так вот, я эти палки потом не снимаю. Утром, где-то в начале июля, я пошла набрать ягод, а она висела там, растопырив лапки.

– И сколько их было еще?

– Всего шесть. Я обнаруживала их каждый раз в один и тот же день, в среду, но через две недели. И всегда в новом месте. Последняя висела снаружи на кухонном окне. Это было в конце августа. Вот тут я и обратилась к своим друзьям.

– Мати…

В ее глазах блеснул смешливый огонек. Ей было занятно, что ее называли мужским именем.

– Может быть, я могу обращаться к вам как-нибудь по-другому? – предложил я. – Ну, например, как вас зовут соседи.

– Хорошо, зовите меня Анна, – позволила она. – А вас-то хоть как зовут?

– Никита, – назвал я первое имя, которое пришло мне в голову. – Так вот, Анна, вы же думали на эту тему. По-вашему, что происходит?

– Они хотят меня убить. – Мати окунула крекер прямо в мед и принялась энергично жевать, как бы подчеркивая, что она пока жива и собирается этой привилегией еще попользоваться. – Но просто убить меня им неинтересно. Они хотят поиграть со мной, как кошка играет с мышкой, прежде чем ее загрызть. Прижать лапой к полу, потом отпустить. Дождаться, чтобы она начала убегать, и снова настигнуть. Они хотят, чтобы мне стало страшно.

– И вам страшно?

Мати встала.

– Пойдемте, я вам кое-что покажу.

Я вышел вслед за ней в прихожую. Там между трехэтажной подставкой для обуви и напольной вазой с сухим букетом стоял невысокий двустворчатый шкафчик. Мати открыла левую дверцу. Узкое вертикальное отделение занимало помповое ружье. Рядом с прикладом лежала красная коробка с патронами.

– Такое же лежит у меня в спальне, – не без гордости сообщила хозяйка дома. – Я свою жизнь дешево не отдам!

До меня наконец дошло.

– Подождите. Последняя мышь появилась, вы сказали, в конце августа.

– Тридцатого августа, – уточнила Анна-Мати.

– Прошло две недели, сегодня вторник. Значит, по идее, следующая должна появиться завтра?

Анна кивнула: для нее эти умозаключения были не новы.

– А подбросить ее должны этой ночью, – уточнила она для медленно соображающих.

«Не обязательно: они могут либо продолжить игру, либо – почему бы и нет? – попробуют закончить ее», – подумал я.

– Вы еще не сказали мне, кто это «они»?

– Если бы я знала, я бы, возможно, справилась сама, – небрежно заявила пенсионерка в чине полковника. – Но не могу же я по простому подозрению заявиться в соседний дом с ружьем в руках!

Прошло каких-то два-три часа, но теперь она мне почти нравилась. Да ладно, вру – нравилась! Я иногда в себе ничего не понимаю.

 11.

 Оружия в доме было достаточно. Продукты, судя по тому, что Анна – перестраивайтесь с Мати на Анну, мне тоже пришлось это сделать – обещала нас покормить, тоже наличествовали. Идеальной засаде мешало лишь одно обстоятельство – приехавший мастер по котлам должен был на виду у соседей отправиться к себе домой.

Машину Анна во двор не загоняла – притерла к самой канаве, оставляя проезд по узкой дорожке, неровно заросшей между колеями подорожником и пастушьей сумкой. Теперь она села за руль и, выехав на середину улочки, остановилась, чтобы я мог сесть. Но я жестом показал, чтобы она разворачивалась, и, чувствуя себя как подросток в комбинезоне отца, остался стоять у калитки. Мне хотелось, чтобы мой «отъезд» из дома не остался незамеченным для соседки.

Похоже, я перестарался. Едва Анна успела развернуться на ближайшем перекрестке, а я – забросить в багажник сумку и устроиться на сиденье пассажира, как из соседнего дома торопливо вышла женщина. Та самая, которую я по приезде успел разглядеть в окне – в очках в роговой оправе и с седыми кудрями. На ней была длинная вязаная кофта, из-под которой торчала черная шерстяная юбка. Ноги болтались в коротких резиновых сапожках – видимо, она впопыхах влезла в них, заметив, что мы уезжаем. Но в остальном это была чистенькая, одетая по-деревенски, но все же дама – такая леди-фермерша.

– Черт, – выругалась Анна.

Действительно, я же по-эстонски не говорил, да и на эстонца похож не был. А соседка, семенившая по тропинке палисадника, явно намеревалась с нами поговорить.

Анна, притормозив у калитки, поприветствовала ее. Я-то различил только имя, Марет. Из дальнейшего обмена репликами, которые я выслушивал с умным видом, я не разобрал ни слова. В этом прелесть финно-угорской группы: вы можете знать дюжину романских, англо-саксонских и славянских языков, но ни один корень и не намекнет вам, о чем идет речь.

Но Анна вдруг повернулась ко мне и неожиданно спросила по-русски:

– Мартирос, вы же сможете приехать на неделе и посмотреть котел моей соседки?

– Не проблема! – отозвался я с соответствующим моей новой национальности акцентом.

Хм, Мартирос! Большинству людей с ходу пришло бы в голову имя попроще, типа Армен. Хотя, возможно, у Анны знакомый армянин был именно Мартирос.

– Вы дад-дите мне свою эт-ту, как ее, кар-точку? – тоже перейдя на русский, наклонилась ко мне Марет.

У нее были огромные, деформированные толстыми стеклами очков глаза бледно-голубого, какого-то линялого старческого цвета. Губы были тонкими, совсем бледными, и вы бы их не заметили, если бы не чернеющая щеточка усов под острым носом. Между слишком ровными и белыми, чтобы быть настоящими, зубами застряло что-то зеленое, вероятно, веточка укропа.

– Карточки у меня с собой нет, – сказал я, делая вид, что собираюсь залезть в карман. Почему-то мы так делаем при людях, будучи уверены, что там нужной вещи нет. Чтобы это прозвучало более убедительно? Вот, мол, я даже готов вывернуть карманы!

– Я дам тебе его телефон, – сказала Анна. – Когда вернусь – наш мастер опаздывает на автобус.

– Так я поз-воню вам, – снова нагнулась ко мне Марет. – Эт-тот, как сказать, кот-тел стал шуметь. Оч-чень стал.

Судя по интернету – а я посидел там после отъезда Джессики с Бобби, – мне казалось, эстонцы не любят говорить на языке тех, кого многие из них считают оккупантами. Ничего подобного – говорят с удовольствием и не забыли! Странно только, что Анна, еще в свою бытность Мати, уверяла меня, что не говорит по-русски.

Женщины обменялись еще парой фраз на эстонском, и Анна нажала на газ. Губы ее по-прежнему были растянуты в любезной улыбке, но слова, которые она пробормотала себе под нос, могли быть только ругательством.

– Анна, – спросил я на одном из своих трех родных языков, – почему вы сказали мне, что не говорите по-русски? Вы же знаете этот язык ничуть не хуже, чем английский. А мы все это время были с вами одни.

Моя спутница нашлась не сразу. Она сделала вид, что сосредоточилась на езде по узкой дорожке. Водила она и вправду отвратительно: то тормозя без причины, то резко посылая машину в закрытый поворот. Анна по-смотрела в свое окно, как если бы я ничего и не спрашивал. Но я не отводил взгляд.

– Вам все надо понимать, – ворчливо, голосом прежней Мати, произнесла она по-русски. – Захотела и говорила по-английски.

Я подумал сам.

– Вы хотели быть уверены, что вам на выручку послали не какого-нибудь чиновника, последние двадцать лет просиживающего штаны в московском кабинете, а человека, работающего в поле? – предположил я.

– Что значит «в поле»? – не поняла она.

– Ну, как вы работали.

Анна дернула плечом, но я знал, что был прав.

– А потом уже было как-то глупо признаваться, – продолжил свои догадки я.

– Какой же вы все-таки несносный человек, – сказала Анна, впрочем, совершенно миролюбиво. – Вам обязательно всегда быть правым?

– Да. И только в этом я не прав, – признал я.

Мы замолчали. Машина выехала из Вызу. Слева и справа раскачивались во мхах и черничниках ровные, как мачты, сосны. Но ничто не могло отвлечь меня от Анны за рулем. Я-то вот пару раз за все время, но тем не менее ездил на автодром Конторы, где проверяли мои навыки вождения по извилистой дороге, по льду и в снегу. Анне, похоже, от этих занятий удавалось отлынивать.

Я открыл рот, чтобы предложить сесть за руль, но она сама повернулась ко мне.

– Она следит за мной, – продолжила Анна. Русским она владела совершенно свободно, и даже небольшая певучесть была вне всякого сравнения с ее ужасным акцентом в английском. – И это тоже началось только этим летом. Раньше она была очень приветливой. Мы даже часто болтали, когда сходились у забора. Ну, когда кусты подстригали.

– Марет?

Анна кивнула. Мы снова помолчали.

– Вы уверены по поводу бритвы? – спросил я и добавил в шутку: – Может быть, это она подбривает усы?

– Вам нравится делать из меня идиотку? – вспыхнула Анна. И тут же осеклась и добавила миролюбиво: – Почему вы такой?

– А почему вы такая?

Анна расхохоталась. Удивительное дело, она вдруг стала лет на тридцать моложе. Даже на сорок. Губы изогнулись в насмешливой гримаске, глаза заискрились.

– Я вам скажу. Или не стоит? А! Мне все равно некому больше это сказать. Так вот, в молодости я была очень привлекательной и этим пользовалась. Кстати, пользовалась довольно долго, даже уже когда перестала быть молодой и привлекательной. А теперь мне столько лет, сколько есть, и что мне остается? Я больше всего боюсь превратиться в пресную, маленькую старушонку, серую и сплющенную, как килька. Что в ней осталось от той женщины, которой я была? А так хоть мой характер сохранится – из тех времен, когда я все могла себе позволить. Наверное, для других людей это не самый приятный вариант. Но я же ни с кем и не общаюсь толком. Вот только вам не повезло!

– Я люблю острое. У меня на столе всегда стоит перечница с чили, который я сыплю во все, кроме мороженого и фруктового салата.

Анна посмотрела на меня – машину угрожающе потянуло влево – и покачала головой.

– Так вы и со мной умудряетесь получать удовольствие.

Я схватил руль и выровнял машину, готовую съехать с покрытия.

– Вы так меня видите? Гедонистом?

Анна дернула плечом.

– А вы свой возраст ощущаете?

– Пока жив Том Джонс, я остаюсь молодым.

Анна хмыкнула, усваивая эту незатейливую мысль.

– Жизнь устроена несправедливо, – сказала она, помолчав. – Ну, не то чтобы несправедливо – глупо! Она нас так ничему не учит.

– Да?

– Да. У меня целая теория на этот счет. Жизнь должна протекать в обратном направлении. Надо, чтобы человек рождался стариком – немощным, одиноким – и постепенно молодел. Представьте его радость, когда у него появятся родители. У вас родители живы?

– Мама жива. Отец давно умер, я был еще студентом.

– Тогда вы знаете, каково это, хоронить родителей. Хотя я-то своих, правда, не хоронила – не могла приехать. Все равно, представляете? Вы прошли худшее – болезни, одиночество, у вас прибавляется сил, голова работает все лучше, и тут вдруг появляются ваши родители. Люди, которые любят вас больше всех на свете. При том порядке, который есть сейчас, вы их не ценили по достоинству и поняли, что вы потеряли, только когда их не стало. Но вот их не было, и они появились! И вы можете дать им все, чего не сумели, не успели дать, – у вас на это теперь есть время.

Анна так увлеклась, что машина почти остановилась. Она заметила это и рывком нажала на газ.

– А потом вы влюбляетесь, и это тоже искупление ваших старческих немощей и одиночества. И на этого мужчину – или на эту женщину – вы тоже смотрите другими глазами. Как на чудо! И, зная это, вы дадите ему или ей в сто раз больше своей любви, потому что вы знаете, каково это, когда ее некому дать.

Анна повернула ко мне голову, чтобы убедиться, что я слушаю ее с должным вниманием.

– Это все было бы особенно хорошо для женщины, – убедившись в этом, продолжала она. – Ты много лет была отвратительной старухой, и вот на тебя нисходит благодать. Тело твое наливается соком, морщины разглаживаются, в глазах загорается огонь. Из сухой безжизненной куколки вылетает красавица-бабочка. Вот он, настоящий дар! Не переход от хорошенького ребенка к хорошенькой девушке, для которой ее привлекательность – нечто само собой разумеющееся. А чудесное превращение из старой жабы, от одного вида которой перекашиваются лица, к женщине, на которую оборачивается каждый мужчина. Вся жизнь становится чудом, и вы идете от радости к радости, как живет от радости к радости ребенок в нормальной семье. Вы становитесь этим ребенком все больше и больше. И потом переходите в другой мир без страха, без болей, здоровым, в окружении любящих вас людей – как к новой радости.

Анна снова посмотрела на меня.

– Если бы я была Богом, я бы устроила этот мир так.

Она помолчала.

– Теперь вы должны мне сказать что-нибудь такое же искреннее и глупое. А то я чувствую себя полной дурой.

– Это просто, – засмеялся я. Мне действительно ничего не надо было придумывать. – Мне хотелось бы, раз нельзя сделать это для всех, чтобы любимые актеры не старели. Особенно женщины. Чтобы Кэтрин Хепберн и Клаудии Кардинале всегда было до тридцати. Пусть они потом тоже умрут, раз иначе невозможно, но такими же восхитительными.

Анна кивнула. Моя степень глупости ее устроила.

– На самом деле, – продолжал я, – я уверен, что Всевышнему ничего не стоило все устроить иначе. Знаете, есть такая рыбка, она так меня поразила, что я даже запомнил ее название: Monopterus albus называется. Она рождается самкой, молодость свою проводит самкой, а потом превращается в самца.

Анна отыграла мое замечание жестом: видите, это примерно то, о чем и я говорила. Ну конечно, попримитивнее!

– Однако совершенно очевидно, что у Него относительно нас другой замысел, – заключил я. – Наверное, жизнь – это все-таки урок. Он хочет, чтобы мы что-то поняли.

Анна посмотрела на меня. Она все еще была преображенной, воодушевленной собственными словами, наполненной проснувшейся красотой своей молодости.

– А вы еще и зануда, – вздохнула она.

Сказано это было совершенно не обидно. Так поддразнивают человека, которого знают много лет, и то, что Анна зачислила меня вдруг в эту категорию, вызвало у меня теплую волну в груди. Я как-то никогда не думал о старости как о времени одиночества. У меня были Джессика, Бобби, мама, моя любимая теща Пэгги, наш кокер-спаниель Мистер Куилпс, и мне хотелось бы, чтобы они пережили меня все.

Мы съехали на широкую обочину в месте, где на дорогу выходила просека, и остановились. Я снял комбинезон и пересел на заднее сиденье. За весь обратный путь нам не попалась навстречу ни одна машина, да и обогнали нас только однажды. Так что я лег на сиденье и закрылся пледом, только когда мы снова подъезжали к Вызу.

На этот раз Анна въехала на свой участок. Место для машины было слева от дома, так что он заслонял ее от дачи Марет. Анна открыла дверь дома и, убедившись, что вокруг никого не было, тихонько свистнула мне. Ага, свистнула! Эта с виду холодная, даже слегка чопорная дама не переставала меня удивлять.

Я откинул плед и проскользнул в дом. Игра начиналась.

Часть вторая

1.

 У Ольги была итальянская кофеварка, готовившая приличный эспрессо, а начатая пачка кофе нашлась в шкафу над раковиной. Ольга, если вы уже забыли, была той замечательной женщиной, которая, правда, не подозревая об этом, дала прибежище на ночь оказавшемуся в опасности посетителю пивного ресторана «Бир-хаус». Ее, вероятно, и разбудил именно запах кофе. Во всяком случае, когда я осторожно просунул голову в дверь спальни, она, заспанная, растрепанная, уже сидела в постели, натянув простыню на голую грудь.

– Доброе утро! Хочешь чашечку? – спросил я.

Она неуверенно кивнула. Неуверенно оттого, что, видимо, только недавно сообразила, что в доме посторонний мужчина. И, может быть, даже вспомнила, как он сюда попал.

– В постель?

Опять неуверенность.

– Нет, я встану.

Ольга вышла на кухню в облегающем кимоно, по-японски минималистском: два маленьких черных иероглифа на белом шелке. Минималистским и по длине: оно едва доходило до середины стройных загорелых бедер. Над лицом Ольги Создатель как-то особенно не потрудился – при том что и на мою трезвую голову она выглядела вполне привлекательно, зато слепить ее тело доставило ему истинное удовольствие. Вчера я этого как-то не отметил. И ноги – нет, я вчера был не прав, – и ноги у нее были не тонкие. Нормальные ноги!

– Я прошу прощения, что похозяйничал, – сказал я, домывая посуду. – Просто уже десятый час.

– Нет-нет, очень правильно сделали, – сказала Ольга, не помня точно, были ли мы с ней на ты или на вы. Она, широко зевая, усаживалась на высокую табуретку у мини-подобия барной стойки. Зубы у нее были ровными, крепкими и в полном составе.

– Тем более что кофеварка была чистая, – не удержался я.

Что было правдой. Это, в сущности, был единственный чистый предмет кухонного обихода. Раковина до моего вмешательства была завалена грязными чашками, ложками, ножами и высохшими буро-желтыми пакетиками чая. Тарелок в этой груде посуды не было – хозяйка дома явно предпочитала питаться вне родных стен. Важное уточнение: я перемыл посуду не из стремления подольститься к хозяйке дома, чтобы и дальше рассчитывать на ее гостеприимство. Я и дома – мы с Джессикой ведем хозяйство сами – посуду мою охотно, а в гостях посильная помощь и подавно не в тягость.

Я насухо вытер только что вымытую большую чашку, поставил ее перед Ольгой и стал наливать кофе. Не долив примерно четверть, остановился. Ольга, несмотря на количество выпитого вчера, соображала хорошо.

– Черный. Я пью черный кофе.

– Слушаюсь и повинуюсь, – с удовольствием мажордома, влюбленного в хозяйку, сказал я.

– Вообще-то, – с той же странной для деловой женщины утренней неуверенностью произнесла Ольга. – Вообще-то, я думаю, что начну с другого напитка.

Она встала, выдвинула один из ящиков кухонного гарнитура и вытащила оттуда пачку лекарств. В ней были пакетики по две большие таблетки, которые Ольга бросила в другую только что вымытую мной чашку и залила минеральной водой.

– Вам не надо? – спросила она.

– Противоядие?

– Именно.

Вообще-то голова у меня тоже болела, видимо, от колец кальмара в кляре, но мужчина сделал вид, что ему это нипочем.

– Со мной все в порядке.

– Как хотите.

Ольга с перекошенным лицом выпила заканчивающее шипеть зелье и снова уселась на табурет. На мой взгляд, утром с похмелья она даже была интереснее, чем в боевой раскраске в ресторане. Она не стала красивее, но лицо ее приобрело мягкость, с которой она, видимо, сознательно боролась с помощью тона и губной помады. У женщин иногда странные представления о привлекательности.

Ольга пару раз поднимала на меня глаза. А я уже взгромоздился на соседний табурет и с шумом и деланным наслаждением – я ведь предпочитаю чай, но его в доме не оказалось – втянул в себя глоточек напитка, не переставшего быть кипятком.

Наконец она решилась:

– Скажи, пожалуйста, ты…

Вспомнила, что мы с ней под конец перешли на ты.

– Я…

Я знал, о чем она хотела спросить. Но ждал продолжения.

– Ну, мы…

Ольга не знала, как это сказать.

– Что мы?

Я не хотел ей помогать. Меня эта ситуация забавляла.

Она знала, что я давно понял, о чем она хотела спросить, и теперь ее неуверенность сменилась нетерпением.

– У нас что-то было ночью?

– Очень многое! Мы познакомились, потом отметили это. Потом увидели, что у нас много общего, и отметили это тоже. Потом – не знаю уже, как тебе это кажется теперь, на трезвую голову, – похоже, друг другу понравились…

Ольга даже замахнулась на меня рукой. Кулачок у нее был маленький, какой-то детский.

– Перестань! Ты же знаешь, что меня интересует.

– Знаю, – признал я. – А ты бы предпочла – сейчас, на трезвую голову, – чтобы это произошло или чтобы этого не было?

– Это вопрос, – честно признала она.

– Подумай.

Ольга подумала и решительно сказала:

– Нет, не знаю.

– Я ведь ничем не рискую, – сказал я. – Допустим, тебе бы хотелось, чтобы ничего не было. Тогда случай первый: ничего не было и в самом деле, и я так и скажу. Все прекрасно, и тебе не в чем себя упрекнуть. Случай второй: что-то было, но я скажу, что не было. Тоже неплохо! Случай третий: ничего не было, но я скажу, что было.

– Хватит! – закричала Ольга. – Меня и так мутит.

– Это мы еще не дошли до гипотезы, что тебе хотелось бы, чтобы все уже случилось, – ретируясь с достоинством, произнес я.

Ольга помолчала.

– Мне не нравится слово «уже», – как бы самой себе сказала она.

Я понял, что она имела в виду. Если это уже не случилось, я напрасно допускал, что может случиться. То есть убежища я лишался. Но если уже случилось? Ведь сложность существует, только пока этот барьер не преодолен. А когда он разрушен, он перестает существовать – его вроде и не было.

– Да, в слове «уже» есть совершенно мерзкая окончательность, – согласился я. – Оно принадлежит прошлому, которое нам уже не подвластно. Как доисторическая букашка в янтаре.

Мы же были на берегах Балтики.

Ольга внимательно посмотрела на меня.

– Хм! Ты чем занимался до… До легированной стали?

– Преподавал иностранную литературу в университете, – соврал я. – Ну, и пробовал писать.

– Этого не было! – вдруг с торжествующей уверенностью заключила Ольга.

Я даже обжег себе язык кофе.

– Почему ты так уверена?

Ольга улыбалась. Она знала.

– Если бы это случилось, ты бы меня сразу обнял и поцеловал. А то и разбудил бы таким образом.

– И как бы ты на это отозвалась?

– Никак. У меня голова раскалывается.

– Вот видишь, – не сдавался я. – Тогда зачем мне было нарываться на отпор?

Это заставило ее задуматься. Потом Ольга посмотрела мне в глаза так, как на меня нельзя смотреть: открыто, беззащитно. В устах такого человека, как я, это прозвучит странно, но я ненавижу манипулировать людьми. Я умею это делать, и у меня неплохо получается, но удовольствия из этого я не извлекаю никакого. Хрен с ним, с убежищем!

– Успокойся, ничего не было, – сказал я.

– Там есть еще кофе? – с видимым облегчением спросила Ольга.

Там еще было.

Ольга весело посмотрела на меня, встала, достала разорванную упаковку печенья и торжествующе положила ее перед нами:

– Вот!

Только что это был хмурый нахохлившийся воробей. Теперь прилетел радостный чижик с озорными глазками-бусинками.

– Я рад, что смог тебя порадовать, – искренне произнес я. – Тем более без малейших усилий со своей стороны.

У меня плохо получается выигрывать. То есть я всегда нахожу причины, почему то или иное могло бы получиться и без моего вмешательства. А вот проигрывать я умею – не благодаря специальному тренингу, просто в силу характера держу удар. Допью свой кофе и пойду.

Но Ольга опять задумалась.

– А почему? Я тебе не понравилась?

Женщины! Оказаться слабой ей не хотелось. Но и не оказаться сильной – тоже!

– Та заснула в ванной, – просто сказал я.

Я ведь и сам устаю от своих настоящих и придуманных сложностей.

– Это я смутно помню. И?

– И я заметил это прежде, чем вода перелилась через край или залилась тебе в рот и дальше в легкие.

– И?

– Я выудил тебя из ванной, вытер полотенцем и уложил в постель.

– И?

– Что «и»? Ты продолжила свой сон.

– А где спал ты?

– На диване в гостиной.

– Он мягкий, – с одобрением сказала Ольга.

– Очень скрипучий.

Ольга с недоумением подняла на меня взгляд.

– Кожа скрипит – не пружины. И доисторическое животное не спускало с меня глаз. А так было вполне удобно.

Ольга обнаружила, что разрез на ее кимоно опустился слишком низко, и запахнула его плотнее.

– Ты не обижаешься на меня? Вчера все казалось так легко, а…

Она замолчала.

– А на трезвую голову лечь в постель с незнакомым человеком – слабо, – закончил за нее я.

Ольга кивнула:

– Слабо. – Она тут же подняла глаза. – А мы можем сегодня побыть вместе? Сегодня ведь суббота?

– Суббота, – высчитал я.

– Я иногда заезжаю в выходные в офис, но только не сегодня, – решительно заявила Ольга. – Ты как?

Когда речь идет о жизни и смерти, колесо обозрения, катание на лодочке и обед на террасе – не самые срочные дела. Но к вечеру, если Провидение или Эсквайр не пошлют мне кого-то на помощь, я столкнусь с той же проблемой, что и вчера. Ненавижу использовать людей!

– Знаешь, у меня на сегодня намечены три встречи, которые я никак не смогу отменить, – сказал я. – Но я был бы счастлив снова поужинать вместе.

Ольга радостно улыбнулась. Не уверен, что она была очень успешна в своем бизнесе: она была сторонницей тактики отсрочек. Мои знакомые промышленники и финансовые воротилы решают сразу – у них таких решений по нескольку десятков на день.

– Я приготовлю ужин дома, – вызвалась Ольга. – От охотничьих колбасок вчера ты отказался. Но рыбу-то ты ешь?

– Ем. Я тогда принесу вино. Белое?

А сам я подумал о том, что неизвестно, где я окажусь вечером, буду ли я еще в Таллине и буду ли вообще.

2.

 Считается – и правильно считается, – что в нашей профессии успех дела на две трети решается экипировкой. Я уже пару лет – с тех пор, как убедился, что убийца из меня никакой, – путешествую без оружия. Ну, есть у меня такая шариковая ручка, из которой, если ее определенным образом покрутить, вылезет вместо пишущего стержня иголочка. Если на эту иголочку надавить, из нее вытечет крохотная капелька быстродействующего яда. Ручкой можно уколоть человека три-четыре, но не думаю, что я смогу когда-нибудь ею воспользоваться – разве что попаду в руки маньяков, которые захотят расчленить меня заживо ручной пилой.

В данном случае у нас с Анной были ружья, так что вопрос с оружием снимался. Но вот от чего бы я не отказался, так это от элементарного прибора ночного видения. Сейчас в любой нормальной стране их можно приобрести в фирмах, торгующих системами безопасности, или даже в охотничьем магазине. Однако в дачном Вызу рынок услуг по организации ночных засад был слишком ограниченным, а ехать в Таллин времени уже не было.

Участок Анны, если смотреть на него от калитки, выглядел так. Дом стоял чуть левее за небольшим палисадником с альпийской горкой. Между ним и забором теперь была припаркована машина, а за ней начинались заросли давно отцветшего жасмина, так что протиснуться к дому с этой стороны было практически невозможно.

Пространство между домом и забором справа, за которым начинался участок Марет, было размером с баскетбольную площадку. Оно, если не считать нескольких редко посаженных яблонь и слив, было открыто. Небольшие, любовно ухоженные цветочные клумбы, обложенные камнями: алые сочные георгины, ярко-бордовые пионы, нежно-розовые гладиолусы – хозяйка дома явно была неравнодушна ко всем оттенкам красного. Несколько грядок с зеленью, над которой возвышались зонтики переросшего укропа, и с темно-зелеными листьями давно объеденных кустиков клубники. А в глубине двора справа был выкопан деревенский погреб: небольшое возвышение, заложенное дерном, три ступеньки вниз и крошечная площадка, чтобы можно было открыть потемневшую, перекосившуюся от влаги дощатую дверцу. В погребе (в доме, естественно, был холодильник) стояла лишь пара кадушек с грибами, придавленных розовыми кусками гранита поверх деревянных кружков. Внутри погреба места хватило и чтобы поместить пенек, на котором кололи дрова. Сидеть на нем было достаточно удобно, вот только выпрямиться не мог даже я с моим сравнительно небольшим ростом в метр семьдесят пять. Зато при такой диспозиции – я отсюда и Анна из дома – мы перекрывали практически все свободное пространство участка.

Собственно, я перебрался в свое убежище даже не когда стемнело – а дни уже были короткими, – но с наступлением ночи. Как и было обещано, Анна нас обоих накормила. Меню было прибалтийским и снова напомнило мне тот летний отдых с родителями на Рижском взморье. Холодный суп с щавелем, половинка селедки с холодным же вареным картофелем и сметаной, а на десерт компот из ревеня, от которого, как от кусочка лимона, перекашивало челюсть.

В завершение позднего обеда или раннего ужина хозяйка дома открыла темного дерева шкаф от старого владельца. Вся верхняя полка оказалась заставленной одинаковыми квадратными штофчиками с разноцветными домашними наливками. За разговором как-то незаметно я успел продегустировать все; особенно Анне удалась самая несладкая, из красной смородины. Я с некоторым подозрением отношусь к гостеприимству в благополучных странах. Такое ощущение, что, когда приглашают тебя, а не ты кого-то, все заканчивается после аперитива и закусок. Нередко и в Германии, и в Скандинавии, да и во Франции после делового ужина я иду в паб, чтобы, наконец, как следует поесть и выпить.

Анна, хотя и была эстонкой, прожившей жизнь в скандинавских странах, сто раз извинилась по поводу скудной пищи, зато наливками своими угощала от души. В этом было и полное, как я успел заметить, равнодушие к склонным к истощению материальным благам, и радость от прихода гостя, которое испытывает человек, каждый день просыпающийся в одиночестве.

Говорить о том, что у нас было общего – о работе, – в Конторе не принято. Разговор на другие темы, который обычно заводят незнакомые люди – о предметах интерьера, о ремонте дома, о погоде, – иссякал в течение минуты. Садовод я никакой. Домашних животных в доме не было. Я спросил Анну, есть ли у нее дети.

– У меня есть сын. Он давно взрослый, у него трое своих детей. Но мы с ним не видимся.

Я понял, что из вежливости наступил на старую мозоль.

– Извините, я не…

– Вы не могли знать, – отрезала Анна. – Мой сын шесть лет назад ударился в религию. В буддизм. Он бросил семью в Англии – он жил в Англии – и уехал, я точно не знаю, куда… В Бутан, Сикким, куда-то туда.

– В монастырь?

– Может быть, откуда мне знать? Он не пишет и не звонит – ни мне, ни своим. Первое время я еще пыталась понять. Хорошо, я плохая мать. Я без кокетства это говорю – это так. Однако он мог бы не обрывать связи со своей семьей. Он женился на богатой, ему не нужно их содержать, но у детей должен быть отец. Нет – им он тоже не пишет.

– Он как-то это объясняет?

– Он сказал, что для того, чтобы быть в состоянии помочь другим, он должен сначала спасти себя. На что я – вы меня уже немного знаете – сказала, что этого не случится ни в коем случае. Человек, способный бросить всех и вся вокруг себя, не спасется никогда. Это были последние слова, прозвучавшие между нами. А своей жене Мартин заявил: «Считайте, что я умер». Он развелся с ней перед отъездом.

Анна помолчала.

– Это, конечно, все моя вина. Плохая мать! Я его баловала, а надо было строжить.

– От гниения одинаково предохраняют и соль, и сахар, – дипломатично возразил я.

А Анна вдруг опять стала молодой, как тогда в машине. Губы сжались в едва сдерживаемой насмешке, глаза засияли.

– Я только замужем была четыре раза. Мартин родился от второго мужа – его звали Ари, Ари Кокко. Смешная фамилия, да? Я, когда была в хорошем настроении, звала его на французский манер: Коко. Это значит Цыпа.

Я кивнул – французский язык в моем наборе.

– Ари был лесопромышленником. Мы жили в Хельсинки, а его леса и заводы находились на севере. Муж все время ездил туда. Это-то и погубило наш брак.

Анна улыбнулась своим воспоминаниям. Было ясно, что повод для развода дал не этот Цыпа.

– Я влюбилась в одного шведа, – продолжала Анна. – Очень богатого – у него был свой остров около Гётеборга. Небольшой такой, но весь его. – Взгляд Анны вдруг потемнел, но я уже привык к таким перепадам. – Жуткая оказался сволочь! И скряга.

Анна открыла очередной штофчик и наполнила нам рюмки. Она, на русский манер, вытащила все свои бутылочки из шкафа и выстроила их на столе. Чтобы не запутаться, попробованную наливку мы отставляли по-дальше, так что у нас на столе было два ряда.

– Это что у нас? Брусничная. Ну, ваше здоровье!

– Ваше здоровье!

Мы с той встречи с Марет окончательно перешли на русский.

– А кем вы работали? – спросил я. – Вы работали?

Анна снова просияла. Поразительно, как ее сухое морщинистое лицо преображалось, когда она вспоминала свою, как теперь выяснялось, бурную жизнь.

– Я была балериной. Не самой выдающейся. Но училась в Вагановском училище в Ленинграде, потом танцевала в Кировском театре. Не заглавные партии, но и не в кордебалете. А в середине шестидесятых меня забросили в Финляндию. Вот там-то я стала примой: Китри танцевала, Одетту–Одилию.

– Что-то я не помню ничего похожего, – сказал я. – Это были такие громкие дела, когда кто-то оставался на Западе. Нуриев, Барышников!

– Как вы можете помнить – вы же были ребенком! И потом, я не была невозвращенкой. Я вышла замуж за иностранца – финна – и уехала жить к нему. И продолжала танцевать: и в Хельсинки, и в Стокгольме, и в Осло. Я ушла со сцены в сорок шесть лет, а сесть в шпагат или сделать парочку фуэте, наверное, смогу и сейчас, – небрежно, как всегда, когда Анне было чем гордиться, сказала она.

– Вы сказали «забросили». Значит, на вас вышли, когда вы были совсем молоденькой?

Анна посмотрела на меня, как бы оценивая, стоит ли мне это рассказывать.

– Это долгая история. Мой отец был эстонцем. Я, странно, плохо помню его лицо, но очень хорошо – руки. Они были очень большими, а ногти он стриг совсем коротко, так что на кончиках пальцев у него были как бы такие валики из кожи. Отец был настоящим силачом: он сажал меня на ладонь и поднимал к самому потолку. Я, помню, визжала от счастья и ужаса. И мама тоже кричала – от ужаса.

– А где вы жили?

– В Советском Союзе. В конце Первой мировой отец совсем молодым пареньком работал на железной дороге помощником машиниста: возил солдат из Петрограда на фронт. Его вот-вот должны были призвать в армию, но тут случилась революция. Эстония осталась под немцами, потом по Версальскому договору получила независимость, а отец оказался по ту сторону фронта. Он примкнул к большевикам, воевал с Юденичем, потом выучился на машиниста и женился на русской. Мама была комсомолкой, они оба в это верили. Ну, что они построят самый справедливый мир. Они жили в Пскове, а когда в сороковом СССР вернул себе Прибалтику, отец увез нас в Тарту. Его родители жили в Тарту – они не виделись больше двадцати лет. А мне тогда было пять. Так что я помню не все. Что было потом, я знаю по рассказам бабушки и дедушки.

– А что было потом?

– А потом… Отец стал большим партийным начальником, каким-то секретарем Тартуского райкома. И когда через год Эстонию захватили немцы, его оставили руководить местным подпольем. Они с мамой оба остались, а меня отправили с детским домом в эвакуацию в Узбекистан. После войны бабушка с дедушкой меня отыскали и привезли обратно в Тарту. Потому что отца с мамой немцы арестовали и расстреляли. Ну, не совсем так. – Анна дернула плечом. – В Эстонии – нужно говорить то, что есть, – немцы уничтожали своих противников, как правило, руками самих эстонцев.

Анна замолчала. Сожалела, что рассказала о себе так много личного незнакомому человеку? Пауза затягивалась, и я посмотрел на часы. Половина одиннадцатого.

– Что там ваша соседка? – спросил я.

Анна встала, подошла к окну и чуть отодвинула плотную занавеску.

– Свет уже не горит.

– Тогда, может, мне лучше занять позицию?

– Мне по-прежнему кажется, что это плохая идея. Ночи уже совсем холодные. Вы там схватите туберкулез.

– Палочки Коха вот так, в воздухе, не летают.

– Ну, воспаление легких. Зачем такие жертвы? Вы прекрасно можете наблюдать за садом из дома.

Я покачал головой: то, что из дома кто-то выбежит, предсказуемо. А вот нападения из погреба вряд ли кто-либо будет ожидать.

Оба пятизарядных «винчестера-1300» я осмотрел и подготовил еще до ужина. Хорошее ружье, я из него стрелял на полигоне в один из приездов в Москву. При известном навыке скорострельность у него почти такая же, как у полуавтомата. А вот при выборе патронов я оказался перед дилеммой. Ночных пришельцев скорее всего будет двое: одному, если только это не постоялец Марет, страшновато – лучше, когда кто-либо подстраховывает. Если они хотят подкинуть очередную дохлую мышь, достаточно будет пальнуть в воздух или по ногам мелкой дробью. А если они уже насытились угрозами и на этот раз собираются их реализовать?

Поразмыслив, я зарядил магазин тремя патронами с крупной дробью, поверх – патрон с мелкой и в патронник загнал такой же.

Анна достала из шкафа начатую бутылку «Абсолюта», служившего основой ее наливок, и наполнила плоскую фляжку.

– Отлично, спасибо, – оценил я. – Уверен, что не помешает.

3.

Полковник разведки в отставке настояла, чтобы я надел шерстяные носки, замотал шею домашней вязки шарфом из собачьей шерсти, которым она лечила радикулит, и облачился в ее старое стеганое пальто. Все эти меры вызывали у меня нарастающее сопротивление, особенно женское пальто, но сейчас я был благодарен Анне за ее ворчливую настойчивость. Поскольку время появления непрошеных гостей было неизвестно, я решил прикладываться к фляжке по глотку каждый час, не чаще.

Небо было безоблачным, огромная желтая луна только начала убывать, и из своего укрытия я различал не только светлеющую массу дома, но и каждую крупную деталь во дворе. Вот низкорослая кривая яблоня, с которой я, проходя, сорвал пару еще не совсем спелых яблок. Вот три редко посаженные молоденькие сливы. Ясно вырисовывается калитка из штакетника, обрамленная резными столбиками. Где-то неподалеку на улице залаяла собака, тут же откликнулась другая, но уже из дома. И шум прибоя, едва различимый, мерный и легкий, как дыхание спящего ребенка, убаюкивающий, гипнотический. И я в своей одежде городского сумасшедшего, скукожившийся в позе сберегания тепла на пеньке и с прислоненным к стенке погреба ружьем.

Первый раз в жизни я вот так сидел в карауле. И что, я собираюсь в кого-то стрелять? Я уже пробовал не так давно – не смог. Правда, тогда надо было убивать, а здесь достаточно будет попугать, положить на землю, связать и потом разобраться в доме. Нет, мелкой дробью выстрелить не сложно! А вот начиная с третьего выстрела придется думать.

Я опять подумал про Некрасова. Петр Ильич был моим главным учителем и по разведке, и по жизни. Его уже давно нет в живых, а он то и дело оказывается рядом, когда нужен или просто, чтобы составить компанию. И как сторож, которого Сенека советовал приставить к себе, чтобы тот был постоянным свидетелем твоих помыслов и дел. Ярче всего у меня запечатлелись в памяти некрасовские военные рассказы, и один из них мне как раз и вспомнился.

Это было во время блокады Ленинграда. Больше года линия фронта оставалась на одном месте, на последнем рубеже обороны. Ни немцам не удавалось продвинуться дальше к городу, ни у наших не было сил наступать.

Немецкие окопы были в лесу, едва ли в двухстах метрах от расположения красноармейцев. Их разделял овраг, по краям которого и те, и другие натянули на столбиках колючую проволоку. Наши еще и заминировали несколько участков, подозревая, что немцы сделали то же самое. Овраг подходил вплотную к сгоревшей деревеньке, от которой остались только печи с дымоходами. И поодаль колодец в покосившемся деревянном срубе, со скрипучим воротом и ведром на громко лязгающей цепи.

Некрасов не знал, как об этом удалось договориться: они сменили роту, которая стояла там несколько месяцев, и порядок этот уже существовал. Суть была в том, что воду из колодца брали и красноармейцы, и немцы – по очереди.

По молодости лет Некрасов был кашеваром. Вообще-то он начинал войну механиком на подводной лодке, пока их не потопили. В пехоте особая подготовка не нужна: упер приклад в плечо, и стреляй! Но мальчишку – Петру Ильичу едва исполнилось девятнадцать – пожалели. Как будто шансов выжить на кухне, находящейся на передовой, было больше, чем в самих окопах.

Как бы то ни было, за водой на нейтральную полосу от наших ходил Некрасов. Делалось это так. Он брал пустой котелок – у котелка звук был более звонким, чем у ведра, – и выстукивал ложкой по донышку мелодию по своему вкусу. Некрасову тогда нравилась песня «Артиллеристы, Сталин дал приказ». Он ее и пел, но, возможно, до вражеских окопов долетал только стук ложки. Строчка повторялась дважды, после чего полагалось крикнуть на двух языках: «Вода! Вассер!» В ответ с немецкой позиции тоже отбивалась мелодия на котелке, чаще всего это была «Лили Марлен». Это означало «путь свободен». Некрасов брал два ведра и, не пригибаясь, прогулочным шагом шел к колодцу. Немцы делали точно так же: стуком в котелок просили прекращения огня, кричали «Вассер! Вода!», дожидались ответа о принятии сигнала и спокойно отправлялись на нейтральную полосу.

Это не была «странная война» 1939–1940 годов на Западном фронте. И красноармейцы, и немцы, бывало, обстреливали позиции друг друга из орудий и из автоматов. Но снайперов не было, и водное перемирие соблюдалось свято. Так во время засухи к полузасохшей лужице приходят пить лев и антилопа.

У русских, значит, поваром был Некрасов, от немцев за водой тоже ходил один и тот же парень. Петр Ильич часто разглядывал его в бинокль. Это был такой увалень: крупный, длиннорукий, ходящий враскачку. Ему тоже было не больше двадцати. Поднимая ведро воротом, он всегда смотрел в сторону русских позиций. Поза его была исполнена молодецкой горделивости, как если бы он добился привилегии набирать воду на виду у противника исключительно благодаря собственной отваге. Потом он сдвигал на затылок пилотку, брал полные ведра и делал прощальный жест головой, как бы говоря: «Ну, бывайте пока!» Возможно, немец, которого Некрасов про себя незамысловато окрестил Фрицем, точно так же каждый день следил за ним.

Где-то через неделю – в тот день немцы первыми попросились за водой, – прежде чем взять ведра, Фриц поднял руку с каким-то неразличимым на расстоянии небольшим предметом. Потом положил его на бревно колодезного сруба и ушел.

– Видал? – спросил пожилой сержант из бывших ополченцев, который вместе с Некрасовым наблюдал за немцем.

– Видал, но ничего не увидал, – ответил Петр Ильич.

– Ты смотри там поаккуратнее! – наставительно произнес сержант.

Предмет оказался сигаретой. Некрасов честно отнес ее командиру отделения, молоденькому лейтенанту по фамилии Мокруха. А это случилось в ту пору, когда им уже неделю не выдавали махорки. Мокруха долго крутил сигарету в руке, нюхал, мял, снова нюхал.

– Наверно, отравленная, – наконец решил он, положив подарок на стол. – Надо отнести особисту.

– Тогда уж придется ему объяснить и как она к нам попала, – невозмутимо сказал сержант. Он был заядлым курильщиком и не сводил с сигареты плотоядного взгляда.

Командир замолчал. О том, каким образом отделение обеспечивает себя водой, знали только они семеро. Да еще те, кого они сменили.

Сержант бережно взял сигарету со стола.

– После ужина скурим по затяжке. Если вы не возражаете.

Лейтенант промолчал.

Немецкая сигарета успеха не имела. «Слабоват табачок! – говорили солдаты. – Надо им нашей махры дать попробовать».

Махорку отделению выдали только через неделю. Но каждый день Некрасов приносил от колодца по сигарете на вечер. У немцев, похоже, тоже были проблемы со снабжением. Решение отнести врагам пачку махорки ни у кого возражений не вызвало.

На следующее утро, набрав воды, Некрасов вытянул руку с махоркой вверх и положил ее на бревно, на котором оставлял сигареты Фриц. Едва он вернулся, как к колодцу попросились немцы: видели, что им что-то оставили. Фриц вразвалочку подошел к колодцу, взял махорку, покрутил ее и тоже поднял в руке: мол, посылку получил.

А вечером пришел приказ о наступлении. Было еще темно, когда красноармейцы неслышно убрали свои заграждения. В атаку пошли без артподготовки, надеясь на фактор внезапности. Некрасов перебежал нейтральную полосу, нырнул в проделанный гранатой проход в колючей проволоке и в два прыжка оказался во вражеском окопе. На него сверху прыгнул немец – он встретил его штыком. «Я и сейчас вижу его лицо, и всегда буду видеть, – сказал Некрасов. – Это был первый человек, которого я убил без всякого в том сомнения». А на него из-за поворота окопа выбегал следующий фашист.

Некрасов узнал его еще до того, как разглядел лицо – по фигуре. Это был Фриц. Фриц не ожидал встретиться с русскими так близко. Некрасову даже не нужно было колоть – достаточно было подставить штык. Но он посторонился и ударил проскочившего по инерции немца прикладом в спину. Фриц упал. Некрасов вскарабкался на стенку окопа и побежал дальше.

«Я не знаю, успел ли Фриц узнать меня, стрелял ли он мне в спину, выжил ли он в том бою, – говорил Некрасов. – Но я точно знаю, что я его не убивал».

4.

 Это я в связи со своим ружьем вспомнил – стрелять, не стрелять? Я посмотрел на часы. Я наконец-то приучил себя оставлять свой безумный коллекционный «патек-филипп» в банковской ячейке и купил вполне приличные и ничего не весящие часы «радо», которые не жалко будет потерять, утопить или отдать уличному грабителю. Светящийся циферблат показывал двадцать минут четвертого. До положенного часа с момента последнего приема стимулирующего средства оставалось пять минут, но я тем не менее открутил пробку фляжки. Не надо, действительно, быть занудой.

Я не успел завинтить колпачок, как в темноте передо мной вдруг появился едва заметный лучик света. Появился и тут же пропал. Как если бы кто-то остановился на машине вдалеке и сразу выключил фары или шел в темноте по дорожке и на секунду посветил на карту. Я убрал с коленей полы Анниного пальто, в которое я кутался, и поставил винчестер на изготовку между ног. Покосившаяся дверь погреба слегка ограничивала видимость. Я отодвинул ее ногой, впустив в поле зрения кривую яблоньку и забор, за которым начинался участок Марет. Луна, из желтой превратившаяся в белую и потерявшая половину своего размера, тем не менее позволяла различить каждую штакетину.

Их было не двое, как я предполагал, а трое. Они шли крадучись, на мягких лапах. Большой уверенности в их действиях не наблюдалось. Проходя вдоль забора, а потом и у калитки, они дважды переглянулись. Профессионалы просчитывают все заранее, роли у них расписаны, и каждый знает, что, как и когда ему делать. А эти как будто проверяли друг друга: Мол, ты готов? А ты? Делаем, как договаривались? Похоже, любители. А у меня ведь третий заряд был уже вполне убойным.

Первый – высокий крепкий парень, одетый в куртку с поднятым воротником, – просунув руку поверх калитки, откинул крючок и вступил на участок. Не знаю, какие у них в Эстонии законы, но в штате Нью-Йорк в него уже можно было стрелять на поражение. Отличительной приметой второго, длинного и худого, была бейсболка, которую он надел козырьком назад. Третий был плотным, если не сказать толстым. В руке у него было ружье. Оружие прикрытия или на этот раз ребята не шутили?

Я опустился на колено и осторожно вытянулся во всю длину. Трава была сырой от росы и по-осеннему холодной. Я упер приклад винчестера к плечу. Мушку мне видно было плохо, но я знал, что с такого расстояния я в любом случае не промахнусь.

Ребята явно не собирались подвесить за хвост очередной белый трупик. Худой остался у крыльца, и в руке у него появилась бейсбольная бита, которую он, видимо, нес под курткой. Двое других подошли к окну гостиной. Крепкий привстал на цыпочки и аккуратно попробовал толкнуть внутрь створку окна. Рама подалась – я видел это по проехавшему в стекле отражению луны. Толстый приставил ружье к стене дома и сплел пальцы ступенькой. Крепкий вложил туда ногу и, цепляясь за плечи толстяка, начал выпрямляться.

Мы выстрелили одновременно. Я целился в задницу толстяку. Анна со своей позиции в доме могла попасть только в грудь крепышу, который, похоже, был у них главным. Чем она зарядила свой карабин, я не знал, только парень отлетел в сторону и рухнул на клумбу пионов.

Я вскочил и бросился к ночным посетителям.

Держась за цевье, я быстрым движением перезарядил винчестер, хотя стрелять уже не рассчитывал. В замешательстве, в котором оказались нападавшие, они вряд ли могли оказать отпор.

Так я думал – напрасно! Здоровяк, прокатившись по земле, тут же вскочил. Видимо, Анна все же стреляла мелкой дробью – в пылу сражения на такие раны не обращают внимания. А толстяк уже схватил прислоненное к стене ружье и наставлял на меня. Полковник разведки успела выстрелить первой – толстяк взвизгнул, дуло ружья задралось кверху, и выстрел пришелся в воздух. По звуку было ясно, что его заряд был не дробовым, это была пуля.

Крепыш был уже в шаге от меня. В руках у него ничего не было, но по всему было видно, что драться он умеет. Я увернулся от него в последний момент и, пропустив мимо себя, прикладом ударил его в спину. Как Некрасов того немца, пронеслось у меня в голове.

Парень упал. Я подскочил к нему и вдавил дуло винчестера между его лопаток.

– Шевельнешься – стреляю! – по-английски сказал я. Почему по-английски? Может, надо было по-русски?

Я не успел решить для себя эту дилемму. Сзади что-то обрушилось на мою голову, и я свалился на траву рядом с поверженным врагом.

Мне понадобилось несколько секунд, пока стальной стержень, закоротивший полушария моего мозга, не перестал искрить. Добивать меня противники не стали. Они вообще сменили тактику – главным маневром стало отступление. Получивший заряд в грудь здоровяк и целый, но очень худой парень в бейсболке тащили толстяка, едва перебиравшего ногами. А у него всего-то было с пару десятков дробин в заднице и ляжках!

Отступление было если и не беспорядочным, то очень поспешным. Мой винчестер лежал в мокрой траве рядом. Я подхватил его и поспешил вслед за парнями, которые уже выбирались бочком из калитки на дорогу. Анна выбежала на крыльцо и вскинула свой карабин. Но парни, шумно дыша, ковыляли вдоль забора, поросшего кустами, и силуэты их были неразличимы.

Где-то совсем рядом раздался рев запущенного двигателя. Вспыхнули фары, и к дому подъехала невидимая мне из-за кустов машина. Когда я выскочил из-за калитки, парни уже заталкивали толстяка на заднее сиденье. Я вскинул ружье и выстрелил в правую, левую от меня, фару. Второй заряд тоже был из мелкой дроби: стекло подернулось рябью, однако фара продолжала светить. Я передернул затвор и выстрелил по ней снова. Теперь фара погасла.

Анна, присоединившаяся ко мне сзади, тонкостями себя затруднять не стала – она выстрелила в ветровое стекло, впрочем, без видимого урона для последнего. Я уже стрелял во вторую фару, но машина в тот момент резко дала задний ход и понеслась, истерически визжа двигателем и виляя по узкой дорожке.

 Я бросился за ней, но меня остановил звук выстрела. Пуля взрыла землю в паре шагов спереди, следующая пронеслась левее. Анна толкнула меня в канаву и, падая сама, придавила сверху. Автомобиль приткнулся задом к какому-то заезду на участок, развернулся и с ревом начал удаляться. Одинокая фара выхватила из темноты светлый забор и пропала за поворотом.

Анна слезла с меня и теперь протягивала руку, чтобы помочь подняться. Я скрестил ноги и рывком встал сам.

– На их машине теперь далеко не уедешь, – не без гордости за нас обоих сказала Анна.

Я отряхнул землю с ее стеганого пальто и принялся стягивать с шеи шарф из собачьей шерсти.

– Я думаю, их машина ждет где-нибудь в паре километров отсюда. На такие дела на своей не ездят.

В соседних домах стал зажигаться свет, и я предпочел проскользнуть в дом. Я слышал, как Марет что-то прокричала со своего крыльца. Глупо, когда вокруг тебя говорят, а ты не понимаешь ни слова. Впрочем, одно слово я понял: «полиция».

Сколько у меня было времени, чтобы исчезнуть? Минут пять – десять, если в поселке имелся свой полицейский участок. Анна, не выпуская из рук карабина, быстро вошла в прихожую и закрыла за собой дверь.

– У меня в конце коридора люк в подвал, – почему-то прошипела она. – Да оставьте вы пальто – может быть, вам там до утра сидеть придется!

Анна схватила меня за руку и потащила по коридору, покрытому деревенской дорожкой из цветных полосок. Она откинула край дорожки ногой, обнажая крышку люка.

– Лезьте скорее! – скомандовала она.

– А что вы им скажете?

Анна дернула плечом.

– Собираетесь меня инструктировать?

Я стал спускаться по узкой лесенке. Щелкнул выключатель, и висящая под потолком лампочка осветила узкую бетонную гробницу, заваленную пыльным хламом.

– Мне кажется, я узнала одного из парней, – сказала Анна, прежде чем закрыть люк. Во взгляде ее было полное самообладание. – Того, в бейсболке. Похоже, это сын человека, у которого я купила дом.

5.

Вопреки моим опасениям приехавший ночью наряд надолго не задержался. Полицейские составили протокол, но ползать по участку в темноте в поисках улик особого желания не проявили. Утром должны были приехать эксперты из Таллина. Анне было предложено оставить для охраны вооруженного сержанта, но, к облегчению оного, она ответила гордым отказом.

Оба карабина, проверив лицензию, полицейские конфисковывать не стали. Им, естественно, показалось странным, что, хотя Анна утверждала, что защищалась в одиночку, стреляли из обоих винчестеров. Однако отважная и находчивая пожилая дама заявила, что в одном из карабинов оставался только один заряд, так что пришлось воспользоваться вторым. Ориентировка на автомобиль с разбитой фарой и поврежденным лобовым стеклом была передана в дорожную полицию. Я был уверен, что ее найдут очень быстро – ее угнали, чтобы потом бросить. Но вдруг в ней окажутся отпечатки пальцев или другие улики? Еще одна ориентировка была направлена во все больницы: выковыривать дробинки в домашних условиях все же не гигиенично.

Мы провели остаток ночи в темноте, перебирая операции, в которых участвовала Анна. Я плохо понимаю, что же может сделать такое безобидное существо, как тайный агент, чтобы его за это захотели убить годы спустя. Однако на одну историю мы тем не менее вышли.

Он был двойным агентом, может быть, тройным – когда работаешь больше чем на одну страну, количество уже не имеет значения. Должность он занимал не первого ряда, но приличную – помощник пресс-секретаря президента Финляндии. Такие люди самые удобные для работы – не главные, но осведомлены часто не хуже, чем их начальники. У него, вспомнила, смеясь, Анна, была странная манера – когда он задумывался, то глаза его превращались в узкие щелочки, выдавая отдаленных саамских предков, и раздавалось ровное низкое мычание, как будто кто-то включал генератор низких частот.

– И как его зовут? – спросил я.

Тут Анна меня насмешила. Сначала она гневно посмотрела на меня, отчего глаза ее потемнели, потом вспомнила, что это не праздный вопрос, но снова засомневалась, сообщать ли эту информацию лишнему человеку.

Я решил помочь и произнес нараспев:

– Его... зовут...

Анна потрясла головой, как бы говоря «Все-то ему надо знать!» – и нехотя произнесла:

– Юкка Порри.

– Как?

– Юк-ка Пор-ри.

Легко запомнить: Юкка как пальма (есть такая), Порри как порридж.

– И, как я понимаю, он был у вас на связи?

Анна кивнула.

– Кстати, – спросил я (не из любопытства, это я так проверял ее на болтливость), – финский президент все же был нашим агентом или нет?

Понятно, я имел в виду человека по имени Урхо Калева Кекконен, большого друга Советского Союза, регулярно приезжавшего туда на отдых. Например, чтобы пересечь пешком Кавказский хребет в компании с Алексеем Косыгиным или поохотиться на волков в Сибири вместе с обоими послами – финским в Москве и советским в Хельсинки. В Лесу поговаривали даже, что Кекконен был на связи у нашего резидента, который по совместительству – случай в практике Конторы крайне редкий – был также и послом в Финляндии.

Анна задумалась, я смотрел на нее с улыбкой. Но полковник оказалась – если эти два слова можно так согласовать – на высоте.

– Я уверена, что к нашему делу это не относится, – серьезно заявила она. – Уверена.

– Проехали. Так что этот Юкка Порридж?

Анна усмехнулась.

– Я лишила его основного источника доходов. Сначала я установила, что он точно работает и на англичан. Потом – это уже сложным и кружным путем – стало ясно, что нам он дает не самый лучший материал. Я терпела, терпела и потом предложила от него отказаться.

– И как он мог об этом узнать? Ну, что это была ваша инициатива?

Анна удивленно уставилась на меня.

– Я ему сказала! Ну, что не потерплю, чтобы меня водили за нос.

– И много он потерял на вашей принципиальности?

– Прилично.

– А в каком году это было?

Анна задумалась на пару секунд.

– В 82–83-м.

– Двадцать с лишним лет назад, – с сомнением констатировал я. – Если ваш Юкка хотел отомстить, он это блюдо хранил в морозильнике.

Анна снова задумалась, как бы решая, говорить ли мне все.

– Ну, хорошо! Мы случайно натолкнулись друг на друга в Таллине в прошлом году.

– А вы что, собирались этот факт от меня скрыть? – не удержался я.

– От вас что-то скроешь, – проворчала Анна. – Вам доставляет удовольствие тыкать меня носом в... В то, что я не хочу говорить.

Я вдруг – у меня бывают такие интуитивные прозрения – понял. И выпалил прежде, чем успел задуматься, стоит ли:

– У вас были отношения.

Анна даже закашлялась. Не от изумления перед лицом такой проницательности – от возмущения.

– И что? Знаете, с возрастом устраивать личную жизнь становится все труднее! Хотя вы пока не знаете.

– Я имею в виду не тогда, в Финляндии. Хотя и тогда они, разумеется, были. В прошлом году в Таллине, – неумолимо уточнил я.

Анна вспыхнула:

– Какой же вы все-таки несносный человек! Я вам больше ничего не скажу.

Я рассмеялся:

– Так я поехал к себе домой?

Анна не смотрела на меня. Я пригнулся к ней – мы сидели в полной темноте за столом перед батареей ее наливок – и легонько потрепал ее по плечу:

– Да полно вам! Считайте, что я ваш брат.

Анна оттолкнула мою руку.

– У меня, к счастью, нет ни братьев, ни сестер.

Но я знал, что она больше не сердилась.

Тем не менее она молчала. И я молчал.

– Сначала это было по делу, – сказала наконец Анна. – Юкка был – и есть – такой цветущий мужчина. А потом я обнаружила, что мне с ним хорошо. Ну, так, не настолько, чтобы я потеряла голову. Но позже я поймала его на этих махинациях – а я не терплю в мужиках всего этого: мелочности, корысти, нечистоплотности.

Она посмотрела на меня, как будто ожидая следующего вопроса.

– Я больше рта не раскрою, – предупредил я.

– А вы обладаете удивительной способностью и без расспросов ставить людей в неловкое положение.

Вот столько слов – и времени – иногда нужно, только чтобы на простой вопрос не отвечать «да».

– И где это было? В прошлом году. Здесь?

– Да вы что? О моем убежище не знает ни один человек из прошлой жизни. Теперь кроме вас. Мы пошли в его гостиницу.

– Судя по недавним событиям, еще хотя бы один человек знает, – возразил я.

Анна подлила нам обоим наливки. Мы молчали.

– И что, он, вам показалось, на вас больше зла не держал?

Анна гордо вскинула голову:

– Он был счастлив снова меня увидеть. Он звал меня жить в Хельсинки. Он, правда, женат, но…

Она махнула рукой – что говорить о ерунде?

– Тогда, раз у вас возобновилась идиллия, почему вы допускаете, что он мог захотеть сначала вас терроризировать, а потом – убить?

– Потому, что я отказалась. И потому, что я его знаю.

Это, если задуматься, все же ужасно. Зачем бог снабдил нас таким мощным рычагом воздействия одного человека на другого? Женщина, прожившая жизнь, полную приключений и, вероятно, достаточно опасную, стремится на склоне дней только к одному – чтобы ничто из бурного прошлого ее не догнало. Но достаточно ей встретиться на улице с бывшим любовником, как все соображения безопасности отступают на второй план. А ведь не девочка, должна знать, чем такие вещи кончаются. Да-а, как сказал бы Петр Ильич, и шея толста, но и сабля остра.

– Нет, чтобы захотеть вас убить, нужна причина, – решительно сказал я. – Месть за историю двадцатилетней давности, в которой к тому же этот Юкка серьезно не пострадал... Здесь что-то не клеится.

Анна пожала плечами и посмотрела на меня. Я, мол, свою гипотезу высказала, теперь ваша очередь, раз вы такой умный.

– А он знал, кто вы и на кого работаете?

Это была неудачная попытка.

– Вы принимаете меня за дуру? – вспыхнула Анна. – Он, разумеется, понимал, что за такие деньги я удовлетворяю не собственное любопытство. Но куда вся эта информация идет – конечно, нет.

– Вы можете представлять для него опасность в его теперешнем положении? Чем он, кстати, занимается?

– У него турагентство. Специализируется, по-моему, на секс-туризме: Таиланд, Куба, Румыния, Украина…

Хм, а я думал, я один такой умный со своим прикрытием! Правда, у моего агентства специализация другая.

– И как вы можете помешать ему в его маленьких удовольствиях?

– Я не знаю. Возможно, он продолжает на кого-то работать, на тех же англичан. Они готовят какую-то операцию. И тогда старый свидетель вдруг становится для него потенциально опасным.

– Может, он продолжает работать на Контору – ну, на московских товарищей? И стремится вас убрать, чтобы вы его не выдали кому-то другому, на кого, как он предполагает, работали вы?

– Ну, уж это-то вы точно сможете уточнить, – съязвила Анна.

Я кивнул. Это действительно было несложно.

– Но тогда остается вопрос, как он вас выследил? И почему решил сначала поиграть с вами в кошки-мышки?

– Сначала поиграть – это на него как раз похоже. А вот узнать, где я живу...

Она решительно затрясла головой. Я тоже вспомнил, как тщательно Анна проверялась, когда мы отъезжали от «Скандик Палас».

– Вы уверены?

– Проследить за мной он бы не мог. Ну, без посторонней помощи.

– Так он и с битой к вам не сам заявился, – напомнил я. – Кстати, вы сказали, что один из этих трех парней – сын бывшего хозяина. Вот уж чего не понимаю – а его-то как можно привязать к этой истории?

Анна пожала плечами.

– Вот вы и соображайте. Зачем-то же вас сюда послали… – Она задумалась. – А может… А может, вообще передать все это дело полиции?

Я опешил:

– Как это?

– Ну смотрите. От скрытых угроз они перешли к действиям. И уже первое было такое, что разбудили весь поселок. Теперь полиция знает о нападении, знает о белых мышах…

– А вы им сказали?

– Конечно. Что уж теперь скрывать? Более того, я расскажу им – чего я пока не сделала – о сыне хозяина, ну, про того, в бейсболке. Найти его – раз плюнуть. А дальше пусть докапываются до истины.

Логично? Логично. Заманчиво? Совсем не плохо. Старая дама боялась, что ее прошлое начнут копать, и обратилась не в полицию, а в Контору. Однако прежде чем удалось что-то предпринять, преступники напали на нее. Теперь уже и она не могла не вызвать полицию – это было бы уже совсем странно, да и соседи тоже об этом позаботились. И раз полиция все равно в курсе, она наверняка добьется большего и быстрее, чем некий, по сути дела, частный детектив – иностранец, не знающий ни языка, ни страны и не имеющий никаких возможностей и полномочий, кроме собственной смекалки. Задание отменяется, практически не начавшись, отважный альтруист Пако Аррайя больше не нужен и может возвращаться домой.

Однако Анна продолжала размышлять, и, похоже, мысль ее теперь пошла в обратном направлении.

– Хотя… Хорошо, парня найдут. Он скажет что-нибудь совсем простое. Типа, что для него дача в Вызу – настоящий дом, он там провел детство. Что, возможно, чистая правда. Скажет, что никогда не простит отцу, что тот дачу продал. Поэтому они с приятелями сначала похулиганили с мышами, а потом, думая, что хозяйки нет дома, решили залезть туда, чтобы взять какую-то дорогую для мальчика вещь, которую его отец просто подарил новой хозяйке.

– А та встретила их огнем из карабина…

– Их встретили огнем из двух карабинов, – уточнила Анна и снова задумалась. – И тогда уже придется объяснять, кто это такой сидел в засаде в погребе и почему.

Действительно придется, если полиции удастся найти парней первой.

– И потом, это никак не решит загадку электробритвы в доме Марет.

– Вы могли бы и про это сказать полицейским.

Я не пытался отвязаться поскорее от Анны и вернуться в Нью-Йорк. Просто размышлял вместе с ней.

– Могла бы. Вдруг главная опасность исходит именно оттуда?

– Может быть. Так или иначе, давайте представим себе, что ваш дом или ваша жизнь кому-то срочно понадобились, – предположил я. – А теперь преступники знают, что вы начеку и в обиду себя не дадите…

Анна довольно фыркнула.

– Так что отныне они будут действовать наверняка. Мне кажется, в этой ситуации мое присутствие могло бы быть кстати. Во всяком случае, я чувствовал бы себя дезертиром, если бы сейчас вышел из игры.

Анна опять задумалась.

– Самое неприятное с полицией это то, что ей не укажешь, до какой черты она может копать, а где должна остановиться.

Это я сказал. Мы возвращались в исходную точку. Если бы Анна могла без риска для себя предоставить разбираться во всем полиции, она бы не обратилась в Контору.

– Смотрите, – продолжал рассуждать я, – проблема сводится к следующему: имеет ли вся эта история отношение к вашему сотрудничеству с Конторой или нет? Если нет – прекрасно. Дело расследует полиция, и, надеюсь, она этих уродов найдет. Хорошо бы, конечно, знать, в какой стадии находится официальное расследование, и этим я займусь в первую очередь. Ну а вдруг одно с другим связано? Если вас догнало ваше прошлое? В этом могу разобраться только я – ну, попытаться разобраться. И один след у нас есть – этот ваш Порридж. С него и начнем.

– А вы уверены…

Анна посмотрела мне в глаза.

– У вас на это хватит времени, желания, упорства? В конце концов, командировочных?

– Но вы ведь в самом начале на это только и рассчитывали?

Анна переварила этот последний аргумент и только махнула рукой:

– В конце концов, я старая беспомощная женщина. Делайте, что хотите!

6.

Паром «Таллин» был издали белоснежным, вблизи местами слегка облупленным, уже не фешенебельным, как утверждалось в одном из проспектов, но все еще отвечающим другому определению: «комфортабельный». В нем не было полетной устремленности к горизонту, он был скорее кургузым, плотно сбитым; при этом двигался он на удивление быстро. Так, вы не ожидаете большой прыти от ротвейлера, который настигнет вас в два прыжка.

Погода была солнечной, и – какой смысл заказывать каюту на три часа? – я взял билет на палубу. На мой вопрос, где на корабле я могу подключиться к интернету, крепко немолодой стюард дал неожиданно молодежный ответ:

– Где угодно – у нас вай-фай.

Большинство палубных пассажиров – наверняка не только палубных – поспешило в последний раз воспользоваться преимуществами либерального режима беспошлинных зон. Так что я высмотрел на корме скамейку в окружении спасательных шлюпок и беспрепятственно устроился на ней в одиночестве. Однако официант настиг меня и здесь. Исключительно из соображений конспирации – зачем выделяться из общей массы? – я заказал двойную текилу, которая мгновенно была подана мне в исключительно правильном виде: с мокрым слоем соли по всему краю рюмки и насаженным на него кружочком лимона.

В моем наладоннике, в скрытой его части, есть и очень продвинутый, как говорят айтишники, шифровальщик текстов. Я, как обычно, перед отъездом в Таллин открыл почтовый ящик на одном немецком сайте. Я зашел туда и переслал на него же шифрованное сообщение, которое будет снято и удалено с сервера за несколько секунд бдительным компьютерщиком из Конторы. В сообщении я в двух словах описал ситуацию с Анной и запросил поддержку. Мне нужен был местный человек, желательно со связями в полиции.

Эсквайр-Бородавочник, мой куратор в Конторе, доступен в любое время дня и ночи. Так что я был уверен, что к моему возвращению в Таллин нужный контакт у меня уже будет. Еще я запросил сведения об эксплуатирующем с пользой для себя мужские пороки Юкке Порри. Сведения о своем агенте Контора выдаст, естественно, в минимальном объеме, но в несколько заходов его можно будет расширить.

Собственно, моя однодневная поездка в Хельсинки преследовала две цели. Главная – найти этого Юкку Порри и попытаться выйти на его контакты в Таллине. Вторая была более эгоистичной. Чтобы чувствовать себя свободно в этой маленькой, частной, вымышленной жизни, мне нужно было обезопасить свою пусть отчасти тоже вымышленную, но основную жизнь. Сидеть в Эстонии, где дело уже дошло до стрельбы, с моим настоящим паспортом, кредитными карточками, обратным билетом в Нью-Йорк и прочими атрибутами американской жизни граничило с безрассудством.

А в камере хранения морского порта Хельсинки меня ждал заложенный туда на всякий случай паспорт какого-то другого государства и иные принадлежности, необходимые человеку – не важно, реальному или вымышленному – в эпоху компьютеров и пластиковых денег. Я даже купил в Таллине местную СИМ-карту, на которую переадресовал все свои звонки с американского мобильного, чтобы свою симку тоже оставить в Хельсинки.

Я собирался вернуться в Эстонию в тот же вечер. Встреча с Анной по ее подсказке была назначена на завтра в полдень в ресторане тихой гостинички «Михкли», минутах в пятнадцати ходьбы от Старого города. Мы решили, что, пока ситуация не прояснится, полковнику разведки будет спокойнее жить подальше от дачных мест.

В сущности, чувство защищенности – такая же неотъемлемая часть профессии, как и упоение риском. Мы – как тушканчики, маленькие, хилые, с тонкой прослойкой мышц на хрупких косточках, которых жизнь заставляет выбираться в мир, кишащий острыми клыками, кривыми когтями, крепкими клювами и ядовитыми зубами. Мы можем подолгу резвиться на солнце в обманчивой безмятежности, однако у каждого из нас в голове особый компас, который в любую секунду безошибочно укажет нам направление на спасительную норку. Еще миг – и мы в безопасности. Или думаем, что мы в безопасности.

Я в своей жизни повидал сорвиголов. Они особенно заметны на войне. В Боснии я как-то пару дней провел в окопе с двумя нашими казаками из-под Ейска, воевавшими на стороне сербов. Боснийские окопы были в сотне метров, на другой стороне небольшого поля, ограниченного, как и за нашими спинами, рядком терновника, увитого, как будто его шипов соседям-крестьянам казалось мало, зарослями ежевики.

Наступать пока никто не собирался, и военные действия сводились к попытке подстрелить противника, если он ненароком распрямится. Звали его… Редкое такое имя… А, Тарас, имя второго казака я и не вспомню. Этот Тарас был среднего роста, крепко сбитым, с очень загорелым, до подкопчености, лицом с густыми залихватскими усами. Он убивал время так. Опершись руками о край окопа, он высовывал голову наружу и потом не спеша втягивал ее обратно. В ответ пролетало две, а то и три пули боснийских ополченцев. Тарас довольно улыбался: «От же медленные эти басурмане! Спят, что ли?» – и через несколько секунд снова выглядывал за край окопа: чуть левее, чуть правее, а то и в том же самом месте. И так минут пятнадцать, пока не надоест или пока один раз нам не принесли поесть.

– Зачем ты это делаешь? – не удержался я.

– А так, – охотно откликнулся Тарас, уминая кукурузную кашу из потертой глиняной миски с выщербленным боком. – Традиция у нас такая. Старинная казацкая забава. От прадедов еще.

– Если это со времени турецких войн, то понятно, – возразил я. – Тогда из ружья и с двух шагов не всегда попадали. Но у этих же «калашниковы».

Тарас довольно улыбался, соскребая кашу со стенок миски, и ничего не отвечал.

– Рано или поздно ты их раззадоришь настолько, что они будут стрелять наудачу, на секунду раньше, чем увидят твою…

Я хотел сказать «пустую башку», но даже с учетом разделяемой опасности мы с Тарасом не были на столь короткой ноге.

– Кумпол твой, – подобрал я подходящее слово. – А тут-то он как раз и подставится.

Тарас отставил пустую миску и, улыбаясь, провел рукой по краю своих пышных усов, стряхивая с них крошки.

– А вот это мы посмотрим.

С ним все было ясно: этот человек, оставивший на Кубани жену и двоих сыновей, за которых он, несмотря ни на что, чувствовал ответственность, жил в убежденности, что, что бы он ни делал, с ним ничего не может случиться. Он чувствовал себя защищенным. Господь меня любит и не допустит ничего плохого.

Это была моя первая мысль. Вторая, основанная на опыте, подсказала, что такие-то и гибнут в первую очередь. Господа не надо искушать. Хотя, если задуматься, так ли я отличался от Тараса?

Первым человеком, дававшим мне чувство защищенности, была, как, наверное, у большинства людей, моя мама. Я был привязан к ней, как тушканчик к своей норке, очень долго. Мне было одиннадцать или даже двенадцать лет, когда мы с ней впервые расстались на какое-то время. Это было в лето, когда она сдавала госэкзамены в медицинском институте, и меня, чтобы ее не отвлекали домашние дела, было решено отправить в пионерский лагерь.

Лагерь КГБ находился в полутора сотнях километров от Москвы, в Семеновском. Легкие летние домики располагались под скрипящими стволами сосен, построения и массовые мероприятия проходили на просторной мощеной площадке с дощатым постаментом и рядами простых скамеек под развевающимися флагами. Я плохо помню заведенный в лагере распорядок. В первый же день мы подружились с мальчиком, который разделял мое отвращение к жизни в строю и любовь к живой природе; его звали Женя Мальков. Мы присоединялись к сообществу три раза в день: на обед, полдник и на ужин, за которым следовали ночь и завтрак. Я до сих пор не понимаю, как такая вольница оказалась возможной при всем количестве взрослых, которые за нас отвечали: вожатого, фельдшера, медсестры, наконец, директора лагеря. Но факт остается фактом: все пионеры жили по одному расписанию, а мы с Женей – по своему собственному.

В нескольких сотнях метров от лагеря протекала речка. Дважды в день всех отдыхающих водили купаться на широкую песчаную отмель. С того места, которое мы с Женей облюбовали вверх по течению, мы слышали радостные крики резвящихся ребят и звуки горна, означавшие начало и конец купания. Нас организованное и дозированное веселье не касалось: мы могли заходить в воду, когда нам заблагорассудится. В сущности, мы все время и проводили в реке – весна в тот год была ранней, а июнь был жарким. Мы выкопали в песке в метре от воды большую яму и заполнили ее водой. Это был наш аквариум. Первыми обитателями его стали раки. Мы бродили по колено в воде и высматривали их на дне. Потом надо было осторожно поднести руку поближе и схватить рака за панцирь. Именно за панцирь: если схватишь за хвост, раку часто удавалось высвободиться энергичным движением и шмыгнуть под какую-нибудь корягу. Схватишь за клешню – он начнет больно кусаться второй, ну или просто оторвешь ее и останешься ни с чем. Варить раков мы не собирались, хотя раздобыть котелок и спички труда бы не составило. Это годы спустя я прочел у Льва Толстого фразу, которая так поразила писателя, когда он наткнулся на нее в какой-то поваренной книге: «Раки любят, чтобы их варили живыми». Но и без того вряд ли Женя или я смогли бы бросить живое существо в кипящую воду.

Еще мы ловили щурят. Они были размером с карандаш, такими же тонкими и очень стремительными. Мы связывали за лямки концы маек, образуя сачок, расправляли его под водой и, затаив дыхание, подводили как можно ближе к зависшим на месте рыбкам. Потом резкое движение – иногда щурята от испуга сами ныряли в сачок – и мы радостно тащили добычу к нашему аквариуму. На ночь мы его опустошали, выпуская пленников обратно в реку – мы боялись, что к утру кто-либо подохнет по нашей вине.

Но я ведь не об этом хотел рассказать – удивительно, как детские воспоминания остаются живы в малейших подробностях и способны нахлынуть разом и заполнить все сознание. Так вот, несмотря на эти минуты несомненного счастья, которое живет во мне до сих пор, все наши с Женей мысли вертелись вокруг одного – вернуться домой. Мама с отцом приехали проверить, все ли в порядке, в первые же выходные. Я уплетал свои любимые рогалики с вареньем и грецкими орехами, свободной рукой утирая со щек слезы. Было непостижимо, зачем, раз нас к этому ничто не вынуждало, я должен был терпеть боль разлуки с мамой. Она тоже плакала, с надеждой и мольбой поглядывая на мужа. Но отец был непреклонен: он в моем возрасте был разлучен с родителями навсегда (напомню, его привезли в СССР на пароходе, полном детей поверженных испанских республиканцев). Я не в обиде на него из-за этого, даже, честное слово, и тогда не обижался. Я понимал, что в моем возрасте пора было становиться мужчиной.

В следующие выходные родители не приехали. И здесь я позднее согласился с отцом: так было лучше для всех. Включая отца: видимо, сцена свидания раздирала и его закаленную двумя войнами душу. Женя Мальков стремился домой не меньше меня, и в перерывах между ловлей щурят и раков мы составили план. И когда через две недели нашего пребывания в лагере не находившая себе места мама все же связалась со мной по телефону директора, я заявил, что если они не заберут меня в следующие выходные, мы с Женей сбежим из лагеря и отправимся в Москву пешком. Угроза подействовала – даже на родителей моего товарища, хотя и была лишь передана им моей мамой.

Странно, что прошло каких-нибудь пару лет, и я внутренне совершенно отпочковался от мамы. Хотя почему странно? Пускается же в свободный полет бабочка, которая до того была куколкой, а еще раньше – личинкой в своем коконе. И это одно и то же существо, хотя и так не похожее на само себя в разных стадиях.

И странно – я только сейчас задумался над этим, – моя любовь к моей первой жене, Рите, была абсолютно независима от чувства защищенности. Вернее, даже не так: мне тогда защищенность была не нужна. Жизнь расстилалась перед нами, как огромное чистое поле, и мы готовы были мчаться по нему с животной радостью и задором молодых лошадей. Мы знали, что всегда можем опереться друг о друга, но это не было связано с уязвимостью каждого из нас перед лицом жизни. Мы были одним человеком, которому все было по плечу.

Отчасти мы с Ритой были обязаны все тому же Петру Ильичу Некрасову. Потому что отсутствие защищенности в нашем новом качестве агентов-нелегалов мы, разумеется, ощущали. Мы жили на Кубе, чтобы потом чувствовать себя в Штатах кубинцами, а наш куратор Некрасов завершал подготовку. Я даже не знаю, что за эти два года было для нас важнее: среда, которая под конец пребывания стала для нас своей, или присутствие этого невозмутимого, неторопливого, все знающего, все понимающего и абсолютно бесстрашного человека.

Мы много лет спустя встретились с Некрасовым еще как раз во время войны в Боснии, где он и погиб. И там я еще раз смог убедиться, насколько мое первое впечатление, полное юношеского восхищения и почитания, было верным.

Для Петра Ильича не было новых ситуаций. Где он черпал свое всеведение? У меня не раз была возможность убедиться, что этот бывший военный разведчик читал и Тацита, и Плутарха, и кардинала де Ретца, и Талейрана, и даже не существовавшего тогда в русском переводе Никколо Макиавелли. И, как несравненный автор «Государя», он считал, что все уже было, что с библейских времен люди не поменялись и в схожих обстоятельствах действуют одинаково, в каком бы столетии они ни жили. Кроме того, Некрасов был напитан народной мудростью, и никогда не слышанные мною ранее поговорки, поразительно точные, часто смешные, как правило, неожиданные, сыпались из него как из рога изобилия. Возможно, эти два источника и взрастили в нем мудрую отстраненность, позволяющую ему в любых обстоятельствах сохранять холодную голову.

Чувство защищенности, которое он дал мне самим фактом своего существования рядом со мной, было отнюдь не коконом. Не знаю, стремился ли он сделать меня похожим на себя самого – и было ли это возможно, ведь таланты так редки, но снабдить меня инструментарием на всю жизнь, на все возможные случаи ему удалось. По крайней мере, я надеюсь, что не был у него самым плохим учеником.

Джессика? Нет, когда мы встретились, она была такой юной, такой неопытной в своем искреннем энтузиазме перед лицом начинающейся жизни, что это она нуждалась в моей защите. Тогда, когда она знала об этом, и тогда, когда опасность различал лишь я один. Удастся ли мне вот так протянуть эту ложь, на которой основана наша в остальном счастливая жизнь, до моей или ее смерти? Эта мысль – мрачный basso continuo всего моего существования, это – как черная спираль смерча под закрывшей горизонт тучей. Пронесет – не пронесет? Вот от этого кто-то бы меня защитил!

А вот мать Джессики Пэгги – четвертая после моей мамы, Риты и самой Джессики женщина, благодаря которым я по-прежнему жив и на плаву, – даже не знаю… Я ведь уже рассказывал об этом, после гибели Риты и наших двойняшек именно Пэгги вернула меня к жизни, которую дала мне мама. И все же, – во мне очень сильно развит инстинкт курицы-наседки, стремящейся опекать и защищать всех своих близких, – она теперь для меня ближе к своей дочери. Я иногда, не очень отдавая себе в этом отчет, проходя мимо, целую ее в макушку, как поцеловал бы ребенка, как до сих пор целую восемнадцатилетнего недоросля Бобби. Нет, в сущности, это я теперь защита всей семьи, ее дамба, прикрывающая польдер.

В этой сооруженной мною системе укреплений, в этой организованной круговой обороне я не защищен лишь с одной стороны. Всю мою выстроенную с немалым трудом жизнь может погубить малейший ложный шаг из Москвы. Я мог бы спиться от чувства постоянной тревоги, если бы не чувствовал, что и в Лесу, хотя бы пока что, мои тылы защищены. Это благодаря Эсквайру, ловкому и даже в чем-то коварному манипулятору, для которого интересы дела чаще всего оказываются приоритетом, но который – может быть, именно в силу того, что прагматически для тех же интересов дела это важнее всего – неприступной стеной обороняет своих агентов. Я знаю, что Эсквайр, он же Бородавочник, не сдаст меня, даже если от этого будет зависеть его собственная жизнь.

Его подчиненный и мой друг Лешка Кудинов как-то с усмешкой рассказывал мне, как Бородавочник отказал во встрече со мной своему новому непосредственному начальнику. Это было еще в советское время, когда в разведку «на укрепление» могли послать партийного чиновника. Тот, его новый начальник, как-то узнал, что один из наших самых удачно внедренных нелегалов в Штатах, то есть я, оказался в Москве. С рвением новообращенного, в котором, возможно, ничего предосудительного и не было, он хотел вплотную прикоснуться к этой стороне своего нового назначения, поддержать бойца, прибывшего с передовой, подбодрить его, снабдить ценными указаниями. Однако Эсквайр был профессионалом и понимал, что оправданные риски на самом деле вещь очень редкая. Его начальнику не помогли ни уговоры, ни прямые угрозы. «Подождите лет пятьдесят, если его досье решат рассекретить», – это все, чего он добился в качестве ответа. Через пару лет этого начальника отправили на укрепление в ЦК какой-то среднеазиатской республики, что в глазах всех подтвердило правоту Эсквайра. Теперь это уже не имело бы значения – все давно знают, что тот всегда прав.

Теперь, когда я мысленно обошел все степени своей защиты, мне пришла в голову новая мысль. Защищенность нужна не для статики, не для того, чтобы спрятаться от жизни и замереть в своей норке. От нее зависит степень твоей свободы. Ощущение свободы обернуто в чувство защищенности, как электрический провод в изоляцию. И чем оно, это чувство защищенности, сильнее, тем дальше ты можешь зайти в поисках приключений и смыслов.

Все эти воспоминания и философские построения меня в итоге утомили, и в какой-то момент я отключился. Этому, вероятно, способствовала вторая текила, уступленная мною по слабости характера предупредительности настигшего меня пожилого стюарда. К тому времени начал накрапывать дождь, и я присоединился к своим собратьям в баре. Мне посчастливилось найти свободное местечко на диване, я прислонился головой к деревянной обшивке стены и поплыл. А потом наш паром мягко толкнул в бок причал, и моему сонному взору открылись набережная и над ней – очертания собора с зелеными куполами под серой пеленой дождя.

7.

Города, как люди, – они встречают вас, и вы сразу понимаете, что вам предстоит. Одни всегда в приподнятом настроении, и гости неизменно кстати – как новый элемент праздника, из которого и состоит их жизнь. Вас обнимают, начинают что-то тарахтеть с порога, и эта радостная суматоха захватывает вас и уже не отпускает до того самого момента, когда поздно ночью вы без сил рухнете в постель. И вам уже не важно, что за окнами шумно – праздник продолжают более выносливые (или позднее вставшие) – и что завтра вы выйдете на улицы, усыпанные пустыми бутылками, банками, рваными пакетами, мятыми пачками из-под сигарет и другими побочными продуктами кипения жизни. Таковы, по моему опыту, все, независимо от страны, большие города Средиземноморья, арабского Востока и Латинской Америки.

Есть города обстоятельные – неизбывная радость бытия в них не живет, здесь много работают, всегда немного спешат, но все организовано так, что о вас позаботятся, накормят, напоят и вовремя уложат спать в уютную постель – ведь завтра рано вставать. Таковы Нью-Йорк, Брюссель, Кёльн и Лондон, отчасти Берлин.

Но – все с этим сталкивались – вам может открыть дверь и хмурый насупленный хозяин дома, который введет вас в свою отменно чистую, эргономически и экономически продуманную квартиру и начнет вам гундеть про свои болезни и неприятности, так что вы уже и не знаете, как выбраться из чужой депрессии и стряхнуть ее остатки на лестничной клетке. Вот такой город Хельсинки.

Хотя он был построен преимущественно русскими, финнам удалось внести в его облик и скандинавскую функциональность, и тевтонскую мрачность, и северную, говорят, очаровательную, пастельную неприметность. Судя по обилию паромов всех размеров, заполонивших причалы, связь с внешним миром в значительной степени осуществляется именно морем. Над головой было низкое грязно-серое небо, не такое, которое состоит из облаков, а сплошное, как слой войлока, расстеленного над сонным – не спящим, именно сонным – скоплением зданий, предназначенных для казенных, экономически прибыльных, а также бесполезных, но биологически неизбежных видов деятельности. Хотя почему я говорю «бесполезных»? И есть, и спать тоже нужно, чтобы потом заниматься делами бесспорно полезными. Даже молиться есть смысл – неконтролируемые порывы совести не должны отвлекать от работы.

Ладно, ладно, я злой! Просто в разгар бабьего лета Хельсинки встретил меня ноябрьским дождем.

Машина мне была не нужна – я рассчитывал провести в городе всего пару-тройку часов. В камере хранения морского вокзала я открыл ячейку №18, оставил в ней один пакет – со своими документами и кредитками – и вытащил оттуда другой, из «манилы» – такой плотной желтой бумаги. В нем был тот самый украинский паспорт на смачную малороссийскую фамилию Диденко – такой же синий, как американский, но с красивым вензелем на обложке. Фотография в паспорте была моя, только с коротко стриженным седым париком, который был аккуратно сложен в том же пакете. На фотографии я действительно был похож на преуспевающего угольного короля Донбасса середины девяностых, стремящегося выглядеть, как президент «Дженерал моторс». В паспорте была предупредительно проставлена тридцатидневная эстонская виза. Еще в конверте лежали мои новые водительские права и две кредитные карточки – «Америкен экспресс» и «Виза».

Я сунул документы в бумажник, парик в сумку и закрыл ячейку. Через какое-то время ее откроют, и мои американские доказательства, что я – это я, перенесут в более надежное место. Вполне возможно, этот человек сейчас наблюдает за мной. Вряд ли это вон тот высокий худой паренек с аккуратной бородкой, с которого можно писать портрет Раскольникова – на чем сегодня можно завербовать интеллигента-романтика? И не те две тетушки, одетые, несмотря на начало сентября, в яркие лыжные куртки и ожидающие свой паром с грудой целлофановых пакетов.

Нет, как все-таки некоторые люди радуются концу лета! Я-то борюсь с наступлением зимы всеми силами: до первых настоящих холодов хожу в пиджаке, а то и – на солнышке – без него, что часто заканчивается простудой. И так же при первых, пусть даже чисто календарных признаках весны я решительно отправляю теплую одежду в шкаф – что тоже иногда заканчивается болезнью. Но – этот сдвиг сознания у меня с детства – я думаю, что зима отпускает нас, наконец, жить под солнцем лишь благодаря таким, как я – тем, кто сначала приближает, а потом задерживает лето. В любом случае, никто не может доказать обратного, поскольку мы – я и такие, как я, – от своих правил отступать не собираемся. Так же – естественно, совсем на другом уровне, – монахи молятся о спасении всего мира, и, возможно, эта планета существует еще исключительно благодаря их молитвам. В любом случае, и здесь обратное недоказуемо. Но это я так говорю, впустую, все, что приходит в голову. Просто обороняюсь от окружающей депрессии.

Мне необходимо было найти адрес этого Юкки Порри. Названия его турагентства Анна не помнила – а может, и не знала, – так что искать его нужно было по домашнему адресу. Я спросил в справочном бюро, нет ли у них телефонного справочника, и милейшего вида русоволосая девушка в белой официальной блузке под кофтой грубой домашней вязки (подарок любящей бабушки?) выложила на прилавок компьютерную клавиатуру и повернула ко мне монитор.

– Справитесь сами? – спросила она с обезоруживающей улыбкой. – Видите, сколько у меня народу?

Народу за мной было два человека, да и то пришедших вместе, но я этому был только рад. Зачем сообщать чужому человеку, кто именно мне нужен?

Поисковая машина была, естественно, на финском, но и, естественно, с возможностью перейти на английский. Юкк Порри в адресной книге было двое, что задачу упрощало. Первый был дома и любезнейшим образом объяснил мне на приличном английском, что его специальность – интернет-торговля и что если мне срочно понадобится «виагра», он готов сбросить мне на мобильный ссылку; доставка в течение четырех часов. По второму номеру ответила женщина. Она была в восторге, что турагентство ее мужа уже рекомендуют своим знакомым – а моя легенда была именно такая. Я аккуратно, по буквам, записал бесконечное название улицы и телефон. «Нет-нет, – заверила меня дама, – вам даже не нужно искать такси, это в десяти минутах ходьбы от порта, за сквером с красной церковью! Если, конечно, у вас есть зонтик – надо же, такой ливень!»

Зонтик у меня был.

Когда вы настроены мрачно, и люди вам попадаются навстречу сплошь мрачные. Старые, молодые, мужчины, женщины – все сосредоточенные, с внимательными тревожными глазами, шагающие упругой походкой к намеченной цели. Даже финские дети в ярких разноцветных курточках не кричат, не бегут рядом вприпрыжку, а степенно следуют за родителями, не нарушая размеренности жизненных установлений.

И вдруг – о чудо! – на площадь высыпает стайка темнокожих парней. Это не афроамериканцы, а какие-то арабы, нубийцы или жители Сахары. Могут выходцы из Африки приехать в Финляндию как туристы? Маловероятно, да? Да и колоний у Финляндии никогда не было, так что нынешнему поколению не приходится платить за грехи предков. Но вот они, громко смеющиеся, бегающие друг за другом по всей площади, что-то весело кричащие чинным финским девушкам. Один из парней посмотрел мне прямо в глаза и крикнул что-то гортанное. Я истолковал его слова так: «Эй, брат! Ты чего такой кислый? Радуйся жизни – все же хорошо!» Я улыбнулся и помахал ему рукой. И вправду, чего мне киснуть?

К тому же, как скоро стало ясно, я был несправедлив к Хельсинки – в нем есть своя прелесть. Она в вылезающих повсюду на поверхность розовых и серых гранитных скалах. Это не острые, индустриально сколотые каменные стены, сквозь которые вы проскакиваете на машине или на поезде в местах, где проще было взорвать, чем объехать. Нет, это как застывшая в самых причудливых формах живая лава. Но не пугающая необузданной силой стихии, а одомашненная, уютная, обстроенная домами, обсаженная травой и деревьями, сама покрывшаяся в углублениях сочным зеленым мхом с тоненькими рыжими семенными столбиками, а в выемках поглубже залитая, как аквариумы, прозрачной дождевой водой. Я обогнул как раз такое, полное почти чувственных изгибов, выплескивание из земных недр и, обходя лужи, поднялся к узкой мощеной улочке. «Через сквер направо, еще раз сразу направо, и первая улица налево». Точно – Тарккампуйянкату, сверился я по своей бумажке, даже и не пытаясь произнести это название вслух.

Здание было старым – где-то середины XIX века, однако двери, окна и меблировка за ними – из алюминия, стали, стекла и пластмассы. У каждого свои представления о прекрасном! Звонка на двери не оказалось, да в нем и не было нужды: в рабочее время в небольшом офисе работало двое – румяная женщина лет сорока пяти и юноша с такой же бородкой разночинца, как и тот, на морском вокзале. Я даже на секунду нахмурил брови – они были подозрительно похожи. Только вряд ли тот, первый, сумел бы так быстро переодеться.

Юкка Порри, вышедший из своего отдельного кабинета, оказался, как минимум, шестидесятилетним, но крепко сколоченным и в хорошей физической форме. Из тех, кто без труда уложит полдюжины молодых парней, если тем придет в голову безумная мысль напасть на него в темной аллее парка. И из той породы людей – а я с момента прибытия постоянно приглядывался к финнам именно с этой мыслью, – кто сумел надрать задницу красноармейцам зимой 1940 года. Голова у Юкки была квадратная, руки размером с огородный рыхлитель, цвет лица цветущий, зубы немного кривые, но явно свои, хотя бы большей частью. Моя рука утонула в его огромной ладони, но пожатие было бережным, как если бы этот Порридж догадывался, что, отвлекшись, без труда может переломать чужие кости.

Мне тут же был принесен кофе, и я без долгих церемоний изложил свою версию. Украинский бизнесмен по делам в Финляндии хотел бы заодно посетить и Эстонию, куда судьба его пока не заносила. На пару дней: время – деньги! У них же есть привилегированный партнер в Таллине?

– У нас там не партнер – свой представитель. Встретит вас, поселит, покажет город и, – тут Юкка подмигнул, – и места, где вы сможете развлечься безо всякого риска.

– Эта сторона знакомства со страной меня как раз привлекает меньше всего, – сухо ответил я. – Мне интересна культура, история и, – ведь на Анну пытались напасть чуть ли не подростки, – то, как живут и ощущают мир молодые эстонцы.

– Я могу приставить к вам кого-то не старше двадцати. Юношу, если вы предпочитаете.

На этот раз Юкка не подмигнул, но мне теперь уже казалось, что этот эксплуататор человеческих пороков имел в виду именно один из них. Я придал своему лицу вежливо-официальное выражение.

– Мне не важен пол, хотя иметь дело с молодежью – это, как бы сказать, освежает.

– Очень точно замечено, освежает, – одобрил Юкка. – И когда бы вы хотели отправиться к нашим соседям напротив?

– Да хоть сейчас. – Я похлопал себя по карману. – Виза у меня уже есть.

– В таком случае я вынужден срочно вас оставить. – Юкка поднялся. – У вас есть предпочтения относительно отеля? Я бы порекомендовал вам «Вана Виру».

Вот только этого мне не хватало – въехать в ту же гостиницу, из которой я выехал сегодня утром, но уже под другим именем!

– Друзья рекомендовали мне «Скандик Палас», – выпалил я первое пришедшее на ум спасительное название. Тоже лучше бы избежать отеля, в котором я уже побывал, но там, по крайней мере, я лишь встретился с Анной в баре.

– Где угодно, – заверил меня Юкка.– У нас весь Таллин в кармане.

Он подошел к компьютеру, застучал клавишами, подождал, напевая, пока принтер напечатает ваучер.

– Разрешите мое недоумение, – решился я. И рассказал Порриджу про сюрреалистическую группу темнокожих парней.

– А-а! – засмеялся он. – Это сомалийцы. Правительство дало убежище нескольким сотням человек, когда у них была гражданская война.

– А она что, не закончилась?

– Нет, и неизвестно, когда закончится. Но поток беженцев тем не менее прекратился.

– Но, когда война закончится, они должны вернуться домой?

Юкка расплылся широкой улыбкой.

– Они не похожи на сумасшедших.

Я тоже улыбнулся.

– И как к ним здесь относятся? – спросил я.

– Они никого не трогают. Пусть живут!

Конечно, если люди никого не трогают. А по моему ощущению, так финнам с сомалийцами вообще неплохо было бы провести обмен населением. Финнов переселить в Африку, чтобы они научились радоваться жизни, а африканцев – в Финляндию: их жизнерадостность не иссякнет еще через много поколений. Мысль показалась мне столь здравой, что я поделился ею с Юккой.

– А многие финны так и делают, – охотно откликнулся тот. – Они после шестидесяти – у нас на пенсию выходят рано – делают своим главным занятием отдых. И всю зиму – по четыре-пять месяцев – проводят где-нибудь в Кении или в Танзании. Один мой знакомый снимает в Найроби двухкомнатную квартиру на всю зиму, кстати, в доме российского посольства. И совсем недорого – девятьсот долларов в месяц с уборкой. От его пенсии остается еще куча денег – ему столько не проесть.

– Неплохо бы ему еще там семьей обзавестись.

Мне не столько хотелось развить свою мысль о пользе перемешивания рас, сколько разговорить Юкку.

– С этим сложнее, но, – благодетель неудовлетворенных финских мужчин глубокомысленно поднял вверх указательный палец, – вы знаете, когда был усыновлен последний финский сирота?

Таких подробностей про страну северного сияния я, естественно, не знал и мимически подыграл этой фигуре речи.

– Тридцать пять лет назад! – торжественно произнес здоровяк, как если бы речь шла о непрокисшем с тех пор великолепном финском молоке. – Я, кстати, совершенно случайно знаком с ней – это молодая женщина, теперь уже сама мать. А все остальные усыновленные дети – это маленькие вьетнамцы, бенгальцы, руандийцы. И финны любят их и заботятся, как о своих.

Я удержался от замечания, что для этого, в сущности, детьми и обзаводятся – не важно, родившимися в семье или принятыми в нее. Но за финнов внутренне порадовался – они шли по правильному пути.

А Порридж уже снова плюхнулся в свое офисное кресло на колесиках и довольно завертелся в нем, поглядывая на меня как на человека, которому он только что приоткрыл тайные основы мироздания.

Однако при этом он размышлял. Я знал это, потому что, как и сказала Анна, глаза у него превратились в узкие щелочки жителей далекой Лапландии, и раздалось ровное, чуть слышное мычание.

– Но Финляндия, – снова заговорил Юкка, – в отличие от стран третьего мира очень чистая страна. У нас чрезвычайно развито экологическое сознание. Здесь нет вредных производств, которые могли бы повредить природе. Здесь в любом лесу можно собирать грибы и ягоды, в любой реке, в любом озере можно пить воду. Я понимаю, что для Украины после Чернобыля, да и просто с Донбассом и другими промышленными регионами, это больной вопрос.

В нашем разговоре пинг-понговый шарик стукнулся о мою часть стола – Юкка явно ждал, что я отобью его.

– Я как-то не думал об этом в таком ключе, – сказал я. – Я постоянно живу в Киеве, совсем недалеко от Чернобыля, а в Донбассе я иногда работаю неделями. При этом у меня нет ощущения, что наша жизнь постоянно подвергается опасности от загрязнения.

– Многие думают по-другому, – деликатно возразил Юкка. – У нас «Гринпису» работы немного, а в других странах они делают много хорошего.

Я просто пожал плечами, и на этом тема иссякла. Почему у меня осталось ощущение, что затронута она была не случайно?

Впечатления от этой встречи у меня остались смешанные. При всем, что я знал о Юкке Порри – про его работу двойного агента, денежные махинации и небрезгливость по отношению к секс-туризму, – от него не исходило ощущение человеческой грязи. Это был большой, здоровый человек, и природная телесная чистота, в которой он был создан, как-то затеняла темные делишки, которыми он заполнил свою жизнь. И если в начале нашей встречи мне было трудно представить в его объятиях такую несомненно умную и независимую женщину, как Анна, то теперь я ощущал ту сторону персонажа, которую могла видеть она.

Нет, все-таки жизнь слишком сложна, чтобы мы могли подходить к каждому новому факту бытия с позиций личных верований и убеждений или исходя из предыдущего опыта. Во всяком случае, чем дольше я живу, тем труднее мне выносить ценностные суждения.

8.

Погода, несмотря на продолжающий накрапывать дождь, была благоприятна для морских путешествий. Поэтому после обеда между Хельсинки и Таллинном были пущены в эксплуатацию и супербыстрые корабли, которые преодолевают восемьдесят два километра всего за час сорок. Радостями транспорта XXI века я насладиться не успел – устроившись в кресле бара перед кружкой «карлсберга», я тут же заснул. Разбудил меня сменившийся на натужное урчание шум двигателя – наш корабль швартовался в Таллинском порту.

Меня встречал – с табличкой с моим новым именем Диденко, к которому мне пора было привыкать – невысокого роста белобрысый паренек. Не просто белобрысый – альбинос. Все волоски на его лице, включая брови и длинные, закрученные кверху ресницы, были совершенно белыми. Две вещи, несомненно говорящие в пользу двойного агента Юкки. Во-первых, он работал очень быстро – с момента нашего знакомства прошло чуть больше трех часов. Второе, мою сексуальную ориентацию он тоже усвоил – парень, хотя и хрупкого сложения, голубым точно не был. Его звали Арне, и мои попытки заговорить с ним по-английски он быстро пресек на певучем, с разгонами и торможениями, но отличном русском языке.

– Откуда вы так хорошо говорите по-русски, – не удержался я. – Вы же не могли учить его в школе – в вашем-то возрасте?

– Именно в школе – как второй иностранный. Мой отец до сих пор работает в фирме, которая поставляет в Питер сливочное масло. Он хотел, чтобы я работал с ним. – Арне рассмеялся. – При Советском Союзе родители никогда не произносили по-русски ни слова, а теперь иногда даже дома говорят между собой, чтобы не забывать. Мама тоже работает с отцом.

Я похлопал его по плечу. Паренек не был похож на тех, кто навещает по ночам старых дам с намерением проломить им голову.

Юкка советовал мне расслабиться, но я все равно забронировал машину – мне нужна была свобода передвижения. За вполне разумную цену мне был выдан новенький красный «фольксваген-гольф» с полной страховкой и обещанием десятипроцентной скидки при аренде следующего автомобиля. Я сообщаю эти вроде бы несущественные сведения единственно для того, чтобы засвидетельствовать, что в Эстонии реально пекутся о привлечении туристов.

– Куда бы вы хотели пойти сегодня вечером? – спросил Арне. – Что вам показать?

– А что бы вы делали, если бы вдруг не появился я?

– М-м... Наверное, поехал бы домой заниматься. Я учусь в медицинском институте.

– Мне жаль отрывать вас от занятий. Но я тут подумываю создать в Эстонии FM-станцию и интернет-портал для молодежи. Не обязательно для русскоязычной – я как раз веду переговоры с эстонскими партнерами.

– Да вы знаете, многие из моих друзей говорят по-русски, и русских друзей у нас хватает. Люди дружат не по языковому признаку. Вы наверняка увидите в Таллине группы хулиганов, орущих по-русски, но я имею в виду не таких. А такие и в Киеве наверняка есть, и в России.

– Козлов и уродов везде хватает, – перевел на более конкретный язык я.

– Хотите встретиться с моими друзьями? Они… Ну, в общем, разные. Но вам же такие и интересны?

– А что, мы могли бы сделать это прямо сегодня? – спросил я, глядя на часы: было уже почти семь вечера. – Наверное, не получится так сразу, я понимаю.

Арне часто заморгал белыми ресницами и вытащил свой мобильник.

– Дайте мне сделать пару звонков.

Ему достаточно было набрать первый номер, чтобы выяснить, где осела его компания.

– Они в Старом городе. Хотите, подойдем к ним?

– Вы сказали им, кто я и чего хочу?

– Конечно. Один из моих друзей – музыкальный продюсер, ищет молодых певцов и старается их раскрутить. Он даже очень хотел бы с вами встретиться.

– Тогда забросим сумку в гостиницу – и вперед!

Наша встреча в недорогой пивной по дороге к Ратушной площади моих, наверное, наивных надежд не оправдала – троих налетчиков среди друзей Арне точно не было. Ребята – их было трое парней и две девушки – оказались не по-скандинавски веселыми, шумными и для моего дела бесполезными. В отличие от моего гида его друзья по-русски говорили не всегда уверенно, и мы то и дело переходили на английский.

Разумеется, я ввернул по ходу разговора все вопросы, которые могли бы дать зацепки: и про бейсбол, и про дачи, и про водительские права и автомобили. Безрезультатно. В сущности, примечательной была лишь небольшая перепалка, которая произошла между Арне и одной из девушек, ее звали Кристина. Это была высокая, довольно привлекательная, но холодная особа с наклеенными, тщательно расписанными ногтями. Кристина училась на юридическом факультете и работала крупье в казино (она делала ударение на второй слог: казúно).

Повод для спора, который быстро стерся бы из памяти, не будь всех последующих событий, дал я. Мы заговорили о том, что, получив независимость и растворяясь в Европе, Эстония теряла вес еще больше, чем когда она была частью СССР. Я рассказал одну из своих любимых историй про Филиппа Оранского, освободившего в XVI веке от испанцев-католиков принявшую протестантизм Голландию. Все, что мы видим на некоторых картинах Брейгеля, в первую очередь на «Избиении младенцев», списано с натуры – каратели герцога Альбы прошлись по его стране огнем и мечом. Так вот после победы Филипп Оранский сказал: «Голландцы, в этом веке вы страдали, как ни один другой народ Европы. Отныне, обещаю вам, вы будете счастливы. У вас больше не будет истории».

Ребята намек поняли. В споре о преимуществах и недостатках скромного буржуазного существования возникла мысль о том, что Эстония известна теперь только тем, что о ней нечего сказать. Я отметил, что последний раз, когда я слышал о ней в новостях, это был репортаж о марше бывших эсэсовцев (я действительно видел его в один из последних приездов в Москву – на Западе же такое не покажут). Тут Кристина и схлестнулась с моим Арне.

– Я не горжусь этим, – сказала Кристина. – Эти люди портят имидж моей страны, но ничуть не больше, чем те, которые служили коммунистам. Разница в том, что те теперь боятся высунуть нос на улицу.

– Хорошо, – согласился Арне. – Тебе не нравятся советские ценности – мне, кстати, тоже. Но есть еще ценности европейские. Ты можешь представить себе марш коллаборационистов на Елисейских Полях или парад британских нацистов по Пиккадили?

– Да, но здесь тебе никто не мешает стоять в пикете, чтобы протестовать против переноса памятника этим твоим освободителям, из-за которых мы еще на сорок лет впали в рабство.

– Давайте будем справедливы, – вступил в спор я. – За свою историю Эстония была суверенным государством лишь двадцать лет, между двумя мировыми войнами. Россия, в составе которой Эстония была почти два века, считала, что она просто возвращает себе свои территории.

– Но эстонцы с этим не были согласны, – возразила Кристина. – И те, кто были готовы за это сражаться, делали ставку на Германию как на страну, которая могла противостоять России. Вот и все! Они просто были большими патриотами, чем те, кто смирился с советской оккупацией. Ты конформист, друг мой, – повернулась она к Арне. – Конформист по натуре, потому что сейчас тебя к этому уже ничто не принуждает.

– Если бы я был конформистом, я бы думал и говорил, как ты, – вспыхнул Арне. Вспыхнул буквально – он весь покрылся румянцем. – Я тут имел удовольствие столкнуться с неонацистами. Они сейчас смелые, потому что власть их поощряет. А так они трусы.

– Какие неонацисты? – вмешался музыкальный продюсер. – У них в голове идеологии не больше, чем у футбольных болельщиков.

– И мозгов столько же, – заключил Арне.

Почему все разговоры рано или поздно переходят на политику? Что? Потому что это я задаю такие вопросы? Ну, может быть. Хотя для меня это не политика, а просто проявления жизни в той части, в которой они нас касаются, а мы их – практически нет.

В любой компании образуются партии, пусть даже состоящие из одного человека. В тот вечер это были либералы в лице Арне и еще одного его приятеля-студента, радикалы, лидером которых как раз и была Кристина, и умеренные, то есть я, время от времени поддерживаемый представителями других лагерей.

Кроме крутого идеологического виража от коммунистов к нацистам, нашлось еще две темы для споров. Первая – предстоящие совсем скоро выборы президента Эстонии, на которых скорее всего должен был победить американский гражданин Тоомас Хендрик Ильвес. Мнения были сформулированы такие. Либералы: «Хороша независимость, если во всей стране не находится собственного достойного кандидата. В советское время, по крайней мере, во главе Эстонии стояли эстонцы». Радикалы: «Советской Эстонией правили из Москвы. А чем брать человека с рабским коммунистическим прошлым, лучше уж эстонец из-за рубежа». Умеренные хранили благородное молчание.

И вторая тема – Эстония готовилась встретить в октябре британскую королеву. Радикалы: «При Советском Союзе приехал бы кто-нибудь стоящий в далекую провинцию?» Либералы: «И главное, нигде не нужны переводчики для бесед с глазу на глаз. В Вильнюсе – американец, в Риге – канадка, в Таллине тоже, по-видимому, будет американец». Умеренные снова стояли над схваткой.

Чтобы подвести черту в дискуссиях, я заказал всем пива. Тем не менее, что касается дела, я уже было решил, что вечер провел бесполезно. Но нет! Один из посетителей показался мне знакомым. Это был потягивавший кофе – что в пивной уже привлекает внимание – мужчина лет сорока, с худым, строгим и чрезвычайно самодовольным лицом. По одной из классификаций, принятых в физиогномистике – а я за свою жизнь прочитал много всякой чепухи, – он являл собой классическое сочетание Земли и Сатурна. Земля обозначает несложное внутреннее устройство, но и основательность, надежность, усидчивость, готовность довольствоваться простыми вещами, приверженность принятым законам и установлениям. Сатурн придает мрачность, подозрительность, склонность к уединению. Сочетание Земля-Сатурн часто присуще военным и людям квалифицированного физического труда, мастеровым. Но этот точно не был ни часовщиком, ни столяром.

Только вот где я его уже видел? Где-то боковым зрением, мы точно не сталкивались лицом к лицу. Я и запомнил-то его по глубокой, вытянутой, как трещина, ямке на подбородке. Понять бы хоть, где это было – в Хельсинки или уже в Таллине?

В какой-то момент этот Мастеровой встал, собрал со своего столика сигареты и зажигалку, аккуратно одернул куртку – на нем была одноцветная серая ветровка – и, не взглянув в нашу сторону, вышел. Как только он исчез, я извинился, что отойду на минуту, и последовал за ним. Мы с ребятами сидели в боковой комнате, так что они не могли видеть, пошел ли я в туалет справа за баром или к входной двери, которая была слева. Я остановился в проходе так, чтобы, оставаясь незамеченным, видеть сквозь окно улицу.

Мастеровой подошел к стоящей у тротуара серой «вольво-940», и я сразу вспомнил, где его видел. Он сидел в этой машине, когда мы с Арне выходили из пункта проката «Херц» в Таллинском порту. Тогда Мастеровой был за рулем и говорил по телефону, а я отметил его присутствие, как делаю это много лет – автоматически. Если какое-то лицо мелькнет второй раз, мое бессознательное меня об этом предупредит. С этим парнем все было просто – благодаря ямке на подбородке и вот теперь машине.

Из «вольво» вышел другой мужчина, лет пятидесяти с лишним, тоже высокий, лысый, с медленными, усталыми движениями. Он был похож на бухгалтера на пенсии. Поблескивая очками, он протянул Мастеровому ключи от машины и посторонился. Смена караула.

«Вольво» вспыхнула фарами – в Эстонии, как и во всей Скандинавии, ближний свет включается автоматически при запуске двигателя, – выпустила облачко дыма из выхлопной трубы, и я поспешил вернуться к своей компании. Что, заказать заранее Бухгалтеру кофе? Вот было бы прикольно, как теперь говорят! Топтун приходит на смену товарищу, а официант уже ставит перед ним кофе: «Это вам вон от того господина в углу». А ты делаешь ему ручкой. Нет, все-таки скольких невинных радостей мы лишены!

Я вернулся к ребятам, заказал всем еще пива, но в голове моей в фоновом режиме запустилась новая программа. Вернее, нет, это я в фоновом режиме продолжал трепаться про мгновенную, в течение пары месяцев, раскрутку новой радиостанции. Думал я совсем о другом. За мной начали следить после встречи с Юккой, это несомненно. Чем я мог вызвать его подо-зрения? На английском я говорил ломаном, парик – я проверил рукой – у меня до сих пор не отклеился, странных вопросов я не задавал – в этом я был уверен. Не мог же он установить за мной наблюдение просто так, по профессиональному рефлексу, опасаясь, например, что его выследили? Нет, наружка – вещь дорогая, тем более когда ее организуешь в другой стране. В качестве штатной процедуры этот вариант отпадает. Даже если у Юкки есть очень серьезные основания – например, он боится за свою жизнь, – он вряд ли устроил бы слежку за человеком, который уже уехал из Финляндии. Нет, как ни крути, похоже, кто-то навел его на меня.

А что я собирался ехать к Юкке в Хельсинки, знал только один человек.

9.

Мои самые неприятные и тревожные сны связаны с гостиницами. То ли потому, что в них проходит добрая половина моей жизни, то ли оттого, что на выезде, в отличие от дома, мы не чувствуем себя защищенными.

Мне снилась дверь в мой реальный гостиничный номер в «Скандик Палас». Я хорошо помнил, что запирал ее перед сном. Но теперь там сплошная стена. Я стучу по ней – за толстым слоем чего-то плотного, но гибкого, как каучук, ощущается дверь. Я чувствую, как она слегка качается за этим слоем гуттаперчи, но ни ручки, ни защелки, ни замочной скважины нет. Как мне теперь выбраться из номера?

К своим снам я очень прислушиваюсь. Существо, которое сидит во мне и, заботясь о моем выживании, поддерживает кровяное давление, регулирует ритм дыхания, находит оптимальный режим для работы сердца, печени, желудка и множества других органов и желез, о существовании которых я и не подозреваю, просчитывает и угрожающие мне опасности. А какие у него, этого существа, возможности донести до меня свои выводы? Только во сне. При этом набрать свое сообщение по-русски или по-английски оно не может. Оно говорит на том языке, которым владеет – метафорами. А ты сиди потом и разгадывай. Хотя этот-то сон как раз прозрачный.

Я посмотрел на большие красные цифры часов на корпусе телевизора. Три сорок. Надо спать дальше. Но заснуть не удавалось. Отвратительное состояние, когда ты понимаешь, что что-то не так, и не можешь ухватить, что именно. Думать в таких случаях иногда помогает – ты как будто выкладываешь перед собой, как карточки на стол, факт за фактом. Чем больше таких карточек, тем лучше, и иногда они выстраиваются в логическую цепочку. А бывает, что думать как раз бесполезно – главного факта у тебя нет, и ты ходишь по кругу, и мучаешься, и злишься, но не продвигаешься ни на шаг.

На первый взгляд, который совершенно не обязательно оказывается ошибочным, все говорило за то, что Юкке позвонила Анна. По каким-то своим причинам, о которых я пока и не догадываюсь. Возможно, и само ее обращение в Контору связано с какой-то хитроумной комбинацией, для которой понадобился российский разведчик. Теоретически вся история с белыми мышами и с грозящей Анне опасностью могла быть лишь выдуманным предлогом. Тем более что по странному совпадению следующую белую мышь должны были подбросить в первую же ночь после нашей встречи.

Хотя нет. Этот вариант был возможен, но только до ночного нападения. Можно было, конечно, для правдоподобия разыграть и такую сцену, но при этом вряд ли допускалось, что в ней кто-то может серьезно пострадать. А ведь это я выбирал, зарядить мне свой винчестер патронами с мелкой дробью или вполне убойными. И целиться я мог не в зад толстяка, а ему в голову. Рисковать людьми ряди правдоподобия вряд ли кто-нибудь стал бы. Нет, этот вариант можно было отмести.

Кстати, вспомнил я, Анна была уверена, что проследить за ней из Таллина, где она недавно встречалась с этим Порриджем, до ее дома в Вызу было невозможно. Но вот пожалуйста – за мной же послали наружку! Если, как я предполагаю, ее пустил за мной Юкка, те же Мастеровой и Бухгалтер вполне могли на пару прокатиться незаметно за Анной на своей «вольво».

Какие еще были варианты? О том, что я делаю в Эстонии, знали не только мы с полковником советской разведки в отставке, но еще и в Лесу. Во-первых, мой куратор Эсквайр. Общаясь с ним уже многие годы, могу предположить, что и не больше еще одного человека. К тому же этим вторым человеком мог быть мой старый и в своем роде единственный друг Лешка Кудинов, который часто подстраховывает меня на операциях. Однако утечку из Леса можно было исключить не только потому, что этим двум людям свою жизнь я доверил давно и больше сомнениями на эту тему не мучаюсь. Но вот о том, что я решу вдруг из Таллина поехать в Хельсинки, знал – не считая меня – только один человек. Получалось, все-таки Анна. Однако ни логически, ни интуитивно этого тоже быть не могло. Я что-то упускал.

Что? Если поразмыслить, в нашей цепочке был еще один человек – анонимный, не появившийся на сцене, но реальный. Это – человек в Хельсинки, который положил в ячейку камеры хранения мой новый паспорт и должен был забрать старый. Вполне вероятно, он меня видел и мог пустить по моим следам наружку, которую – в силу высокого профессионализма сотрудников, их большого количества или, что скорее, массы видеокамер, натыканных по всему городу, – в Хельсинки я не заметил. А вот в Таллине дело у них поставлено похуже – топтуны прокололись. Если это мое предположение верно, наружку выставил не Юкка, а кто-то из Конторы или тот, кто числится и в Конторе, и где-то еще.

Тогда возникает другой вопрос – кому это выгодно? Какой интерес может представлять некий глубоко законспирированный нелегал, который приехал на выручку бывшему нелегалу? Это ведь операция, высшей и конечной целью которой была лишь безопасность отошедшей от дел старой дамы. Почему она вдруг обрела бы в чьих-то глазах большую ценность? Или Анна от меня все же что-то скрыла?

Был, сообразил я, еще один человек, который мог уже знать о моем присутствии в Таллине. Я же запросил на связь местного сотрудника. Однако его пока можно было исключить. Во-первых, Контора вряд ли сработала бы так быстро. Во-вторых, этот человек, которого Эсквайр, он же Бородавочник, подберет с большой осторожностью и тщанием – если, конечно, ему есть из кого выбирать, – не должен знать ни моей внешности, ни моего имени. Ни моего настоящего – ну, скажем, постоянного – имени Пако Аррайя, ни эфемерного Александра Диденко. То же с внешностью. Человек, которого подберут мне на связь, будет знать только место и время встречи, а также пароль. Нет, искать надо в другом месте.

Я мог бы, естественно, прояснить ряд вопросов, снова запросив Контору через интернет. Но входить туда из гостиницы было бы неосторожно, даже если бы я не засек вечером наружку, а выйти прогуляться из отеля в три ночи было бы и вовсе экстравагантно. Меня ведь довели до самых дверей «Скандик Палас»: Арне с приятелями открыто, Бухгалтер – поодаль. Однако я его прекрасно видел, обернувшись, чтобы попрощаться с ребятами, – он делал вид, что спрашивал дорогу у припозднившихся прохожих. Вполне возможно, сейчас в проулочке у церкви с голубой крышей припаркована та же старенькая серая «вольво».

И этот разговор с Юккой… Он по собственной инициативе прощупал меня на две темы. Первой было мое предполагаемое пристрастие к плотским наслаждениям, в чем он недвусмысленно вызвался мне помочь. Однако если верить Анне, это была его профессиональная специализация. Но этому Порриджу было интересно и мое отношение к экологии. Вышел на этот вопрос он достаточно гладко для человека, который действительно был бы со стороны, но я-то ведь его изучал и был настороже.

Паранойя? Ведь ход его мысли мог быть такой. Я спросил, как выяснилось, про сомалийцев. Он сказал мне, что многие финны зиму проводят в Африке. Но потом, чтобы не подумали, что его страна хуже, рассказал мне, что самые вредные производства размещают как раз в третьем мире, а у них здесь в Финляндии – экологический рай. Ну, чтобы я не решил, что он плохой патриот. Потом прощупал, как я отношусь к «Гринпису», но с заходом через Чернобыль. Нет, весь разговор строился логично…

Решительно, я был обречен до утра метаться мыслями по кругу, как волк в клетке. Даже позвонить Джессике по мобильному было бы неправильно – с какой стати украинский гражданин Диденко стал бы звонить своей жене в Америку? А с другой стороны, почему бы и нет? Мало ли жен из новой элиты ездят за покупками в Эмираты, в Европу, в Штаты? Да и вообще, у украинского миллионера супруга вполне может быть американкой. Красные цифры на едва читаемом в темноте корпусе телевизора показывали полпятого утра – в Нью-Йорке полдевятого вечера. Самое время.

Они оба были дома, даже все трое: я слышал задорный лай Мистера Куилпа. Джессика пылесосила квартиру – мы принципиально не нанимаем никого в помощь по дому. Наш кокер-спаниель бегал за ней, пытаясь укусить щетку пылесоса и возмущаясь, что ему не позволяют улечься с ней на ковре и погрызть ее всласть, как косточку. Бобби, который учится в серьезной частной школе, все вечера просиживает за домашними заданиями.

Ничто не успокаивает меня так, как разговоры, в которых на самом деле сказать нечего. Это просто, как рутинный замер температуры у здорового человека. Все живы, все в порядке. Мать Джессики и моя любимая женщина Пэгги собирается к нам на выходные. Вернусь ли я к этому времени? По идее, должен. Что там у нас в агентстве? Тоже все нормально. Моя помощница и теперь партнерша Элис в мое отсутствие работает за двоих. Странно, что она мне до сих пор не позвонила. Значит, с одной стороны, справляется, а с другой – на пределе, даже некогда поговорить с шефом. Мне тоже, если честно, не до нее, только я этого Джессике не сказал.

Бобби, когда был маленьким, подбегал к телефону лишь на два-три слова, а потом несся обратно к своему компьютеру. Сейчас он совсем другой. Джессика в основном рассказывала американские новости – мой сын расспрашивает меня. Чем я там занимаюсь так долго (мне якобы пришла в голову мысль организовать парусную регату по Балтике в следующую июльскую жару)? Нормально ли питаюсь (у него до сих пор во рту вкус этих аппетитных, но жирнющих сырных шариков)? Познакомился ли с кем-нибудь интересным (я рассказал ему про Арне)? Похоже, у моего сына активизировался ген Джессики, которая так же с отрочества опекает своего отца.

Джессика, кстати, слушает наш разговор по громкой связи и время от времени задает уточняющие вопросы, но инициатива отныне у нее перехвачена. Отчасти потому, что мы с ней по телефону многие вещи друг о друге узнаем из интонаций, пауз, просто интуитивно. Ей не нужно спрашивать: «У тебя ничего не случилось?» Если что-то случилось, она знает об этом, лишь только я скажу: «Привет, солнышко». Представляете, какой мне нужен самоконтроль, чтобы не прозвучал, например, далекий отголосок волнений прошлой ночи с засадой, перестрелкой, скрипом половиц под ногами полицейских, пока я сидел в подполе?

Ну, хорошо, в доме все в порядке. Теперь можно спать. Но сон по-прежнему упрямился. Я вспомнил один из наших вчерашних разговоров с Анной.

– Вы как засыпаете? – в какой-то момент спросила она. Ни с того ни с сего.

– То есть?

– Ну, вот вы легли в постель, и что? Вы думаете о чем-нибудь хорошем?

– Да нет.

– А я думаю. Вернее, я пытаюсь найти в своей сегодняшней жизни что-нибудь хорошее. Но не нахожу. Ничего плохого – у меня есть крыша над головой, я обеспечена, пока еще относительно здорова… Но и ничего хорошего: ни в данный момент, ни впереди. В прошлом, да. Раньше в моей жизни было много такого, от чего я и заснуть не могла. Но сейчас меня уже ничто не греет.

Я молчал. Моя жизнь, если посмотреть на нее философски, протекала достаточно бессмысленно. Но у меня были мои близкие. Так что я, наверное, неправду сказал. Когда я думаю о чем-нибудь хорошем, я думаю о своей семье. И иногда перед тем, как заснуть, тоже.

– Вы думаете, моя жизнь уже кончилась? – скорее себя, чем меня, спросила тогда Анна.

Еще я вспомнил ее фотографию, которая стояла в гостиной на отдельном высоком столике, покрытом кружевной скатертью. Фотография была в старинной, в стиле ар-деко, бронзовой рамке с изгибающимися в неге в разные стороны побегами и листьями. Она и сделана была в манере немого кино, а-ля Грета Гарбо. Анне на ней было, вероятно, слегка за тридцать. Она стояла почти спиной к объективу – мы видели ее голые плечи и спину, но повернулась к нам лицом. Она была восхитительна: лучистые глаза, превосходной формы нос, нежные губы. От ее лица веяло сохранившейся девичьей чистотой и сформировавшимся умом зрелой женщины, в нем читалась одновременно и трогательная уязвимость, и сила характера.

– Что, не похожа на себя? – напористо, как если бы я собирался ее обидеть, спросила Анна. – Это я. Если вы хотите говорить со мной настоящей, вы должны обращаться ко мне такой, как на фотографии. Это лицо, – она легонько шлепнула себя по щеке, – не мое. Мое – вот!

Что же она могла от меня утаить? Без умысла, в силу профессиональной скрытности или не придав чему-то значения. Какая хитроумная операция могла разворачиваться вокруг женщины, которая стремилась лишь к покою? Пока что единственный подозрительный след вел к нашему человеку из камеры хранения в Хельсинки. Что, вся эта возня исходила из Леса? Нет, Бородавочник вряд ли мог снова послать меня на дело, не предупредив о возможных осложнениях. Однажды он этот номер проделал, но зато потом сам же по моему сигналу SOS примчался в Париж.

Возможно, кто-то из наших, работающих в Хельсинки, вел свою игру. Было ли это связано с дохлыми белыми мышами? Скорее всего, да, но при наличествующих на этот момент скудных данных такая связь не прослеживалась. Нужны были новые факты. Или озарение.

10.

Я все же заснул. Но через час снова проснулся, видимо, оттого, что в номере включился холодильник. Сейчас главное было не думать о насущном и предстоящем, а то до утра глаз не сомкнуть. Но о чем-то думать все равно нужно. Я вызвал в памяти хорошее – нашу первую с Джессикой общую квартиру в Нью-Йорке.

К тому времени я выбрался из своей норы уже настолько, чтобы думать о будущем. Офис для турагентства мы сняли на углу 83-й и Лексингтон, так что имело смысл искать жилье где-то поблизости. Джессика еще доучивалась в Бостоне, поэтому задача эта падала на меня одного. Утром я приезжал на работу, в которой работой пока и не пахло, и катался на директорском кресле по полупустому офису, задирая ноги то на один, то на другой стол для несуществующих работников. В руках у меня была пара купленных у метро газет, в которых я отмечал адреса подходящих свободных квартир. Потом я составлял себе маршрут, начиная с самой дальней, и к обеду, кочуя от одной к другой, добирался снова до своего офиса.

В один из таких дней меня, предварительно назначив встречу по телефону, посетил отец Джессики, профессор Фергюсон. Наверное, он стал таким не сразу, но я всегда поражался, как тонкая, умная, мягкая Пэгги могла прожить столько лет с этим вечно взъерошенным, крикливым, перескакивающим с пятого на десятое, как с ветки на ветку, хитрым и недоверчивым существом. Какаду, не зря же я так прозвал его про себя!

При этом отцу Джессики никак нельзя отказать в образованности и интеллекте. У него пожизненная профессорская ставка в Гарварде, где он преподает английскую литературу, он – автор основополагающей монографии о Джойсе, он даже – это в моих глазах искупает все его недостатки – сумел целиком прочесть «Поминки по Финнегану», написанные дублинским гением на своем собственном языке, составленном из множества других, как живых, так и мертвых.

Меня профессор Фергюсон, как бы это сказать, дружески ненавидел. В его глазах я был притворяющимся агнцем, но на самом деле алчным, жестоким и циничным хищником, наверняка членом какого-либо преступного кубинского сообщества, продающего наркотики, женщин, оружие или все сразу. Мою историю он знал в двух словах – антикастровский диссидент, перебравшийся в Штаты и потерявший здесь свою семью. Из этих событий моей жизни он усвоил: а) что я сидел в тюрьме (что правда, это было частью плана по моему внедрению в США) и б) что я пошел на гангстерскую разборку с женой и двумя детьми (а их так и убили, только в случайной перестрелке). Теперь, предполагал профессор, после внедрения в Штаты мой преступный клан пытался ввести меня в приличное американское общество. А как иначе объяснить мои университетские гуманитарные познания, приличные манеры, мягкую иронию и привычку лишь пожимать плечами, когда что-то происходило не так, как мне бы хотелось? Но его, профессора Фергюсона, не проведешь, не на такого напали! Я забыл сказать, Какаду азартно играл на бирже – это был его и любимый вид спорта, и основной заработок, даже при профессорской ставке.

Как я понимаю, в первое время отец Джессики изредка общался со мной лишь ради того, чтобы вывести меня на чистую воду. В тот день – это было поздней весной 1985 года, где-то в середине мая – профессор Фергюсон предложил встретиться в офисе, который я совсем недавно снял. Дверь я не закрывал – для гангстерского налета у нас не было ничего интересного. Он вошел – длинный, худой, рыжий и нахохленный, – оглядел пустое помещение и заявил:

– И кто из богатеев, которых вы хотите заарканить, захочет прийти в такое великолепие?

– Здравствуйте, профессор Фергюсон, – сказал я, вставая. – Я тоже рад вас видеть. А что касается вашего вопроса, люди, которым я собираюсь предлагать свои услуги, вообще никуда не ходят. У них на это нет времени – им все приносят в кабинет.

Какаду вскинул брови, мол, допустим, но комментировать не стал.

– Вы с поезда? – продолжал я, полный решимости не дать ему вывести меня из себя. – Давайте я отведу вас куда-нибудь позавтракать?

– В «Макдоналдс»? – усмехнулся профессор. – Или в «Пиццу-Хат»?

– Куда хотите, – не поддался я и на эту провокацию. – Я вас приглашаю, а вы выбираете место.

– Завтракать поздно, обедать рано, – сказал Какаду, усаживаясь в мое директорское кресло на колесиках. – Вы чем собирались заняться?

– Пойти посмотреть очередную квартиру.

– Ну так пойдемте! Какая разница, где общаться?

Чтобы не утомлять профессора и поскорее от него отвязаться, в тот раз я решил начать не с самой дальней, а с ближайшей квартиры. Она рекламировалась как «просторные двухкомнатные апартаменты с ванной, кухней и окнами, выходящими на зеленые лужайки Парк-авеню». Я знал, что если мне не удастся сбить цену, квартира была для меня слишком дорога, но надеялся, что на ней, самой приличной из тех, которые мне предстояло посетить в то утро, профессор от меня и отвяжется.

Я закрыл офис, и отец Джессики неожиданно подхватил меня под руку. То ли для того, чтобы не упасть – мы располагались на втором этаже, откуда небольшая персональная лестница вела прямо к тротуару, – то ли чтобы подчеркнуть неформальный характер прогулки.

– Вы ищете квартиру, чтобы жить там с моей дочерью? – без обиняков спросил Какаду.

– Да, – просто ответил я.

– А чем плоха та, где вы живете сейчас?

Это, как я уже заметил, была его обычная тактика: нападение – тут же обходный маневр, опять удар – и снова заход с фланга.

– Она слишком мала для двоих. И далеко от офиса.

– А почему бы вам не продолжать жить там одному?

Я уже давно не был мальчишкой.

– Потому что мы с Джессикой решили жить вместе, – сказал я, высвобождая руку.

– Скорее!

Профессор ринулся под мигающий светофор, чтобы успеть пересечь Парк-авеню. Мне пришлось бегом последовать за ним.

– Вы хотите жениться на моей дочери? – продолжил допрос профессор Фергюсон, оказавшись в безопасности на тротуаре.

– Если вы не против.

Я сказал это в шутку, но его реакция оказалась вполне серьезной.

– Вы прекрасно знаете, что я против.

– Я могу узнать, почему?

– Почему-почему? Против!

– Вы ведь не хотите вдаваться в подробности не потому, что боитесь меня обидеть. Давайте выкладывайте! Я хочу быть уверенным, что вы сами это знаете.

Ответного наступления Какаду не ожидал.

– Давайте я скажу, какого мужа я хотел бы для своей дочери, и вы мне скажете, отвечаете вы этому образу или нет? Идет?

– Ну, если вы по-другому объяснить не сумеете…

– Это должен быть человек нашего круга, – начал профессор. – Из хорошей традиционной американской семьи. Выпускник престижного университета. Работающий в крупной фирме, в которой человек старательный и способный быстро сделает карьеру. Моя-то дочь принесет все это с собой в тот брак, который будет ее достоин.

Я не собирался слагать оружие.

– Если не ошибаюсь, лет пятьдесят назад вас как жениха могли бы отвергнуть по тем же критериям. Ирландец, в Америке без году неделя. Католик, как итальяшки или полячишки. Я, кстати, католик.

– Но на этом сходство и заканчивается.

Ну, хорошо!

– Скажите, профессор, Джессика – ваша родная дочь?

По опешившему виду Какаду я понял, что перехватил инициативу.

– Как вы можете такое спрашивать? Разумеется, родная. И единственная.

– Знаете, чего бы я как отец мог желать для своей родной и единственной дочери?

– Того же самого, уверяю вас, – пробурчал профессор.

– Нет! Я бы хотел, чтобы она встретила человека, с которым захотела бы прожить всю свою жизнь, с которым хотела бы иметь детей. И тогда не важно, кто он, откуда и чем занимается.

Мы пришли: угол Парк-авеню и 80-й.

– Мы пришли, – сказал я. Какаду все равно так и не нашел, что сказать.

– Я не пойду с вами смотреть квартиру, – сказал он. – Давайте договорим здесь. Вы знаете, чем отличается отец от мужа?

– Хм... Муж может быть другим, а отец – нет. Как говорил ваш любимый Джойс, родители – это необходимое зло.

– Неправильно. При чем здесь Джойс? – Какаду было потерял равновесие, но тут же вновь обрел его. – То есть, по сути, правильно. Отца не выбирают, а мужа – да. И выбирает его тот, кто опытнее, у кого глаза не затуманены романтической дымкой. Тот, кто уже знает жизнь.

– Как, например, вы?

– Да.

– Или мать Джессики?

Какаду притворно застонал.

– Женщина скорее способна сделать для своей дочери правильный выбор, – продолжал наступление я. – Мы же с вами, как я понимаю, традиционной ориентации, нам не оценить тех критериев.

– Охмурить двух женщин ничуть не сложнее, чем охмурить одну, – заявил мой оппонент.

– А вы бы возражали, если бы я захотел жениться на Пэгги?

Этого профессор не ожидал.

– Я серьезно вас спрашиваю! Я люблю Пэгги так же сильно, как Джессику, хотя и по-другому. Вы разрешаете мне жениться на Пэгги?

Какаду чувствовал, что этот вопрос для меня – не просто аргумент в споре. Я действительно был бы счастлив жить дальше рядом с матерью Джессики. Про секс не могу сказать определенно, хотя Пэгги выглядела очень молодо и привлекательность отнюдь не потеряла. По родству душ – точно! Да и что скрывать, как женщина она мне тоже очень нравилась.

– Вы же сейчас не серьезно говорите? – начал сопротивляться Какаду.

– А вам-то что? Вы в разводе, живете с молодой женой. Почему Пэгги не может сделать то же самое?

– Ну… Потому что это неприлично!

– Неприлично выйти замуж за человека, который на девять лет моложе? У вас с Линдой какая разница в возрасте?

Вопрос был риторическим – лет двадцать пять.

– Ну, знаете… Если выбирать между этими двумя вариантами, я бы предпочел, чтобы вы реализовали свои, не знаю уж какие, планы с Пэгги, чем с Джессикой. Она бы вас скорее раскусила.

Я протянул ему руку:

– Профессор Фергюсон, я благодарю вас за совет. Я обещаю вам поразмыслить над всем этим. А сейчас извините, меня ждут наверху.

Какаду руку не принял, а, обняв меня, прижал к себе как-то боком.

– Вот она, горячая латинская кровь! Пойдемте смотреть квартиру. Какой этаж?

Нет, не уйдет этот вампир, пока не насосется моей крови!

Квартиру на седьмом этаже сдавал владелец – бледный, едва переставляющий ноги старик с тяжелыми темными мешками под глазами. Его звали, как множество людей в самых разных странах мира, мистер Гордон. Уступая уговорам детей, он собирался переселяться в дом престарелых. Они с женой, умершей два месяца назад, прожили в этой квартире пятьдесят пять лет. Теперь ему уже было трудно управляться в ней одному, но он не хотел сдавать ее через риэлторов, кому попало. Более того, мистер Гордон собирался забрать личные вещи, но оставить здесь мебель, которую все равно девать было некуда. И опять же, он хотел, чтобы за их с Ребеккой столом сидели, а на их с Ребеккой кровати спали симпатичные, приятные ему люди. Все это он успел рассказать мне накануне по телефону минут за двадцать неторопливого, с трудом рождающего фразы старческого разговора.

Мистер Гордон сунул мне в ладонь вялую, едва ответившую на пожатие руку и вопросительно посмотрел на моего спутника.

– Это профессор Фергюсон, отец моей невесты, – представил его я. Я не собирался сдавать позиции.

– Ну, пока еще ничего не решено, – пробормотал отказывающийся капитулировать Какаду.

Старик его не слышал. Он повернулся и, сделав нам приглашающий жест рукой, шаркающей походкой пошел внутрь квартиры. Это был чудесный, теплый, живой дом, с картинами и фотографиями на стенах, с электрическим камином, несколькими консолями с вазочками и статуэтками, с тяжелой скатертью на круглом обеденном столе под абажуром «тиффани», с небольшими восточными ковриками, разбросанными по начищенному паркетному полу. Картины – не репродукции и не копии – были, разумеется, не кисти известных художников, но не банальные и подобранные со вкусом. С фотографий – а я не переставал задавать мистеру Гордону вопросы по поводу различных предметов – смотрели его бородатый житомирский дед-булочник в белом фартуке, его мать в окружении своих одиннадцати детей, отец Ребекки в военной форме, воевавший в Первую мировую в русской армии, но чаще всего его жена. Одна, в шляпках и без, в обнимку с ним, в бассейне с их двумя дочерьми – жизнерадостная брюнетка с крупными чертами лица и пышными волосами.

Из гостиной мы прошли на кухню, потом в ванную. Еще одна дверь вела в спальню, большую часть которой занимала массивная деревянная кровать под балдахином.

– Бекки хотела, чтобы у нас была кровать с балдахином, – с извиняющейся улыбкой сказал старик. – Как у ее родителей.

Волоча ноги, он вернулся в гостиную и уселся в кресло-качалку из темно-коричневого, местами стертого до белизны, дерева. Он уже был без сил.

– Что скажете? – тихим бесцветным голосом спросил он.

Запрошенная цена была для меня высоковата, но торговаться ни сейчас, при Какаду, ни без него я не хотел. Мне не терпелось поселиться с Джессикой в этой напитанной человеческим теплом квартире, чтобы не дать ей остыть.

– Если вы согласны, я больше ничего не буду искать, – сказал я.

– Вы извините, вы сами очень славный, но мне бы хотелось все же посмотреть на вашу невесту, – смущаясь, попросил старик.

– Конечно. Джессика сейчас в Бостоне, но она приедет на выходные. Я в любом случае не могу снять квартиру, не убедившись, что и ей она нравится.

И тут в разговор вступил Какаду, за все это время не проронивший ни слова.

– И сколько стоит такая квартирка? – довольно развязно осведомился он.

– Цена была указана в объявлении – триста долларов в месяц, – ответил старик. – Я бы предпочел оставить квартиру за собой, вообще бы не сдавал ее. Но мне нужны деньги, чтобы платить за дом престарелых.

Профессор Фергюсон возмущенно посмотрел на него, потом на меня.

– Вы же не сможете каждый месяц платить такую сумму?

– Почему нет?

– Это грабеж! Вам нужно думать о том, как зарабатывать деньги, а не вкладывать их в теплое гнездышко, в котором очень скоро будет гулять ветер.

Замысел Какаду я прекрасно понял: он хотел поссорить нас со стариком.

– Вы говорите «вам»? То есть нам с Джессикой? Значит, вы понимаете, что мы все равно поженимся?

– Нет. Когда я сказал «вам», я имел в виду вас лично. Вы же пока еще не заработали ни цента.

– Нет-нет! Вы говорили про теплое гнездышко. Конечно же, вы имели в виду нас с Джессикой.

– Нет, я имел в виду любую женщину, которую вы захотите сюда привести.

Старик слушал нашу перепалку молча. Лицо у него было вялое, глаза слезились, и мне трудно было сказать, что он по этому поводу думает.

– Вы, наверно, понимаете, мистер Гордон, – обратился я к нему, – что у этого человека, профессора Фергюсона, нет сейчас другой цели, как сделать так, чтобы мы с вами не договорились. Вы хотели впустить в свой дом, который вам так дорог, кого-то симпатичного. Раз так, мы должны сейчас доказать вам, что мы оба – просто мерзкие типы.

– Говорите за себя!

Это Какаду.

– Но ведь это правда! Сделать из меня гнусного мерзавца без моей помощи сложно, так вы решили сами произвести отталкивающее впечатление.

– Я произвожу отталкивающее впечатление? – возмутился профессор Фергюсон. – Что, да? Как вас там?

– Мистер Гордон, – подсказал я. И добавил для старика: – Мне очень жаль, что я дал втянуть себя в эту игру.

– Игру? Иг-ру? – завопил Какаду. – С чего вы взяли, что я стал бы играть с вами в одну игру? Этот проходимец, этот человек ниоткуда, – теперь он призывал старика в свидетели, – вбил себе в голову, что женится на моей дочери. И ей вбил это в голову, что намного серьезнее. Да я костьми лягу, чтобы этого не произошло! Я никому не позволю разрушить счастье своего единственного ребенка.

Он подошел к креслу-качалке и резко повернул его так, чтобы мистер Гордон смотрел мне прямо в лицо.

– Спросите у него, спросите у этого человека, сколько он заработал в прошлом месяце? В позапрошлом? Год назад? Сколько? Ноль целых, ноль десятых. Он нигде не работает. Спросите его, как он собирается содержать мою дочь? Это не ваше дело? Тогда спросите, как он собирается платить за вашу квартиру? Да, он теперь директор турагентства. Спросите у него, сколько у него клиентов? Ноль целых, ноль десятых. Вы, мистер, как вас там, можете впустить в свой дом кого угодно, я таких проходимцев к себе не пускаю!

Профессор Фергюсон отпустил кресло со стариком, которое он не переставал раскачивать по мере того, как его голос крепчал, откланялся кивком и вышел. Ну что ж, этот тайм я с его помощью, похоже, проиграл.

– Извините нас, – сказал я старику. – Мне, правда, очень неловко.

На лице мистера Гордона появилось некое подобие улыбки.

– Приходите со своей невестой в выходные, если не передумаете, – сказал он и как-то робко, по-мальчишески хихикнул. – Мы с Бекки тоже поженились против воли ее отца.

11.

Мы встретились с Арне за завтраком в моей гостинице. Когда я спустился на лифте, он уже сидел в холле, как раз на том диване, где несколькими днями раньше ждала с книжкой Хомского Анна. Увидев меня, Арне встал и улыбнулся открыто, дружелюбно, почти ласково. Он и был, наверное, ласковым ребенком, который целует маму, уходя на занятия в институт. Как бы получше спровадить его, не вызывая подозрений?

– Карл сказал, что готов встретиться с вами в любое время после двух, если захотите, – сообщил он, вкладывая в мою ладонь маленькую, но крепкую руку.

– Карл?

– Ну, мой друг, продюсер.

– А-а. Давай обсудим все за завтраком.

В «Скандик Палас» на шведском столе не экономили – салаты, соленый лосось, куча всяких мясных нарезок и три горячих блюда. Нет, похоже, маленькая Эстония пыталась восполнить недостаток нефти честным трудом.

Арне перекусить со мной решительно отказался, а я набрал себе кучу овощей и солений.

– Вегетарианец? – спросил Арне.

Я кивнул.

– По убеждениям? – скорее утвердительно добавил он.

Я снова кивнул.

– По вашей вине больше не убьют ни одного животного?

– Как сказать! Боюсь, что за двадцать лет, которые я не ем мяса, я вряд ли спас жизнь хотя бы одному живому существу.

– Тогда зачем вы это делаете?

– Просто не хочу в этом участвовать.

– Хм...

Арне больше ничего не добавил, но в его взгляде я ясно прочитал, о чем он подумал. И это меня обеспокоило – в этом я не был похож на украинского бизнесмена, с детства приученного к шкваркам, домашним колбаскам и салу с чесноком. Хотя что этот ребенок может знать о кулинарных пристрастиях еще в одной стране, которая давно уже не часть целого?

Однако если это все же не так, я усугубил ощущение несоответствия, спровадив своего гида на целый день. Я сказал, что утром мне позвонили мои эстонские партнеры и что у нас назначена встреча в Министерстве связи по поводу предоставления радиочастоты. Я предложил Арне заплатить ему за оба дня, но он, моргая белыми ресницами, отмахнулся:

– Я пока для вас ничего не сделал.

Впрочем, по его радостному рукопожатию было очевидно, что перспектива провести этот день, как бы хотелось ему самому, пареньку явно улыбалась. Нет, не похоже, чтобы он был приставлен Юккой, чтобы следить за мной. Однако сколько раз я уже бывал в ситуациях, когда самое естественное поведение оказывалось точно просчитанным и исполненным ходом.

Я не стал проверять, следили ли мои новые друзья Мастеровой и Бухгалтер за входом в «Скандик Палас». За завтраком в холле я посматривал на улицу, но контролем это назвать нельзя. Я исходил из того, что следили. Поэтому я нацепил на нос солнечные очки – благо сейчас бабье лето – и выбрался через служебный вход во внутренний двор. Там двое рослых парней в майках под лямками комбинезонов выгружали большие, но довольно легкие черные пластиковые пакеты – похоже, белье из прачечной. Гордо подняв голову, как человек, знающий, куда и зачем он идет, я прошел мимо, вышел в арку и оказался на широкой боковой улице, судя по названию, Пярнускому шоссе.

Подняв ногу на уступ уличного фонаря, я сделал вид, что завязываю шнурок на ботинке. Серой «вольво» в поле зрения не было. Ни на паркинге гостиницы, где стоял мой красный «гольф», ни на противоположной. А за церковью с голубой крышей? Я, потягиваясь, как праздный турист, сделал несколько ленивых шагов в сторону. Нет, и за церковью стоял лишь автобус с включенными аварийными огнями – он высаживал группу туристов.

Это, конечно, ни о чем не говорило. Наружка могла сидеть и в другой машине, и вообще Мастерового с Бухгалтером пора было уже подменить. Однако ехать на встречу со связником на такси мне не хотелось. Так что я сел в свой блестящий, аппетитный, как леденец, «гольфик» и демонстративно развернул карту города, сохранившуюся у меня еще со времени экскурсий с Джессикой и Бобби. А параллельно включил свой совсем новый, но довольно медленный компьютер-наладонник.

Прошло не меньше минуты, пока он наконец-то подключился к моему временному почтовому ящику на немецком сайте. Еще пара минут, и несколько строчек из сербских букв, странных квадратиков и вопросительных знаков – а такие сообщения каждому приходилось принимать из интернета – превратились во вполне осмысленный английский текст. Встреча с таллиннским контактом из Конторы была назначена на волноломе напротив Старого города.

Как мне ехать, я примерно представлял, но положение иностранца давало мне ряд преимуществ. Я выехал со стоянки отеля, повернул направо, потом на следующем перекрестке снова направо и опять направо – мы точно так же ехали с Анной в день нашего знакомства. Местной машине проделать такую петлю было бы непростительно. Потом я встал у паркинга «Скандик Палас», с которого только что съехал, и снова развернул карту. За мной по кругу никто не ехал, и сейчас меня обогнал только фургончик с непонятной надписью на эстонском.

Что, сегодня у моих топтунов выходной? Они поняли, что пасли меня зря, и заказчик отменил наблюдение? Или все поставили на серьезную ногу, задействовав наружные видеокамеры на перекрестках, стационарные посты, наблюдателей по тротуарам и перехватывающие автомобили?

Я выехал на перекресток и развернулся в обратном направлении, хотя и не был уверен, что там это было разрешено. И тут за мной никто не поехал. Я включил навигатор, выбрал карту и поставил точку на длинной косе, вдающейся в залив перед городом. Общение с навигатором всегда напоминает мне разговор с очень исполнительным, но совершенно тупым полицейским. Он твердо знает, как привести вас к цели, но убедить его в том, что существуют ремонтные работы, объезды, аварии на дорогах и прочие непредсказуемые препятствия, очень непросто. Я так и езжу с ним: в чем-то полагаясь на него, иногда действуя вопреки его указаниям и всегда строго отслеживая путь сам.

Навигатор бойко вывел меня из центра города, но дальше стал сбиваться и путаться. Я поехал по наитию, держась правее, ближе к морю. Минут через десять, когда мне показалось, что уже хватит, я переехал трамвайные пути, забрался внутрь квартала одноэтажных домиков, немного поплутал по нему и через пустырь выбрался на берег моря. Вон она, дамба, впереди слева! И навигатор наконец сориентировался: «Через триста метров вы прибудете в пункт назначения». Спасибо, дорогой!

Волнолом был шириной метров шесть-семь, так что на нем можно было развернуться без риска улететь в воду. Машин было немного, в основном на них приехали рыбаки, расположившиеся у воды с удочками и пакетами с едой. Мой контакт должен был приехать на синем «рено-меган». Я заметил его издали, но предпочел проехать мимо – чтобы осмотреться, взглянуть на хозяина машины и развернуться носом к дороге. Хотя, если выезд с волнолома кто-то захотел бы перекрыть, вырваться оттуда было невозможно. Но у этого места встречи было и преимущество: все были на виду – спрятаться негде.

Напротив синего «рено» возился со снастями мужчина среднего роста и возраста. В отличие от ярко выраженных типажей Мастерового и Бухгалтера, этот боец невидимого фронта выглядел, как университетский профессор: аккуратная стрижка, короткая седеющая бородка, стеклышки очков с тоненькими проволочками оправы. Тоже внешность подходящая – таких интеллигентов вы встретите в любой европейской стране по дюжине на километр пешеходной улицы.

Пароль и отзыв были хрестоматийным образцом жанра, я даже восхитился изобретательности коллег из Конторы. Я присел рядом с Интеллигентом на корточки, поприветствовал его кивком и спросил по-русски, поскольку для половины жителей Таллина именно этот язык является родным:

– Если клюнет барракуда, я готов помочь вам ее вытащить. У меня большой опыт еще с Кубы.

Интеллигент, искоса смотревший на меня ясными голубыми глазами, кивнул в ответ в знак приветствия и улыбнулся:

– Последнюю барракуду я поймал в Красном море в разгар арабо-израильской войны. Тащить ее не пришлось – мы их глушили шашками.

Согласитесь, трудно представить себе такой разговор между двумя случайными встречными.

Интеллигент наживил червя. Русский рыбак поплевал бы на него на счастье, но новый европеец не стал. Он просто забросил удочку в море и выпрямился на складном брезентовом стульчике. Я остановил его жестом, когда он попытался было уступить его мне – сел рядом на нагретую солнцем бетонную плиту и спустил ноги над водой. Делая вид, что наслаждаюсь последними теплыми лучами сентябрьского солнца, я не спеша осмотрелся. Ближайшие рыбаки расположились метрах в пятидесяти слева и справа. Мы могли говорить.

– И какие у нас проблемы? – спросил связник. У него был живой, чуть насмешливый взгляд. По-русски он говорил свободно, но с характерным певучим, с запинаниями, местным акцентом.

– Спасибо, что считаете их общими. Срочных проблем три.

Я рассказал про серую «вольво», номер которой я, естественно, запомнил, а также про Мастерового и Бухгалтера. Возможно, это был самый короткий выход на людей, которые так настойчиво интересовались Анной. Этим соображением, как и другими подробностями, я, разумеется, делиться не стал.

– Вы хотите, чтобы я проследил за ними и выяснил, кто они? – педантично резюмировал Интеллигент.

– Сделайте, как сочтете нужным. Лишь бы в итоге я знал, на кого они работают и чего хотят от меня.

Наш человек в Таллине задрал брови вверх, как бы говоря: «Такая вот простенькая, совсем ерундовая задачка».

– Что еще?

– У вас есть связи в полиции?

Я же именно такого человека просил у Бородавочника.

– Смотря для чего, – осторожно уточнил связной.

Я рассказал ему про машину со следами дробовых зарядов и про подстреленных молодцов, которым было бы надежнее обратиться в больницу. Что это была за перестрелка, почему и что за машина, я тоже уточнять не стал.

– Я хотел бы знать, нашли ли машину, обнаружили ли в салоне какие-либо улики и ищут ли вообще этих парней.

Это все я перечислил, чтобы Интеллигенту не пришлось резюмировать.

– Их ищут, – спокойно заверил меня тот, похоже, обидевшись за свою страну. Тогда почему он работает на чужую?

Я не стал мысленно развивать эту тему. Сообщение из Конторы, полученное мной по электронной почте, было подписано Э., то есть Эсквайром. А тот не стал бы подсовывать мне гнилой товар.

– И третья проблема? – напомнил Интеллигент.

– Мне нужна полная история одной дачи в Вызу. Знаете такое место?

– Конечно. Перестрелка тоже была в Вызу?

Соображает. Я кивнул.

– Мне нужно все: кто этот дом построил и когда, кто были его последующие хозяева, сколько он может стоить сейчас. Адрес запишете?

– Скажите, я запомню.

Со спокойными и уверенными в себе людьми не всегда уютно, когда вы сталкиваетесь с ними впервые. Разумеется, они могут воспринимать ваши просьбы с полной невозмутимостью, потому что знают, как действовать, и особых трудностей не усматривают. Но вполне вероятно, что все это для них слишком сложно. Они вас выслушают спокойно, а при следующей встрече так же спокойно заявят, что сделать ничего не удалось.

– Скажите мне... Как вас называть?

– Как хотите, – связник пожал плечами. – Юлий устроит? Или Август?

– Сентябрь был бы более актуальным, – поддержал его шутку я. – Хорошо, Август, вы можете сказать, какие у меня шансы получить ответы на свои вопросы и как быстро?

– По поводу полицейского расследования – все, что есть в отчетах, через пару-тройку часов. О том, в каком направлении они работают – как повезет. История с домом займет день-два. С людьми, которые вас пасут, сложнее всего. Это может оказаться просто, если, например, речь идет о частных детективах. Или очень сложно, если, допустим, это контрразведка. Вам самому как кажется?

– Я бы сказал, это скорее частные сыщики. Или полицейские.

– Вооружены?

– У меня не было возможности проверить.

Август вздохнул:

– Ну ладно. Ими придется заняться самому.

– И еще одна просьба: нельзя ли про дом разузнать поскорее.

Я залез в карман ветровки и вытащил оттуда пухлый конверт. По лицу моего связного пробежала легкая тень.

– В Эстонии это не работает так, как в России.

Нет, он явно гордился своей страной. Но руку за конвертом протянул.

– Сколько здесь?

– Две тысячи евро. Скажете, если нужно будет еще.

– Может, больше и не понадобится, – сказал Август, засовывая конверт в карман.

– Мы можем встретиться сегодня вечером?

Интеллигент протянул мне пост-ит – желтый листочек для заметок с клейким краем, не знаю, есть ли для него русское слово.

– Позвоните мне по этому номеру из автомата, и я вам туда же перезвоню самое позднее минут через пять. Если будет что-то существенное, встретимся. Если мало информации, скажу по телефону. Лишний раз не звоните – только в случае необходимости и коротко.

Я хотел сунуть листок в карман, но Август придержал его.

– А, простите.

Я посмотрел на номер. Запоминать цифры очень просто: вы пишете их мысленно огненными буквами. Я кивнул, и связник аккуратно положил листочек себе в бумажник. Нигде не оставлять следов! Я сторонник такого педантизма.

– Дом, – повторил я. – Хорошо бы поскорее.

– Я услышал.

Нет, похоже, он так спокоен, потому что знает, что делает. В это, по крайней мере, мне хотелось верить. Вечером увидим.

Я посмотрел на часы. Анна ждала меня в отеле «Михкли» через сорок минут. Почему-то мне казалось, что этот разговор будет непростым. Я даже знал почему: соображения, рассмотренные мной при свете дня, показались мне столь же убедительными, что и при свете луны.

12.

Она смотрела на меня строго, но не удивленно.

– Я должен повторить свой вопрос? – неумолимо произнес я. – Повторяю: «Что еще вы от меня скрываете?»

– Ничего я от вас не скрываю, несносный вы человек!

Анна покрутила головой, машинально открыла бардачок – мы сидели в моем арендованном «гольфе», – обнаружила там плоскую бутылочку «Джека Дэниэлса», предусмотрительно приобретенную мной вчера в дьюти-фри на пароме, и с деланной радостью повернулась ко мне:

– А почему вы меня не угощаете?

– Потому что вы не пьете виски, потому что дамы, тем более в зрелом возрасте, не пьют из горлышка в машине, и вообще наивно в вашем положении пытаться перевести разговор на другое.

– Я действительно никогда не любила виски, – признала Анна.

– Так я слушаю.

Для этого разговора я выбрал тактику продавливания напором.

– И что именно вам так приспичило знать? – спросила Анна с усталой терпеливостью взрослого, которого заполучил в свое распоряжение четырехлетний ребенок.

– Если бы я знал, не спрашивал бы. То, чего вы мне не сказали, и отчего ваша жизнь – а возможно, и моя тоже – по-прежнему находится в опасности.

– Ну хорошо, только задавайте вопросы, – вздохнула Анна. – Я же не могу рассказать вам всю свою биографию, чтобы вы выбрали оттуда что-то, что вам покажется заслуживающим внимания.

– Вы связывались со своим Юккой после того, как позавчера рассказали мне о нем?

Анна пожала плечами и закатила глаза, как бы говоря: «Я имею дело с умственно отсталым!»

– Я слушаю.

– Нет, не связывалась.

– А он пытался связаться с вами после вашего последнего свидания в Таллине?

Говорю же, я не собирался щадить ее самолюбие. Анна и это проглотила.

– Он, может быть, и попытался бы, но он не знает как.

– У Юкки нет ни вашего телефона, ни адреса?

– Нет, вы все-таки держите меня за полную дуру!

– Ну а если бы вам пришла в голову фантазия снова с ним встретиться?

Анна быстро взглянула на меня, и я понял, что такая мысль ее посещала.

– Вам в голову лезет всякая галиматья.

– И зачем вы мне снова врете?

Удивительно, но Анна вдруг покраснела – разом, как будто в нее плеснули розовой краской.

– Я запрещаю вам, – начала она неестественно высоким голосом.

Я перегнулся и откинул перед ней козырек с зеркалом, чтобы она могла полюбоваться на свой цвет лица. Анна тут же успокоилась и захлопнула козырек.

– Мне даже трудно представить себе, как вы могли работать, будучи такой... стыдливой.

– В работе я никогда не была стыдливой. – Это я уже знал. – Я просто не люблю, когда люди, к которым я отношусь по-дружески, обвиняют меня во вранье.

– Так как бы вы попытались связаться с Юккой, если бы вам в голову пришла такая мысль? Вы действительно не помнили, как называется его агентство?

Говорю же, я был неумолим.

Глаза Анны вспыхнули темным огнем. Она выпрямилась и стала смотреть прямо перед собой.

– Я больше не буду отвечать на ваши оскорбительные вопросы.

Нет, похоже, версию сговора Анна-Юкка я мог отмести.

Мы сидели в машине в нескольких километрах от Таллина, съехав с шоссе на площадку для отдыха. Море было где-то совсем рядом. В перерывах между проезжавшими машинами вдруг становилось слышно мерное дыхание прибоя, но сквозь пожелтевшие кроны деревьев были видны только клочки серого неба.

– Анна, – примирительно сказал я, – вас кто-то хочет убить. Я пытаюсь понять, кто бы это мог быть и зачем. Других зацепок, кроме вас, у меня нет. Вы можете сообщить мне какую-то незначительную с вашей точки зрения деталь, и все встанет на свои места.

Анна повернулась ко мне. Но взгляд ее оставался темным, как подернутые пеплом угольки.

– Послушайте, как вас там зовут на самом деле? – таким же, как минуту назад, неожиданно высоким голосом взорвалась она. – Мы с вами были в одной профессии... Ну, вы и есть до сих пор. Почему вы думаете, что вы умнее меня? Вы что, считаете, что я сама не пытаюсь понять? Не пытаюсь все вспомнить и найти эту маленькую деталь, благодаря которой все встанет на свои места?

– Тем не менее вы отправили нам сигнал SOS?

– Я думала, они пришлют кого-нибудь толкового. И симпатичного! – выпалила Анна и снова отвернулась.

И что, я все это должен был терпеть?

Я вылез из машины. Внутри на солнышке было жарко, а здесь с моря дул свежий ветер. Я поднял воротник пиджака и сделал несколько шагов в глубь леса – не леса, придорожной полосы. Внизу, за тесно переплетенными ветвями осин, угадывался пляж, к которому вел крутой спуск. Скользить, цепляться за ветки, набрать полные туфли песку? Нет, выйти на берег как-то расхотелось.

Я обернулся – Анна шла мне навстречу. Она, глядя мне в глаза, подошла мерным шагом, взяла меня за плечи и слегка встряхнула.

– Хватит ссориться, – строго сказала она. – Поверьте, мне с вами так же трудно, как и вам со мной.

Мы молча вернулись к машине. Странно, что с самого утра наружки за мной не было. Действительно странно! Настолько, что вид Мастерового или Бухгалтера меня бы успокоил.

– Вы могли рассказать кому-то о моем существовании? – спросил я.

Анна вопросительно посмотрела на меня. Господи, зачем я ее мучаю? Я ведь ей еще не сказал, почему задаю все эти вопросы. И теперь, когда я убедился, что она здесь ни при чем, какой смысл это скрывать?

– С момента, как я вчера вернулся из Хельсинки в Таллин, меня пасут.

Я рассказал Анне про людей в серой «вольво». Не уточнил только, что сегодня их не было. Зачем путать человека? Я ведь и сам ничего не понимал.

– А почему вы мне сразу не сказали? – спросила Анна.

Я молчал.

– Понимаю. О вашей поездке в Хельсинки знали только вы и я. – Анна помолчала. – Я рассказала о вас Марет, моей соседке. Но это было при вас.

– У Юкки могли быть какие-то причины приставить ко мне хвост в Таллине?

Анна пожала плечами:

– Если и да, то я их не вижу.

– Но это на него похоже? И у него могла быть такая возможность?

Анна кивнула:

– Это на него похоже. Вы сами не могли проколоться?

– Нет, – с уверенностью заявил я. Я и вправду был в этом уверен.

– Тогда не знаю.

Я включил навигатор. Хотя он и путался немного по пригородам Таллина, координаты он все же определял правильно. Я проложил маршрут так, чтобы въехать в город по другому шоссе, с юга. Мы долго ехали молча, только мужской голос время от времени сообщал нам по-английски, когда нам предстоит перестраиваться.

– Почему он разговаривает с вами по-английски? – вдруг нахмурила брови Анна. – Ах да! Я забыла. И это не мое дело.

Я ничего не сказал. Мы опять помолчали.

– А что вы сказали этому мальчику, которого к вам приставил Юкка? Арне?

– Арне. Я сказал ему, что он может продолжать изучать по их латинским названиям наши кости, мышцы и семь божественных отверстий.

– Это нехорошо, – сказала Анна. – Сначала вы попросили у Юкки гида, потом от него отказались. Нехорошо!

Чего же хорошего? Если хвост ко мне приставил этот Порридж, теперь он точно знает, что не напрасно.

– Анна, – я повернулся к ней, сосредоточенно смотрящей на уплывающую под капот дорогу, – давайте вы куда-нибудь уедете, пока все не уладится.

– А как я узнаю, что все уладилось? Мне пошлют телеграмму?

– Поезжайте пожить за границу на какое-то время. Мне ничего не стоит поселить вас где-нибудь на ранчо в Калифорнии, где вас никто никогда не найдет.

– И на что я там буду жить?

– Да бросьте! Думаете, я не смогу прокормить еще одного человека?

Анна подумала, потом затрясла головой.

– Я не уеду отсюда, пока мы не разберемся в этой истории с дохлыми мышами. Если, конечно, у вас еще есть немного времени.

– Еще немного времени у меня есть. А с появлением хвоста у нас есть еще одна зацепка. Ну, помимо сына хозяина.

Да, я этого еще не говорил, наш разговор с Анной начался не с ссоры, а с новостей из полиции. Они были такими. Машину со следами дроби по всему передку нашли. Выяснилось, что ее угнали накануне утром у восьмидесятилетнего старика. Полиция теперь проверяла его внуков и правнуков. Но в больницы с ранениями дробью никто не обращался – ну, по крайней мере, так сказали полицейские. Про сына хозяина – того парня в бейсболке и с битой – мы с Анной решили полиции пока не говорить. Безопаснее было попытаться узнать про него самим.

– Давайте хотя бы отправим вас на неделю в Хельсинки, – не отставал я. – Поселитесь где-нибудь в спа. Вас там каждый день будут мять, щипать и отмачивать в умеренно хлорированной воде.

– Восхитительная перспектива! Вот сами туда и поезжайте.

– Анна, правда!

– Нет. Я тоже хочу в этом участвовать. Что, мне нельзя?

С минуту мы ехали молча. Потом Анна снова повернулась ко мне:

– Старость унизительна. Нет – оскорбительна. Унизительна и оскорбительна!

Похоже, это у нее был пунктик.

– Ты всю свою сознательную жизнь живешь в сверкании чужих глаз, – продолжала моя спутница. – Ты идешь по улице и видишь, как загораются взгляды всех встречных мужчин. Потом их становится меньше, а потом глаза прохожих просто равнодушно скользят по тебе. Вот тогда ты узнаешь, что такое старость.

– Ну, вы все еще очень красивая, – сказал я. А что еще я мог сказать?

– Все еще! – фыркнула она. – Вы тоже хотите меня оскорбить?

– Нет, не хочу. Просто и я все чаще вспоминаю чью-то мудрость: «Проблема возраста не в том, что стареешь, а в том, что остаешься молодым». Знаете, как моя мама говорит? «Когда подхожу к зеркалу, я знаю, что я уже не та девчонка, но все равно испытываю шок. Это не я! Я – молодая, задорная, веселая. А чье тогда это лицо? Морщинистое, без ресниц – а у меня, помнишь, какие были огромные ресницы? Это не я!»

Мы въехали в Таллин. Для очистки совести я с четверть часа покружил по городу, потом минут пять мы постояли на пустынной улочке. Чисто! Я завел двигатель и подвез Анну к невысокому скучному зданию, по виду похожему на заводское общежитие советских времен. Теперь это называлось отель «Михкли».

– Вы уверены, что здесь безопасно? – спросил я. – Мне не нравится, что вы остаетесь в Таллине.

– В отеле есть охрана. И потом, вы теперь от меня в десяти минутах ходьбы.

Анна, конечно, была права. Было не похоже, что ее хотели убрать люди из спецслужб или из полиции – а за содействием обратиться к охранникам отеля могли бы только они. А вот хулиганов – если допустить, что те были бы в состоянии выследить Анну досюда – служба безопасности вряд ли пропустит внутрь.

– Ну ладно, – как бы пресекая другие возможные возражения, быстро сказала Анна. – Пока!

Она открыла дверцу, потом вдруг наклонилась и чмокнула меня в щеку. И замерла, как будто хотела что-то сказать, типа: «Я знаю, что у вас из-за меня куча хлопот». Но, видимо, решила, что и поцелуя с меня будет достаточно. Она знала, что женщина, уверенная в своей красоте – а она по-прежнему была красивой, – может позволить себе все, что придет ей в голову.

13.

Чем я мог заняться на досуге? Можно было бы проверить соседку Анны – Марет. Однако она меня уже знала в качестве мастера по ремонту котлов армянского происхождения, языком я не владел, Вызу – поселок маленький, да и расположен не близко. Короче, как разбираться с этим без помощи Анны, я пока не представлял, а использовать ее саму было явно небезопасно.

А вот заняться Бейсболистом я мог. В моем карманном компьютере было предусмотрительно записано имя его покончившего с собой дедушки – Эльмар Раат. И я знал, что в советское время он был важной шишкой в руководстве Компартии Эстонии. Этого для начала должно было хватить.

Сложность была в том, что я был немцем, то есть немым, то есть не говорящим на языке аборигенов. Немного поколебавшись, я все же позвонил своему гиду-альбиносу. Арне предложил мне встретиться через полчаса на Ратушной площади.

Я отправился туда пешком, бросив «гольфик» на паркинге гостиницы. Терпеливо выслушав небольшую лекцию о датских, шведских и русских завоевателях, Ганзейском союзе и архитектурной эклектике в застройке Таллина, я предложил Арне передохнуть за кружкой пива на той же Ратушной площади. Теперь можно было, не вызывая больших подозрений, перейти к делу.

Как-то между прочим я рассказал своему гиду незамысловатую историю одного приятеля, якобы моего киевского соседа по даче. Он в молодости занимался легкой атлетикой в студенческом обществе «Буревестник», познакомился на сборах в Крыму с прелестной блондинкой-эстонкой, у них начался роман. Во что-то серьезное он так и не перерос, они разъехались, и на расстоянии любовь остыла. А потом мой приятель – все это, разумеется, я придумал, пока ждал Арне, и додумывал в промежутке между протестантскими церквями Олевисте и Нигулисте, – так вот, якобы мой приятель узнал случайно, что его пассия вышла замуж и вскорости родила сына. Слишком быстро, чтобы ребенок мог быть зачат в законном браке. А, сопоставив даты и произведя несложные арифметические расчеты, мой сосед заподозрил, что ребенок этот был от него. Зная, что я собираюсь поехать в Таллин, он попросил меня попытаться разыскать концы.

– У вас есть фамилия этой женщины? – спросил Арне. Похоже, история не показалась ему подозрительной.

– Ее звали Анна, – сказал я, чтобы не запутаться в именах. – А ее тестем был человек, здесь довольно известный, – я достал свой наладонник, – Эльмар Раат. Знаете такого?

Арне энергично замотал головой.

– Ну конечно, откуда в вашем возрасте знать о таких древностях. Это был человек из партийной верхушки. Можно предположить, что и ее муж, и, следовательно, ее сын носят ту же фамилию. Только дело это деликатное – ни муж, ни сам парень, может, и не догадываются ни о чем.

– А зачем он хочет разыскать сына?

Я пожал плечами:

– Мой приятель, как и все, стареет.

По молодости мой гид вряд ли понял, что стоит за этой простой фразой, но кивнул. И достал из сумки свой ноутбук.

Я говорил уже, что Эстония, на мой взгляд, чуть ли не самая продвинутая страна мира по части бесплатного вай-фая? Похоже, в ней нет места, где вы не были бы на связи со всем миром. Через пару минут мы уже знали, что в Таллине владельцев стационарных телефонов с фамилией Раат или ее легкими производными оказалось шестнадцать. И с кого теперь начинать?

Однако Арне это обстоятельство не смутило. Он продолжил стучать по клавишам – теперь он проверял, не открыл ли кто-то из Раатов свою страничку в интернете. Таких было двое. Первый, толстощекий бородатый мужик с приплюснутыми редкими волосами, занимался гравировкой на надгробных памятниках. Но вот второй…

Мне стоило труда никак не выдать своей реакции. На фотографии был запечатлен один из трех парней, напавших на дом Анны. Тот, худой, с битой. Он и на фотографии был в бейсболке, надетой козырьком назад. В остальном сайт был почти голый. Один из тех, которые любой человек может открыть совершенно бесплатно. Многие на это клюют: они выбирают шаблон, заносят свои основные данные, прикладывают фотографию и после этого свой сайт бросают. То ли заняться развитием странички им недосуг, то ли просто сказать о себе и своих увлечениях нечего.

Я посмотрел на Арне. Мой гид хлопал белыми ресницами и улыбался.

– Я его знаю.

Это не я сказал – Арне.

Не знаю, упомянул ли я, что на вчерашней встрече с эстонской молодежью разговор зашел и о памятниках. Памятниках местным эсэсовцам, которые пытались ставить, и воинам Красной Армии, которые хотели сносить. Кто-то из ребят упомянул даже об «Испепелителях лесов». Эти неизвестные написали письмо президенту, премьер-министру и министру внутренних дел Эстонии, угрожая устраивать лесные пожары до тех пор, пока не будет снесен памятник советскому воину-освободителю на Тынисмяги, холме Святого Антония. Действительно, в июле недалеко от Таллина дважды горели леса.

– Выявить, кто это сделал, ничего не стоит, – говорил тогда Карл, тот начинающий музыкальный продюсер. – Как не сложно найти людей, измазавших краской памятник в Лихуле. Вы же знаете наверняка про «войну памятников»?

Знал ли я, сидя в Америке, про то, что произошло в маленьком эстонском местечке, где был установлен памятник бойцам 20-й дивизии СС? Нет, не знал, но был готов слушать. Так вот, в кои-то веки реакция Европейского союза была столь резкой, что премьер-министр Партс распорядился снести плиту. Это произошло буквально с неделю назад. Тогда местные неонацисты залили красной краской памятник советским воинам-освободителям в том же местечке, сорвали с него мраморные таблички и заделали цементом барельеф в виде звезды. Арне и его друзья считали это варварством, Кристина и ее парень, прыщавый журналист вечерней газеты, протестом против несправедливости.

Мой гид вообще, как выяснилось, нередко стоял в пикетах перед намеченным к переносу Бронзовым солдатом вместе с русскими и своими друзьями-эстонцами. Именно в одной из таких стычек с националистами ему и довелось драться с Хейно Раатом.

– Они все ущербные, – резюмировал Арне. – Ей-богу, не стоят внимания.

Это он сказал еще вчера. Может быть, большого внимания неонацисты и не заслуживали, тем не менее теперь я попросил перевести эту страничку в интернете.

О себе ущербный Хейно Раат удосужился рассказать немного. Родился в 1988 году. Учится в Политехническом институте и работает в фирме отца по поставке импортной сантехники. Увлекается девушками, бейсболом и альтернативной рок-музыкой, особенно группами «Нирвана» и «Лайерс». Ни слова о своих взглядах, ни единой маленькой свастики, вплетенной где-нибудь в оформлении странички.

– Мы понимаем, по какому из шестнадцати адресов живет этот нацист-подпольщик? – спросил я.

Арне снова защелкал клавишами, видимо, нашел нужную фирму, уточнил имя ее владельца, потом его сверил со списком домашних адресов и не без гордости повернул ко мне свой ноутбук:

– Вот его адрес и телефон.

– Это точно?

– Сто процентов! Думаете, украинский папа будет рад своему эстонскому сыну?

– Не знаю. А вот сказать такому парню, что его отец русский, было бы занятно, – сказал я, забыв на секунду, что вся эта история – моя выдумка.

– Да, кризис сознания обеспечен, – с улыбкой согласился мой гид. Он хорошо улыбался – такой умненький, искренний, славный мальчик. – Хотите навестить его?

– Нет, – сказал я, забивая координаты бейсболиста-погромщика в свой наладонник. – Расскажу все папочке, пусть сам решает.

Я посмотрел на Арне. Вообще-то я никогда не завидую тем, кто меня намного моложе. Молодость ведь и преимущество, и недостаток. Да, у этого парня, который меня в два с лишним раза моложе, впереди еще лет сорок полноценной жизни. Но я-то уже их прожил, а удастся ли это ему, неизвестно. И какими будут для него эти годы? Может, его ждут трагедии, потрясения и унижения, которых мне удалось избежать. Но, глядя на Арне, думалось как-то, что такого человечка ждет скорее хорошее.

До того момента, как я мог отзвонить нашему человеку в Таллине, Августу, была еще, как минимум, пара часов. Я позволил моему юному другу-альбиносу продолжить экскурсию, чтобы потом с чистой совестью принять заработанный гонорар. Осмотр Старого города я совершил еще неделю назад в компании с Джессикой и Бобби. Уже тогда имена и даты оставались где-то на сите, защищающем вход в мое сознание, а сейчас я и вовсе слушал вполуха.

Лишь одна деталь, вряд ли отмеченная Арне, подключила мое сознание, настолько она была сюрреалистична. Мы шли с ним вдоль крепостной стены по узкой улочке. Справа на столах чистенькие аккуратные эстонские старушки продавали связанные собственными руками свитера, женские кофточки, детские колготки, носки и шапочки. А слева располагались сувенирные лавки с эстонской же ремесленной продукцией: янтарь, керамические украшения, деревянные пивные кружки и вышитые передники. Так вот, в одной из таких лавчонок торговали арабы! Два мужика лет тридцати пяти – сорока, веселые и громогласные. Я привычно улавливал в их речи знакомые мне арабские слова: «хласс», «уахед», «ма-алиш».

Арабы в Эстонии! Как они сюда попали? По какой визе? На каком основании живут? На каком языке зазывают покупателей? Это как сомалийцы в никогда не имевшей колоний Финляндии. Все перемешалось в этом мире!

14.

Мы расстались с Арне около шести. В восемь я договорился с Анной встретиться в ее гостинице и обменяться новостями. Времени у меня было часа полтора. Мы виделись с Августом утром, вдруг у него уже появилась нужная информация? Он же сказал, чтобы узнать о полицейском расследовании, нужно часа два-три.

Я позвонил ему из автомата напротив оперного театра и хотел было продиктовать написанный на табличке номер, однако он, видимо, определился на его сотовом. Ответный звонок раздался от силы через минуту. Я нервничал, что телефон понадобится кому-либо из прохожих, но, похоже, все эстонцы уже перешли на мобильные.

– Мы могли бы встретиться, – без лишних слов сообщил Август. – Вы где находитесь?

– Напротив оперы.

– Видите справа сквер? Найдите свободную скамейку. Через двадцать минут.

Я использовал это время, чтобы провериться. За последние три дня у меня как-то пропало ощущение спокойного города в тихой стране. Я повернул за театром направо, кстати, на улицу Георга Отса, и вышел на большое серое здание с якорем и звездой. Без всякого сомнения, это была эмблема советского Военно-морского флота, выстоявшая в недавних революционных бурях. Прохожих было немного. Я задержался перед витриной крошечного кафе, как бы размышляя, стоит ли туда зайти. Сзади было чисто. Что же тогда было вчера с самого моего выхода с парома?

Мне пришлось посторониться, чтобы пропустить идущих навстречу быстрым шагом мужчин. Они говорили по-русски.

– У нас есть общее понимание того, что между тем, нравится тебе та или иная женщина и трахнул ли бы ты ее или нет, существует большая разница, – предложил тезис тот, что был помоложе, лет тридцати.

– Абсолютно, – согласно кивнул мужчина постарше. Его отец?

Вопрос был задан не мне, продолжения разговора я уже не слышал, однако шагов через двадцать я поймал себя на том, что и сам задумался над этим. Что мне точно нравилось, так это как философские абстракции по любому поводу вплетаются в нашу повседневную жизнь.

Я повернул направо и, обогнув квартал, снова вышел к скверу у театра. На одной из скамеек, замотав шеи одним на двоих шарфом и уткнув руки в подбородок, читали конспекты парень с девушкой. Чуть поодаль старик в длинном пальто крошил хлеб слетающимся отовсюду голубям. На третьей, последней лавочке крупная женщина красила губы яркой морковной помадой, смотрясь в зеркальце пудреницы. Не повезло!

Отойдя к театру, я увидел Августа – он шагал, с аппетитом обгрызая с палочки эскимо. Я отступил за угол, прежде чем он меня заметил. Сделав вид, что читаю афишу, я убедился, что за ним никто не шел. И поспешил в сквер – мой связник уже крутил головой, выискивая меня. Он был готов занять третью скамейку, которая только что освободилась: красившая губы женщина увлекала за собой лысого мужчину в клетчатом пиджаке, который был на голову ниже ее.

Увидев меня, Август положил на скамейку газету и остался стоять. Мы поздоровались за руку и сели. Мой связной действовал грамотно – люди, садящиеся рядом поговорить, даже не поприветствовав друг друга, выглядели бы подозрительно.

– Боюсь, у меня пока не так много новостей, – начал Август. – Но вы ведь торопили по поводу дома?

– В том числе, – осторожно сказал я.

Август наклонился вперед, чтобы не капнуть мороженым себе на брюки.

– Простите, это мой пропущенный обед. Давайте начнем с начала. Кто за вами ходит, установить пока не удалось. Но это точно не полиция.

– Контрразведка?

– Возможно. Через неделю должны избирать нового президента. В Эстонии, в отличие от парламента и премьер-министра, президент не играет большой роли. Но на этот раз один из главных претендентов – американский гражданин. Так что все нужные люди отозваны из отпусков, и часть из них работает на улицах. В правительстве опасаются провокаций российских спецслужб.

Август улыбнулся, и смысл этой улыбки был для меня кристально ясен. «В старые времена я бы над этим посмеялся, а сейчас, бог его знает!» Я иногда тоже так думаю.

– Машину нападавших нашли, – не без гордости продолжил Август. Я не стал уточнять, что я об этом уже знаю. – Ее угнали накануне утром в Таллине у одного старика. Его самого и его родственников сейчас проверяют.

– А что в самой машине?

– Отпечатки остались, но в полицейской базе их нет. Теперь уже есть! Обнаружены следы крови на заднем сиденье, но в больницы никто подозрительный не обращался.

Я и тут ничем не выдал свою осведомленность. Зачем Августу знать, что мы с Анной общаемся.

– А найти всех хозяев дома я сумел. Как ни странно, достать эти сведения оказалось проще всего. Запишете? Я писал по-эстонски.

Мой связной достал четвертушку бумаги, покрытую аккуратным микроскопическим почерком, а я включил диктофон своего наладонника.

– Дача была построена в 1937 году неким Фердинандом Пихелем, крупным торговцем скобяными товарами. Он с семьей был репрессирован НКВД осенью 1940 года, но его сыну Харри удалось бежать. Когда пришли немцы, Харри всплыл и официально вернул свой дом. В 1944-м он отступил вместе с Вермахтом, дача оказалась бесхозной. Она, как и многое другое имущество, поступила в распоряжение Управления делами ЦК Компартии Эстонии. В ней летом отдыхали различные партийные функционеры, но с 1962 года исключительно некий Эльмар Раат, секретарь ЦК по промышленности. Когда он уходил на пенсию, в 1986 году, ему удалось выкупить дачу. Он ее перестроил, но тогда перестройка шла по всей стране. – Август тонко усмехнулся собственной шутке. – Поскольку все работы производились не за государственный счет, а на его собственные деньги, по достижении независимости Раат был признан законным собственником. Однако в 1993 году он покончил с собой, и дом перешел его детям. Старший сын, Лео Раат, выкупил доли у своих двух сестер, но в том же году продал дачу некой Анне Леппик. Это какая-то финская пенсионерка, хотя фамилия у нее эстонская. Так вот, она и является по сей день владелицей дома. Кстати, нападение, как вы, вероятно, знаете, было совершено именно на нее.

Август закончил диктовку одновременно со своим эскимо. Поразмыслив миг, он приклеил свою записочку к липкой обертке мороженого и выбросил его в урну.

– Что вас еще интересует об Анне Леппик?

Почему мне не понравился этот вопрос?

– Ну, эта старушка интересует нас постольку-поскольку, – небрежно произнес я. – Нас интересует дом. И те, кто пытался туда проникнуть.

– А вы знаете, где сейчас эта старушка?

– Разве не у себя?

– Нет.

– Хм! Наверно, бабушка напугана. Поехала куда-нибудь к родственникам пожить недельку-другую.

– У нее в Эстонии никого нет, – сказал Август и чуть смутился. – Я постарался узнать о ней побольше, думал, это вас интересует. Так вот, ее ближайшие родственники живут в Англии.

«И где-нибудь в Бутане», – подумал я, но ничего не сказал. Почему он смутился?

– А какие у полицейских версии по поводу ночного нападения? – спросил я.

– Они считают, что это хулиганы попытались залезть в дом, думая, что он пустой. Просто поживиться или повеселиться в тесной компании. Не исключено, что там были и девушки.

«Плохо, что полиция заинтересовалась Анной, – думал я, пока Август продолжал говорить. – И как они могут не знать, где она, раз Анна зарегистрировалась в гостинице? Ей нужно срочно выбираться отсюда. Финская пенсионерка, он сказал? В любом случае, даже с эстонским паспортом она может без виз объехать полмира. Сегодня же вечером посажу ее на паром в Хельсинки!»

– Эй! – сказал Август, проводя рукой у моего лица. – Вы где?

– С вами, с вами, друг мой, – откликнулся я. – Я тоже считаю, что раненый вряд ли обратился бы в больницу, искать нужно через частных докторов. Надеюсь, что полиция этим и занимается.

Я же, когда думаю, не выключаю в голове магнитофон, который параллельно пишет звук, а потом моментально отматывается назад.

– Завтра к обеду я буду знать больше, – обещал Август. – Связь та же.

Почему я не сказал нашему агенту, что уже знаю одного из нападавших? Ведь это наверняка продвинуло бы и его поиски и, возможно, действия полиции. Я не могу этого объяснить. Что-то останавливало меня. Но я об этом еще не раз пожалею.

15.

Я не думал, что такие вещи где-либо еще сохранились. В пивном ресторане при гостинице «Михкли», где остановилась Анна, в тот вечер были танцы. Даже не так, это был своего рода клуб для тех, кому за сорок. Даже еще не так: это был клуб для женщин, кому за сорок, и для мужчин, кому за шестьдесят.

Не было ни музыкантов, ни диджея – вечнозеленые хиты американских шестидесятых и семидесятых лились один за другим из четырех небольших колонок, подвешенных в углах зала. Рок чередовался с танго, для самых поживших время от времени предлагался твист и даже чарльстон. Кто из нас успел под это потанцевать? А этих учить не приходилось!

Отношение к танцам было самое серьезное, как к работе. Сюда приходили не столько для того, чтобы пофлиртовать (хотя, в конечном счете, именно для этого) или чтобы попить пива (хотя и для этого тоже). Танцующие едва успевали расстаться, чтобы подойти к своему столику, утереть лоб и отхлебнуть из своей кружки, как следующая мелодия вновь увлекала их на середину зала – в том же или в другом сочетании.

Это все я, конечно, не сразу заметил. Ошеломленный, я встал на пороге и не сразу перевел взгляд с танцующих на людей, ужинающих за столиками. Как и днем, забирая Анну, я тщательно проверился. Но что толку? Это хулиганам обнаружить ее было бы непросто, а для полиции – если ее заинтриговало исчезновение потерпевшей – найти ее здесь не составляло никакого труда. Анна же наверняка зарегистрировалась в «Михкли» по своему паспорту. Поэтому я не удивился, когда моя в прошлом коллега, встретив мой взгляд, посмотрела сквозь меня и снова уткнулась в салат. Я понял: за ней следили.

Столов было немного, но это были длинные, как в немецких пивных, столы из широких и толстых отполированных досок. Ужинали Анна и две пожилые пары туристов, возможно, находившиеся за день и теперь мечтающие только о постели этажом выше. На всех остальных стояли ряды полных, начатых и почти пустых кружек. Заказавшие их терлись сейчас под «Only You» незабвенных «Платтерс». Уже немолодая барменша в черной шелковой блузке жестом показала мне свободный стул у барной стойки. Я поспешил воспользоваться ее призывом.

Сидя за кружкой сваренного тут же или поблизости, в любом случае, очень живого светлого, я попытался определить, кто же пас Анну. Танцующие пары вполне оправдывали и мою посадку вполоборота, и откровенное разглядывание присутствующих. Слоу сменил рок, и два деда, еще совсем недавно бывших заводными парнями и как-то не заметивших произошедшую метаморфозу, лихо отплясывали с двумя еще очень привлекательными особами едва за сорок, отбрасывая их в сторону, подхватывая в последний момент, привлекая к себе, закручивая и раскручивая, как листья, попавшие в водоворот. Одна из женщин, брюнетка итальянского типа с длинными серьгами из серебряных цепочек, явно была королевой бала – ей не давали пропустить ни одного танца.

Площадка постепенно затягивалась утолившими жажду посетителями. В левой части зала за столом оставалась только Анна. Она теперь, не глядя по сторонам, с недовольным видом, объяснимым для простой постоялицы отеля, желавшей подкрепиться на ночь в тишине и покое, ковырялась в рыбе. Справа от прохода все места опустели, остались сидеть только те две пожилые пары туристов. Хотя занимали они разные столы, и одна из них была не такой уж старой. Перед этой парой стояла большая тарелка с копченостями, мужчина пил пиво, а женщина – минеральную воду с ломтиком лимона. Было очевидно, что большого интереса друг к другу они не испытывали, а танцы не увлекали их вовсе. Время от времени женщина, сидевшая к полковнику разведки лицом, поворачивала к ней голову и тут же отводила взгляд. Может быть, эти двое полицейских были здесь не для того, чтобы следить за Анной, а чтобы ее охранять? Но в любом случае, почему Август не знал – или не захотел сказать мне, – где находилась потерпевшая в ночном нападении?

Вопрос этот пока был без ответа. Да и срочности большой в нем не было. Меня беспокоило то, что, оставаясь в ресторане, я ничего не добивался. Анна сейчас доест свою рыбу и поднимется в номер. Портье наверняка уже предупрежден полицией, позвонить ей, чтобы договориться о новой встрече, мне не удастся. Наружка вряд ли останется в гостинице, но ей сообщат, если Анна надумает выйти. И как тогда нам переговорить? Я придумал.

Следующим танцем был снова слоу. Королеву бала мне ухватить не удалось, зато ее подруга лет сорока на мое приглашение ответила с радостью. Еще бы – на фоне лысых раскрасневшихся дедов я был завидным кавалером! Со своей дамой я попытался заговорить по-немецки. Как я и надеялся, этого языка она не знала. Оставался язык прикосновений, с помощью которого я дал ей почувствовать, что она по-прежнему обворожительна. В какой-то момент, повернув ее в танце, я поймал взгляд Анны и попытался послать ей мимический приказ оставаться на месте. Но Анна была так удивлена моим шоу, что и не пыталась сдвинуться с места. Снова повернув свою партнершу, я оказался лицом к топтунам. Они не обращали на меня ни малейшего внима-ния. И отлично!

Танец закончился. Я вернулся к стойке и расплатился. Наружники за мной точно не наблюдали. А тем временем из колонок раздалось всколыхнувшее столько воспоминаний, и не только у меня, «Be Mine, Be My Baby». Моя недавняя партнерша бросила в мою сторону призывный взгляд, однако я был занят – с немецкой аккуратностью укладывал в бумажник сдачу. Дождавшись, пока разберут всех женщин, я с притворной досадой по-крутил головой и через весь зал двинулся к Анне.

– Ключ от вашего номера. Быстро и незаметно, – заслоняя ее спиной от наружки, потребовал я.

Пока Анна соображала, я обернулся и сделал жест в сторону танцующих. Вроде как бы говорил ей: «Вон как всем весело, а вы не хотите!»

С головой у полковника разведки все было по-прежнему в порядке, так что, когда я снова повернулся к ней, обычный плоский ключ с пластмассовой биркой уже лежал передо мной на столе. Я пожал плечами, как бы сожалея об отказе, и, отходя от Анны, незаметно прихватил ключ.

Из пивной было два выхода: один, налево, прямо на улицу и второй, направо, для постояльцев отеля. Не относясь к числу первых, я по идее должен был бы пойти налево. А туалет? Он, разумеется, был где-то внутри здания. Так что я пошел направо – женщина из наружки скользнула по мне взглядом – и исчез в коридоре. Туалет действительно располагался там, но я, хотя уже и приспело, побоялся воспользоваться им – вдруг мужчина пойдет за мной следом. Я поднялся на два пролета лестницы и очутился в холле.

Портье за стойкой говорил по радиотелефону. В какой-то момент он вошел в заднюю комнату, где стоял факс, и я не спеша, важно прошел на лестницу.

На бирке ключа была выбита цифра 203. Я прошел на второй, по-нашему третий, этаж, нашел нужную комнату и, повернув ключ, толкнул дверь. Это с электронной карточкой мой приход мог бы засечь компьютер и пикнуть внизу, и тогда портье понял бы, что в номер уже вошли, а постоялица – вон она только идет! А здесь не работа – просто курорт. Насколько раньше жизнь была устроена проще!

Наличие микрофона в бывшем общежитии тоже предположить было экстравагантно, но береженого бог бережет. Я включил наладонник и медленно прошелся с ним по периметру комнаты, просветил отдельно постель, крошечный письменный стол, кресло в углу и телевизор. Чисто! Кстати, во всех трех гостиницах Таллина, где я побывал, в номерах было чисто.

Дверь открылась – я ее не захлопывал. Прижав палец к губам, я увлек Анну внутрь номера и включил телевизор. Микрофонов нет, а слышимость сквозь стены в этой большой коммуналке могла быть отменной. Я пощелкал пультом и остановился на американском сериале с большим количеством мужских голосов.

– Извините за настойчивость, – сказал я, убавив громкость, чтобы мы могли говорить. Из пущей предосторожности я все же перешел на английский.

– Там, в ресторане, были двое, – начала Анна.

– Мы прекрасно друг друга поняли, – ответил я. – Надеюсь, вы сейчас увидите, почему нам так срочно нужно было переговорить.

Я рассказал ей про любителя бейсбола Хейно Раата, оказавшегося в первую очередь неонацистом и борцом с коммунистами.

– Исключено, – отрезала Анна, прежде чем я успел сформулировать вопрос. – У меня совершенно безупречная биография. Мое родство с отцом-подпольщиком доказать практически невозможно. Я – гражданка Финляндии. Большую часть жизни прожила за границей. Все мои браки с иностранцами известны. Все знают, что я была балериной, знают, где я танцевала и какие партии. Когда мне в Хельсинки оформляли гражданство – сто лет назад, – в полиции за меня даже порадовались, что я сумела вырваться из СССР и у меня впереди была полноценная жизнь. Так что к коммунистам меня не причислить никак.

– Хорошо. Но убить эти молодчики вас тем не менее хотели и, вероятно, по-прежнему хотят.

Анна задумалась на секунду.

– Я поняла, к чему вы клоните.

– Надеюсь, но это еще не все. Теперь, как вы видели, за вами следит и полиция.

– И что вы предлагаете?

– Вы соберете вещи и отправитесь на пароме на свою родину, в Хельсинки. У полиции нет никаких оснований вам в этом помешать. А у тех парней не будет возможности вас там выследить.

– И что дальше?

– Я тоже уеду на этом пароме. Мы переночуем в Хельсинки и завтра сообразим, где вам лучше переждать смутные времена.

Анна размышляла. Перспектива удариться в бега на неопределенный срок ей совсем не улыбалась.

– А если сказать полиции про этого Раата?

– Мы этот вариант уже обсуждали. Они могут копнуть слишком глубоко.

– Но вы ведь все равно предлагаете бежать. Так мы не приблизимся к разгадке. К разгадке тайны, из-за которой я не могу тихо-спокойно дожить оставшееся мне время в своем доме.

– Но зато вы тихо-спокойно доживете оставшееся вам время.

И тут Анну снова накрыло. Почему? Что я такого сказал? «Доживете»? Так это ко всем относится, как и «оставшееся время»? Так или иначе, теперь это снова была не Анна, а та взбалмошная строптивая Мати.

– Ну а вам-то что с того? Зачем вы вообще приехали? Все то, что мы проделали вместе, я с таким же успехом могла бы сделать и сама. Неизвестно даже, если бы вы не появились, не была бы я сейчас в лучшем положении? Отстреливалась бы я ничуть не хуже. Не рассчитывая ни на кого другого, я бы рассказала полиции о сыне хозяина. Может быть, сейчас для меня уже все было бы кончено!

Я настолько не ожидал такого приступа агрессии, что даже не успевал понять, справедливы ее упреки или нет.

– Знаете что – уезжайте! – заключила Анна, вернее, Мати. – Вы хороший человек, вы старались, но ваше присутствие здесь бессмысленно. Садитесь сами на паром, плывите в Хельсинки и летите к себе в Калифорнию, или где вы там живете. А я завтра пойду снова в полицию, расскажу про парня – спасибо вам за сведения… Я справлюсь с этой ситуацией не хуже вас.

Анна подошла к двери и открыла ее. Я посмотрел в ее потемневшие от гнева глаза и в четыре больших шага оказался в коридоре.

Часть третья

1.

За ночь я едва сомкнул глаза. Напрасно я повторял себе одну из присказок Некрасова: «Чего не спать спокойно? Вчера не догонишь, от завтра не уйдешь». Сколько я ни ворочался, сколько ни подтыкал подушку то слева, то справа, сон ко мне не шел.

Есть такой прием в кино и в литературе – одну и ту же историю рассказывают два человека, мужчина и женщина. Вроде бы одни и те же события, но, увиденные по-разному, они образуют две разные истории.

Сначала моя версия. Я по первому сигналу «Человек в беде!» бросаю все дела и мчусь на край света. Характер у оказавшегося в беде человека непростой, и я наступаю на горло собственному самолюбию, чтобы сохранить с ним добрые отношения. Кроме того, похоже, наш бывший сотрудник говорит мне далеко не все, что может мне пригодиться. Во всяком случае, какие-то сведения у него приходится буквально вырывать силой.

Разумеется, без малейших колебаний я берусь защитить бывшего коллегу, и, используя фактор внезапности и огневое превосходство, мы неплохо справляемся с отражением нападения. Только тогда ситуация проясняется, и я могу сформулировать для Конторы, какая помощь мне понадобится. И сам не сижу сложа руки. Еду в Хельсинки, возвращаюсь в Таллин, как выясняется, уже в роли живца и тут же попадаю под наружку. Тем не менее я продолжаю работать, загружаю заданиями нашего эстонского агента. И даже тогда не останавливаюсь – самостоятельно (хорошо, хорошо, с помощью своего гида) выявляю и нахожу одного из нападавших. Расследование по-прежнему в самом своем начале, однако ситуация становится опасной для нашего бывшего сотрудника, и я прошу его – ее! – уехать из страны. Ничего не забыл? Вроде нет. И в чем до сих пор я могу себя упрекнуть?

Однако Анна видит все со своей точки зрения. История номер два. После череды странных и настораживающих событий Анна решает, наконец, попросить помощи у бывших коллег. Те довольно скоро посылают сотрудника, чтобы тот быстренько во всем разобрался. Однако языка он не знает, в стране впервые. Конечно, помочь он хочет, только толку от него немного. Три дня спустя дело так и не продвинулось. Всего-то успехов – нашел через интернет фамилию парня, которого узнала Анна! А кто эти люди, зачем нужны были белые мыши, кто сидит в доме соседки Марет и сейчас, возможно, орудует спокойно на ее даче? Похоже, присланный сотрудник уже и сам убедился, что дело ему не по зубам. Поэтому он уговаривает ее уехать из Эстонии, что позволит и ему вернуться к нормальной жизни. Только не на ту напал! Пусть уезжает, а я доберусь до разгадки всех этих тайн сама.

Я прав. И она права. Получается бессмысленность. Бессмысленность усилий, которые ни к чему не ведут. И что мне делать в этой ситуации?

Время у меня еще было. Я сказал своей жене Джессике, что останусь еще дней на пять-шесть – сегодня истек третий. Однако уже не раз бывало, что я задерживался и на больший срок, но всегда находил правдоподобное объяснение. При этом что я могу предпринять здесь без помощи Анны?

Во-первых, попытаться все же понять, кому понадобился дом в Вызу и для чего? Потому что дело именно в этом, а не в какой-то вещи, спрятанной на даче и о которой Анна не знает. Интерес к дому его бывшего хозяина, этого Раата, просматривается вполне определенно через его сына. Нужно поручить Августу провести разработку всех владельцев дачи, включая и построившего ее торговца скобяными товарами. А сам я мог бы последить за домом Марет и выяснить, кто же там у нее прячется и почему.

Во-вторых, надо вплотную заняться этим налетчиком, Хейно Раатом. Ясно, что он связан с какой-то неонацистской организацией. Тогда интерес к дому Анны может быть не семейным, а идеологическим. Здесь мне тоже понадобится помощь Августа.

Получалось, что для дальнейшего расследования Анна мне не очень-то была и нужна. Проблема была лишь в моем связном. Что-то мешало мне работать с ним совсем в открытую. Я решил завтра же поделиться своими субъективными ощущениями с Эсквайром и услышать, что он думает о нашем агенте.

Как тогда поступить с Анной? Оставаться с ней в ссоре и больше не появляться? Но ведь уже не первый раз на нее накатывало, а потом отпускало. Она, возможно, уже сейчас раскаивается, жалеет, что была со мной груба. Я, как всегда, когда злился на кого-то, вспоминал смиренного Марка Аврелия: «В отношении тех, кто раздосадован на нас и дурно поступает, нужен склад отзывчивый и сговорчивый, как только они сами захотят вернуться к прежнему».

Решено! Пойду утром в «Михкли» и покажусь ей. Захочет мириться – помиримся, не захочет – обойдусь без нее, с Марком Аврелием или без. По здравому размышлению ситуация уже не казалась мне безнадежной.

2.

Все как-то образуется в этой жизни, только не надо ей мешать. Уж как мой будущий тесть, профессор Фергюсон, хотел, чтобы накрылся мой туристический бизнес, в котором я не понимал ни черта, так нет – все получилось! Разумеется, нашего первого клиента, вопреки ожиданиям Джессики, привел не ее отец, а мать.

Летом 85-го, буквально через два месяца после того, как мы с Джессикой открыли турагентство и сняли офис, Пэгги наконец повезло. Штук тридцать ее картин согласилась выставить небольшая галерея в Гринвич-Виллидж. Дня через три после вернисажа в нее привели совладельца крупного трастового фонда Бо Зильберштейна. Это был страдающий одышкой пожилой еврей, силуэтом напоминавший грушу: небольшая голова, узкие плечи, огромный живот, столь же непомерная задница и короткие ножки. Большой ценитель изящного, он втайне мечтал открыть своего Ван Гога и таким образом войти в историю искусств, а также обеспечить своих внуков, правнуков, праправнуков и все колена их потомства до скончания века.

Почему я говорю «привели». Бо нанял специального сотрудника, в задачу которого входило, в первую очередь, отслеживание всех крупных и малых аукционов произведений искусства. Это был тогда еще совсем молодой Рик Коэн – веселый остроумный малый с пронырливым носом и хитрыми глазками, но щедрый и честный с друзьями. Мы с ним с тех пор дружим. Он отличается еще тем, что носит дорогие, но вечно мятые костюмы, и по следам на его галстуке или рубашке часто можно определить, что он ел на обед. И мы его за это тоже любим.

Рик обожал живопись настолько, что это ему самому следовало бы приплачивать Зильберштейну за то, что тот позволял ему заниматься любимым делом, щедро финансируя его поездки не только в Штатах, но и по Европе. По причине своей властной, но односторонней любви – сам он не смог бы нарисовать даже лошадь, а также потому, что Рик зарабатывал исключительно на комиссии с приобретенных полотен и рисунков, он не ленился. Не реже чем раз в три месяца он летал в Санта-Фе, где его патрон завел знакомство с двумя художниками-геями, главной задачей которых с тех пор стало проталкивание своих знакомых из многочисленной голубой общины этого города искусств. Ну и, об этом можно было бы и не упоминать, Рик обходил все галереи Манхэттена, как только в них менялась экспозиция.

Выставка Пэгги заставила его вспомнить про Ван Гога, хотя по своему стилю работы моей тещи скорее ближе к Эндрю Уайету. Он тут же показал Зильберштейну каталог – а это была серьезная галерея, – и в ближайший уикенд притащил его в Гринвич-Виллидж. Бо Зильберштейн купил три картины сразу, на другой день послал Рика приобрести еще пять, а через два дня скупил оставшиеся три – не он один оценил Пэгги.

Рик на радостях повел нас троих – Пэгги, Джессику и меня – в еврейский ресторан в Сохо, а потом сама художница удостоилась чести отужинать в пентхаусе Зильберштейнов с видом на Гудзон. Между прочим, она рассказала, что ее дочь с женихом организуют индивидуальные художественные туры по Европе. Первый они уже подготовили, положившись на собственный вкус – фламандское искусство Возрождения: Брюссель, Гент, Брюгге, Антверпен… Они уже списались с бельгийскими искусствоведами, которые будут проводить экскурсии в музеях, церквях и частных собраниях, а также подготовили всю инфраструктуру: лимузины, пятизвездочные отели, лучшие рестораны…

Это была просто удача – Бо Зильберштейн обожал фламандцев. В его личной коллекции их было немного – все давно разобрано по музеям, – тем не менее он мог похвастаться роскошным «Снятием с креста» Мастера легенды о св. Урсуле и маленьким, но несомненно подлинным «Бегством в Египет» Ван дер Гуса. В августе Бо со своей женой собирались отдохнуть пару недель. Дебора была готова опять поплавать по Карибскому морю на их собственной яхте, но компания не подбиралась, да и море Бо надоело. Короче, все сошлось.

В июле я съездил в Бельгию, чтобы проехать по всему маршруту, а в августе уже лично сопровождал супругов Зильберштейнов – я хотел, чтобы все было безупречно. Бо и Дебора оказались образованными, милыми и покладистыми людьми. Хотя поводов для недовольства у них и не было – единственным проколом за всю поездку было спустившее заднее колесо «линкольна», который вез нас из Антверпена в Малин.

По возвращении в Нью-Йорк Бо пригласил нас с Джессикой на ужин – а моя любимая к тому времени закончила университет, и теперь мы уже постоянно жили в той самой квартире на углу Парк-авеню и 80-й, которую ее отец всеми силами пытался помешать мне снять. На ужин был приглашен и брат Бо, которого звали Мо, официально Мортимер, но на самом деле Моше Зильберштейн. Нам это лишь предстояло узнать, но мы запросто ужинали со знаменитыми братьями Бо и Мо, за финансовым чутьем которых внимательно следила вся Уолл-стрит. Мо с женой теперь тоже собирались поехать в отпуск, но они из-за недостатка воображения планировали провести его в своем огромном доме на Кейп-Код. После восторженных рассказов за ужином о великолепии фламандского искусства, открыть кото-рое во всей полноте можно только на месте и только с посвященными, сомнений не осталось и у Мо. И с ними – с Мо и его итальянской женой Франческой – я тоже поехал в Бельгию, и они тоже вернулись в восторге от полученных впечатлений.

С Мо мы даже сошлись ближе. Бо через несколько лет умер от апоплексического удара – его любимой едой были шкварки, которые этот формально иудей добавлял в любое блюдо. А Мо, его многочисленные родственники из финансовой, ювелирной и транспортной элиты Нью-Йорка, его друзья и партнеры теперь планировали отпуск исключительно через нашу компанию Departures Unlimited.

С Мо и Франческой мы с Джессикой объездили всю Европу и половину Азии. Я отправлялся с ними каждый год, а Джессика – пока у нас не родился Бобби. Единственный сын Зильберштейнов умер в молодости от лейкемии, и я постоянно ловил на себе их взгляд, полный симпатии, смешанной с грустью. Мы дружили с ними долгие годы, пока рак не унес Франческу, а потом и Мо. Я люблю вспоминать о них, и совсем не потому, что Мо оставил мне в наследство свой золотой, стоивший целое состояние «патек-филипп» 1952 года. Они были как бабушка и дедушка, которых у меня никогда не было.

Так вот, дела пошли хорошо. Джессика стала самостоятельной и пригрозила прекратить видеться с отцом, если тот не перестанет вмешиваться в ее жизнь, а Пэгги уже не приглашала бывшего мужа с новой женой в свой дом, когда туда приезжали мы с Джессикой. Профессору Фергюсону пришлось сдаться. Мы поженились на Троицу через полгода после первых бельгийских туров, в 86-м.

Я-то давно хотел детей. Но Джессике было восемнадцать, потом девятнадцать, потом двадцать – она сама была ребенком. Бобби мы зачали случайно – у моей жены всегда были нелады с математикой. Я был счастлив, Джессика, которая еще не знала, что это такое, радовалась, глядя на меня. Но нам стоило задуматься о жилье побольше.

Мы любили нашу квартиру: действительно оставленные мистером Гордоном столики и консоли; завешенные теперь уже нашими фотографиями и картинами Пэгги стены; электрокамин, перед которым мы любили зимой валяться с книгами на подаренном нам на свадьбу толстом, как овечья шкура, ковре; кровать под балдахином, которую мы радовали возвращением ее лучших времен… Но для троих квартира была тесновата.

Теперь подбором нового жилья занялась Джессика. «Мне надо много ходить», – заявляла она, хотя талия ее лишь едва начала округляться. Утром я шел к себе в офис, в котором еще работал один, а она принималась обходить обведенные кружочком адреса в газете. Мы хотели остаться в том же районе, но он дорожал на глазах. Прошло пару недель, пока Джессике не подвернулась, наконец, одна квартира на 86-й улице. Она была не трехкомнатная, как мы искали, а четырехкомнатная. На самом деле по документам она числилась как трехкомнатная, но предыдущий владелец расширил за счет коридора большую кладовку и сделал из нее вполне приличного размера спальню. Остальные комнаты были с окнами: гостиная и детская выходили на улицу, а уютный кабинет, в котором могла ночевать Пэгги, когда она выбиралась к нам в Нью-Йорк, во двор. Гостиная сообщалась через узкую арку с небольшой кухней. В ванной – нам это отдельно понравилось – стояла старинная чугунная ванна на витых ножках с начищенными медными кранами.

Здание (мне кажется, я уже как-то рассказывал), было построено пятьдесят лет назад под гостиницу. Большого дохода она не приносила, так что владельцы перестроили ее под жилой дом. От первых времен остались длинные разветвляющиеся коридоры, в которых не раз блуждали гости жильцов. Что еще сказать? В двадцати метрах оттуда, на Пятой авеню, жили уже миллионеры, налево и направо – музейная миля с Метрополитен, Гуггенхаймом, Купер-Хьюит, через дорогу – Центральный парк.

Для Джессики эта квартира была любовью с первого взгляда. Мне она тоже нравилась, но… Владелец не хотел ее сдавать, он хотел продать. Вы представляете, сколько стоило купить трехкомнатную квартиру на Манхэттене? Даже в те времена? Я пошел обсудить ситуацию со своим банковским консультантом. К моему удивлению, за год работы нашего агентства моя кредитная история стала столь солидной, что банк согласился на ипотеку. Через месяц мы переезжали с кучей коробок, непостижимым образом накопившихся за неполных два года.

Я часто брожу по этой квартире мыслями, когда нахожусь в отъезде и сон не идет. Вижу я не просто отдельные части помещения и находящиеся там предметы. Мне вспоминаются сценки из нашей жизни: фразы, взгляды, грустные уходы, радостные возвращения, смешные ужимки и философские размышления Бобби, дурачества и незамысловатые хитрости нашего кокер-спаниеля Мистера Куилпа…

…Мы с Джессикой разжимаем объятия и, переводя дыхание, откидываемся каждый на свою подушку. Это уже не та кровать под балдахином, на ней теперь спит вышедшая замуж внучка мистера Гордона. Моя левая рука находит еще влажное бедро Джессики. Мы только что были единым целым, но тело мое отказывается существовать отдельно. Я ловлю себя на этом бессознательном движении и поворачиваюсь лицом к своей любимой. Она одновременно делает то же движение и теперь улыбается мне. Рыжие волосы спутались и прилипли ко лбу, над ключицей часто бьется жилка. Я наклоняюсь над ней и целую в губы – у Джессики губы пахнут малиной. «Пить», – шепчет она, как изнемогающий от жажды раненый.

Я встаю и иду на кухню. На пороге оборачиваюсь: Джессика смотрит на меня серьезным, задумчивым взглядом, как на картину в музее. И я понимаю вдруг, кого мне всегда не хватает – мне не хватает себя. Той части, которую я могу узнать только через других и которую с Джессикой я не перестаю открывать.

…Мы стоим у секретера с профессором Фергюсоном. Секретер из канадского дуба мы купили на распродаже в Нью-Джерси для Джессики – она устроилась на работу в издательство и теперь до обеда читает бесконечные рукописи. Но она любит работать, сидя в постели и подложив под спину все наши подушки, так что секретер я реквизировал под бар. В нем полно бутылок – я теперь езжу по всему миру и из каждой поездки привожу экзотические напитки.

Какаду уже смирился с ранним замужеством единственной дочери за не оправдавшим его худших подозрений кубинцем (знал бы он про Контору!). Теперь в каждый свой приезд в Нью-Йорк он непременно наносит нам визит. Во-первых, потому, что он неожиданно для себя и всех, кто его знает, полюбил своего единственного внука. А Бобби уже три года, он вошел в тот самый роскошный возраст, когда дети заставляют взрослых заново увидеть и переосмыслить мир. Во-вторых, потому, что профессор любит рыться в моих книгах, которых с каждым месяцем становится все больше, и – чего он, наверное, никак не ожидал – разговаривать со мной на философские и литературные темы. И, наконец, потому, что с тех пор, как наши отношения с тестем наладились, Джессика снова взялась его опекать, что она начала делать лет с одиннадцати – двенадцати с перерывом на то время, когда появился я.

Какаду не полюбит только нашего пса, Мистера Куилпа – ему предстоит пару раз наступить в его лужи и кучи, пока тот будет суетливым вездесущим щенком. Но наш черный кокер еще даже не зачат, стоит где-нибудь в длинной очереди желающих появиться на свет, где, кроме чистой и полной миски у любящих хозяев, есть мусорные пакеты, прорвать которые ничего не стоит и которые полны таких восхитительных вещей, как головы копченой селедки или недоеденные ошметки позавчерашней утки.

Но я о профессоре Фергюсоне. Сейчас он, как всегда взъерошенный, сдвинув очки на самый край носа, крутит в руке бутылку ракии, пытаясь разобрать греческий текст на этикетке.

– Гадость? – доброжелательно спрашивает он.

– Жуткая!

Я уже попробовал. К сожалению, вернувшись домой.

– Плесни чуть-чуть.

Я наливаю в стакан на палец прозрачной, резко пахнущей анисом водки и заливаю ее водой, отчего жидкость тут же приобретает цвет молока.

– А ты? – спрашивает Какаду.

– Нет, спасибо. Я уж лучше виски.

Мой тесть всеми мышцами лица пытается максимально сдвинуть ноздри и одним глотком влить в себя напиток, который в жару сотни тысяч людей по всему Средиземноморью с наслаждением смакуют. Получается это у него неважно, и я стучу его по спине, чтобы он откашлялся.

– Я вас предупреждал, профессор Фергюсон, – говорю я.

– Джим. Зови меня Джим, – выговаривает Какаду, когда наконец к нему возвращается дыхание.

Не прошло и пяти лет, как я стал полноправным членом семьи.

…У Бобби шестой день рождения. В доме полно детей и их родителей. Сладкий стол, вокруг которого со стаканами в руках ходят и болтают родители, накрыт в гостиной, а в просторной детской приглашенные с криками разбирают подарки. Они возятся на полу среди игр, игрушек, коробок и ворохов подарочной бумаги. Мистер Куилп возбужден и суетится больше всех: роет носом упаковку, которая мешает открыть очередную коробку, уворачивается от ласк – а все норовят его погладить, наконец выскакивает на свободное место и громко лает, то ли призывая разыгравшихся детей к порядку, то ли просто чтобы дать выход переполняющим его чувствам.

Мы с Джессикой и Пэгги входим в комнату, чтобы позвать детей к столу.

– Эй, люди, – говорит Джессика. – Я там приготовила кое-что перекусить, только ведь мороженого, наверное, никому нельзя?

С веселыми протестующими криками орава – наш пес впереди всех, хотя его и не звали – вскакивает и несется к двери. Мы поспешно отходим в сторону, чтобы нас не снесло. Бобби, худой, с тоненькой шейкой, тоненькими ручками, чинно идет среди последних – он всегда был обстоятельным и рассудительным.

Пэгги приседает на корточки и, обняв, останавливает его:

– А пропуск?

Бобби неохотно – он не хочет отставать от компании – подставляет свою мордочку. Пэгги звучно, со вкусом целует его в обе щеки и говорит:

– Помой, пожалуйста, руки.

Высвобождающийся из ее объятий Бобби стреляет в нее гневным взглядом. Он, видимо, в кои-то веки как примерный именинник и сам намеревался это сделать.

– А ты не подсказывай! – строго говорит он.

Фраза была взята на вооружение. Профессор Фергюсон, то есть Джим, может сказать мне так, если, например, я попрошу его не забыть купить древесный уголь для барбекю.

Они все еще были рядом – Какаду, Джессика, Бобби, Пэгги, но если я ясно видел их лица, то, что они говорили, уже не различал. В последнем проблеске сознания я понял, что засыпаю.

3.

Я был в зоопарке, в здании, в каких содержат львов и других тропических хищников. За стеклянной перегородкой, не доходящей до потолка, метался бурый медведь. Он отходил к стене загончика и с разбегу всей своей массой обрушивался на перегородку. Потом отходил и снова бился об нее. Стенка была из толстого оргстекла и пока держалась, не шелохнувшись. И люди вокруг смотрели на медведя совершенно спокойно. Но я понял, что очень скоро эта громадина весом под полтонны перегородку снесет.

Я поспешно пошел к выходу, но, пройдя мимо пары клеток, в проходе наталкиваюсь на другого медведя. Это не тот огромный, злобный хищник, а годовалый, еще дурашливый. Он ведет себя совсем не агрессивно, однако все-таки я его почему-то пугаюсь. Я пытаюсь отогнать его тем, что попадает под руку. Это толстая телефонная книга в желтом переплете.

От страха я все равно проснулся. Сон стоял перед моим внутренним взором целиком, не в продолжительности действий и сцен, а стянутым в одну точку. Я давно знал, что это означает: точка – это смысл сновидения, это то, что мое бессознательное хотело до меня донести.

Большого медведя я узнал – однажды ранней весной на Алтае я видел в снегу огромный медвежий след и попытался измерить его. Так вот моя ладонь с растопыренными пальцами утонула в следе полностью. Можно было сделать скидку на размокший перед таянием снег, тем не менее встретиться в лесу с этим медведем не хотелось. А на следующий день лесник, ехавший на лыжах из деревни к себе на заимку, убил шатуна, который пытался на него напасть. Мы видели этого медведя – он был огромным, чуть ли не с корову, и у него была озлобленная оскаленная морда с крепкими желтыми зубами и засохшей кровавой пеной на губах.

И маленького медведя я тоже видел. В Индии на подъезде к многим туристическим центрам люди стоят с такими вдоль дорог, предлагая сфотографироваться за деньги. Эти звери совсем ручные – когда машина подъезжает поближе, хозяева легонько стегают их прутиками. Медведи призывно встают на задние лапы, а хозяева кричат: «Dancing bear! Dancing bear!»

Хорошо, откуда там взялись медведи, я понял. Но что означал сам сон?

Я посмотрел на часы – пять минут седьмого. Вставать было пора в любом случае, чтобы не упустить Анну. Однако меня вырвало из сна слишком резко – тело мое, да и сознание еще не проснулись. Я попытался настроить себя на позитивный лад. Выглядело это так: «Еще каких-нибудь лет двадцать, и мне уже вообще не нужно будет просыпаться».

Как встретиться с Анной, я придумал, прежде чем заснул. Завтрак в гостиницах обычно с семи утра. В «Михкли» он явно накрывался в том же ресторанчике, где я вчера потанцевал впервые лет за пятнадцать. Приду туда одним из первых, наберу себе большую тарелку разных салатов – это же наверняка шведский стол – и засяду на видном месте с газетой. Когда Анна спустится завтракать, в зависимости от своего настроения – и от того, будут за ней следить или нет – она сможет найти способ со мной переговорить.

Я принял душ, но завтракать в «Скандик Палас» не стал, только взял со стенда журнал для туристов, не знающих, чем заняться в Таллине. Сойдет вместо газеты для чтения за завтраком. Молоденькая девушка на ресепшене – это, как я выяснил во время одной из своих поездок в Москву, такое новое русское слово – принимала бронирование по телефону и едва подняла голову, отвечая на мое приветствие. Интересно, сегодня за мной пустили наружку?

Как и накануне, я прошел по пустому коридору во внутренний двор, тоже пустой, и через черный ход вышел на улицу. В этот ранний час машин не было, только вдали зеленый грузовичок ехал по мостовой вдоль самого края тротуара, сметая налетевшие за ночь листья.

Я вышел из-за угла к паркингу отеля. Потягиваясь, с удовольствием глядя на небо, обещавшее солнечный день, осмотрел окрестности. Похоже, и сегодня путь свободен. Что же это тогда было? Мой «гольфик», весь в пятнышках от высохших капель ночного дождя, уже не такой аппетитный, как леденец, завелся с первого тычка, как будто всю ночь ждал, когда бы прокатиться.

Я выехал направо, на шоссе, ведущее к Пярну, но поворачивать сразу еще раз направо, как вчера, не стал. Вдруг за мной все же наблюдали? Я доехал до ближайшей эстакады, развернулся под ней и вернулся в центр. Потом не спеша проехал мимо «Михкли». У входа в отель стояло такси, водитель в темной куртке возился в багажнике. Развернувшись за железной дорогой, я приготовился оставить машину в проулке справа, минутах в трех пешком от гостиницы. Но тут из «Михкли» вышла дама с мужчиной в светлом свитере, в руках которого была дорожная сумка.

Мужчина открыл даме дверцу и забросил сумку в багажник. Потом сел за руль, и такси тронулось. На таком расстоянии я не мог быть уверен, но мне показалось, что это была Анна. Так что прятать машину в соседнем проулке я не стал, а, наоборот, надавил на газ. Такси ехало медленно, со скоростью положенных в городе пятидесяти километров в час, и через пару минут я уже висел у него на хвосте. Сквозь заднее стекло мне был виден лишь затылок пассажирки, а мы с моей коллегой не были знакомы настолько хорошо, чтобы я мог узнать ее по любому участку тела. Так Анна это или нет? Я раз-думывал, стоит ли мне обогнать такси, чтобы прояснить этот вопрос, когда пассажирка посмотрела в сторону. Это была она.

Куда же она направлялась? Я знал, что Анна приехала из Вызу на автобусе, так что машина ее оставалась там. Возвращается к себе домой? Почему не подождала меня? Она же была достаточно умна, чтобы понять, что, несмотря на всю ее резкость, я вряд ли брошу ее одну.

Мы подъезжали к большой развилке, где Пярнуское шоссе практически переходило в Нарвское. Однако правее, в сторону Вызу, такси не повернуло, а, описав еще часть круга, поехало налево, на север. Нет, Анна направлялась не домой. Слева открылся ухоженный сквер, и я понял – это была дорога в порт.

Я поймал себя на том, что улыбаюсь. Хорошо, Анна разрядилась на мне, а потом улизнула, предоставив мне сомнительную радость теряться в догадках. Но все-таки она решила последовать моему совету! Паромы в Хельсинки ходят чуть ли не через час, так что еще совсем немного, и полковник разведки будет в безопасности.

Город уже проснулся. Родители вели за руки детей с ранцами за плечами, группа мужчин курила перед входом в офис, на террасе кафе молодой бородатый официант выставлял на тротуар грифельную доску с написанным мелом меню.

Улица перешла в трехрядную автостраду. Машин еще было немного. Мы обогнали фуру с финскими номерами, а теперь за мной пристроился джип с никелированным кенгурятником, лебедкой спереди и четырьмя дополнительными фарами на крыше. Водители таких машин обычно водят нагло, и я удвоил бдительность.

Такси повернуло направо, к пассажирскому терминалу, и тут же раздался взрыв. Я как раз подъезжал к съезду с автострады, а с неба начали падать искореженные куски металла. Эпицентр взрыва пришелся на заднюю часть такси, от которой практически ничего не осталось. Машина по инерции продолжила движение, въехала на тротуар, попыталась взобраться на росшую там высокую ель и перевернулась на то, что осталось от крыши. Раздался еще один взрыв, и все заволокло черным дымом.

4.

Мне нужно было срочно выпить, а я не мог. Плоская бутылочка «Джека Дэниэлса» по-прежнему лежала у меня в бардачке, но что будет дальше, я не знал, а лишать себя возможности сесть за руль не имел права. Анна, которая в последние дни занимала три четверти моей головы, ушла, оставив меня в состоянии шока и со всеми загадками и сомнениями. Нет, я все-таки отхлебну разок, а там видно будет.

Автострада закончилась. Я повернул направо и вскоре оказался около какого-то огромного комплекса брежневской архитектуры. Невысокого, но такого огромного, что с его крыши вдруг взлетел вертолет. На стоянке свободных мест хватало. Я припарковался и, вытащив ключ из замка зажигания, открутил крышечку фляжки. Ну, хорошо, хорошо, я сделал не один глоток, как собирался, а пару, причем мужских таких, взрослых. Я же пил не из стакана, из горлышка, а так глотнуть как следует не удается. Виски обжег мне все внутренности – я же еще и не завтракал, даже чашки чаю не выпил. Зато голова мгновенно прочистилась.

Я закрыл машину и пошел в здание комплекса. Это было что-то типа Дворца спорта – я пропустил в дверях группу ребят в одинаковых тренировочных костюмах с зачехленными теннисными ракетками в руках. Как я и предполагал, в холле располагалось кафе на несколько столиков. А куда мне теперь ехать? Лучше все обдумать – спокойно, на виду у множества людей. И алкоголь за это время выветрится.

Я устроился в глубине, подальше от прохода, и заказал большую чашку кофе. Есть как-то не хотелось. Теперь в голове моей, только что совершенно ясной, какие-то внутренние перегородки стали запотевать. Опять перегородки! Я вспомнил свой сон про медведя, бившегося в плексигласовую стену. Анна только что была рядом, а теперь ее нет – ни вблизи, ни вдали. Она ушла из этой жизни, не попрощавшись, ни объяснившись со мной, на отголосках односторонней, но все же ссоры. Она и уезжала, вряд ли предполагая, что мы еще когда-нибудь встретимся – где я мог ее искать в Финляндии и зачем? И все же уже то, что она решила последовать моему совету уехать из страны, доказывало, что она ночью думала и в итоге признала мою правоту. Так я себя успокаивал, но лучше мне не становилось.

Сама по себе смерть меня не пугает. Мои представления о ней – представления атеиста, воспитанного в стране победившего социализма, – изменил первый близкий человек, совершивший на моих глазах великий переход. Я усмехнулся – отец как раз был коммунистом до мозга костей, убежденным, что с распадом материи, из которой состоит его тело, навсегда погаснет и его сознание. Отношения у нас были сложными, мы ссорились чуть ли не каждую неделю, но именно отец сделал мне, уже после своей смерти, подарок, несравненно больший, чем произведенная в бессознательном спазме удовольствия жизнь.

Это знают все, кто пожил достаточно, в первое время умершие приходят к нам во сне часто, независимо от того, горюем ли мы о них ежеминутно или, наоборот, забываем. Лейтмотив этих снов, как правило, один и тот же: мы думали, что они умерли, но вот же они – живые!

Отец в первые годы снился мне довольно регулярно. Потом пропал и вдруг, после перерыва в год или около того, появился вновь. Он подошел к моей постели и остановился, ожидая, когда я замечу его. Он был таким – бодрым, полным сил, уверенным в себе, – каким я видел его за год до смерти, до того, как он узнал, что у него рак. Во сне я открыл глаза, а он стоял у моей кровати и улыбался мне. Я помнил, что папа умер, но его присутствие рядом было столь явным, что не оставалось никаких сомнений, что он не исчез со смертью, а продолжал существовать где-то в недоступной нашим органам чувств сфере. Это был он, он сам, а не трансформированные сновидением мои воспоминания о нем. В моей груди поднялось горячее облако безмерной, всепоглощающей радости. Я ринулся к нему навстречу, мы крепко обнялись, и тут произошла странная, непередаваемая вещь. В тот миг, когда мы обнялись, этот немыслимый восторг перерос пределы моего тела, слился с радостью, составлявшей сущность отца, и поглотил сознание. Этому же можно было дать и другое описание, хотя и оно лишь очень приблизительно передает чудо, для которого нет слов. Мое тело, обхваченное сильными руками, вошло в тело отца и растворилось в нем. Меня, моего сознания больше не было – все заполнило ощущение безграничного счастья.

Я проснулся с колотящимся сердцем, чувствуя каждой клеточкой тела, что папа только что был здесь. Вопреки обыкновению – а я незадолго до того прочел фрейдовскую и юнгианскую теории сновидений, – мне и в голову не пришло тут же записать свой сон. Возможно, именно потому, что это не было похоже на сон. Это был опыт соприкосновения с иной реальностью – и настолько яркий, что не было никакой опасности, что бессознательное может стереть из памяти его следы. Чувство почти экстатического восторга было таким же горячим и на следующий день. Но тогда, восстанавливая в который раз подробности этого события, которое и до сих пор остается одним из самых ярких и значимых в моей жизни, я понял, что оно было не только встречей с отцом и доказательством того, что жизнь продолжается и после смерти. У сна или, вернее, у переживания, произошедшего в часы, когда притяжение мира материи было ослаблено до предела, было еще одно, более важное послание. Этот выход за пределы тела, это слияние с чем-то большим было подаренной мне возможностью заглянуть в будущее, в момент собственной смерти, о которой я не переставал думать с отрочества. Теперь я знал, как это происходит: личность растворяется во всеобщем, скажем, во всемирной душе, через образ пришедшего встретить ее близкого человека. Она растворяется без остатка, но в остром, почти до боли, наэлектризован-ном блаженстве.

С тех пор я – не могу утверждать, что изучил, скажем, прошелся, кое-где задерживаясь на время, где-то оставаясь до сих пор – по всем основным религиям и философским учениям. Сегодня мои взгляды на смерть намного сложнее и в чем-то плохо согласуются с опытом, подаренным мне отцом. Может быть, за той минутой слияния со всеобщим и потери личности следует еще что-то. Однако даже если дальше ничего не будет, я знаю, что гибель «я» осознается им как величайшее блаженство. Ницше знал это. В какой-то его книге есть рассказ о царе Мидасе, которому удалось поймать сатира Силена. «Какое самое большое блаженство?» – спросил его царь. «Не быть. Не быть ничем», – со смехом отвечал сатир.

Пусть это действительно так, все равно смерть всегда потрясает. Что касается Анны, ее смерть потрясла меня вдвойне. Я приехал, чтобы не допустить ее, но оказался не в состоянии ее предотвратить.

По поводу того, как произошло покушение, сомнений у меня уже не было – какая-то часть моего сознания все это время просчитывала варианты в автономном режиме. Кто-то следил за Анной в «Михкли». Кто это мог быть? Постороннему человеку невозможно целыми днями отираться в холле, слушая разговоры постояльцев со служащими. Но ведь преступники как-то узнали, что интересующая их дама вызвала такси. Им мог сообщить и портье, и кто-то из горничных, и даже полицейский – может быть, та самая пара, которая должна была Анну защитить. А дальше все было делом техники. Девушка на ресепшене вряд ли носила багаж постояльцев, так что водитель пошел взять ее сумку. Теперь, покручивая видеозапись на своей подкорке, я вспомнил, что мужчина, возившийся в багажнике, которого я принял за водителя, был в темной куртке. Потом, через пару минут, когда я развернулся и снова подъезжал к гостинице, я отметил, что мужчина, который нес за Анной ее сумку, был в светлом пуловере. Но водитель вполне мог снять куртку в машине, прежде чем пойти за сумкой, и тогда это несоответствие моего сознания не достигло.

Так вот, это были два разных человека. Один – таксист в светлом пуловере – пошел за сумкой; возможно, ему пришлось немного подождать. Но отходил он на минуту – а кому в этой ситуации придет в голову запереть машину в спокойном Таллине? В это время к такси подошел другой мужчина, в темной куртке. Он быстро открыл багажник, спрятал куда-нибудь под коврик, на запаску, взрывное устройство и поспешил удалиться.

Раз нападавшим сообщили, что интересовавшая их пожилая дама заказала такси, они знали также, что отвезти ее предполагалось в порт. Поэтому следить за такси было не нужно. Преступники на том джипе с внедорожной обвеской пристроились нам в хвост уже после поворота к порту. Когда машина с Анной свернула с автострады направо, кто-то в джипе нажал на кнопку, и такси взлетело в воздух. Я на автопилоте проскочил прямо, а джип, визжа шинами, ушел на разворот налево.

Если смотреть со стороны, было подозрительно, что ни одна машина, ехавшая за взорвавшимся такси, не остановилась. Ну, чтобы попытаться помочь, вызвать «скорую помощь», полицию. Я не сделал этого, поскольку ясно видел – а в такие моменты время дробится на множество отдельных слайдов, которые тебе демонстрируют поочередно, один за другим, – так вот, я сразу понял, что помочь людям, сидевшим в такси, уже невозможно. Их там уже не было – да и машины самой тоже, считай, не было. А светиться мне не стоило. Джип же, понятно, поспешил уехать с места покушения, потому что именно оттуда и был произведен взрыв. Но если у людей, охотившихся за Анной, раньше и могли быть сомнения, теперь им стало ясно, что и человек в проскочившем мимо красном «гольфе» – не случайный: помогал же ей кто-то отстреливаться в Вызу. Мне нужно было избавляться от машины.

«Тогда можешь и выпить еще», – услужливо подсказал мне внутренний голос, следящий за опасной концентрацией адреналина и прочих стрессовых выбросов в кровь. Но я заставил его замолчать: возможно, мне придется взять напрокат другую машину. Только зачем? Человеку, на выручку которому меня посылали, мое появление не помогло. Теперь же, что бы я ни делал, Анну не воскресить. Какой мне был смысл оставаться в Таллине? Задание было провалено – и самым трагическим образом. Разумнее всего было убираться, поджав хвост, в свою Америку и зализывать там душевные раны.

Я всерьез задержался мыслью на этой перспективе. Я мог сесть на следующий паром в Хельсинки, забрать в той же ячейке №18 мои американские документы и ближайшим рейсом вылететь в Нью-Йорк. И тогда сегодня же я буду дома, рядом с Джессикой, Бобби и Мистером Куилпом, радостно метущим пол коротеньким хвостом. Черт с ней, с неудавшейся операцией спасения! В конце концов, нет человека, который время от времени не терпел бы неудачу.

Однако, трезво размышляя над этим планом, я знал, что вряд ли поступлю так. И дело было не в провале, избежать который за те несколько дней, которые были в моем распоряжении, я не сумел. Я не мог бросить Анну. Да, я знаю, Анна, без тени сомнения, была мертва, и даже собрать ее останки будет нелегко. Однако жива она была или нет, оставить расследование на полпути было все равно что бросить ее на произвол судьбы. Fais ce que dois, advienne que pourra. Делай, как должно, и будь, что будет. Есть такая французская поговорка, которая в молодости была кредо Льва Николаевича Толстого.

Я заказал себе еще кофе и даже какой-то салат и пару бутербродов с лососем. И понял вдруг смысл своего сна. Очень простой, на двух очевидных метафорах: видимо, мое бессознательное хотело как можно скорее донести свое сообщение до таких ленивых мозгов, как мои. Большой медведь, сокрушающий перегородку на глазах равнодушных людей, – это надвигающаяся опасность, которую пока никто не замечает. Ее еще можно было предотвратить, как можно было отогнать маленького медведя – с помощью телефонной книги. К сожалению, мое бессознательное предупредило меня об опасности, грозившей Анне, слишком поздно: большой медведь уже вырвался на свободу. Но пока он не натворил худшего, я должен был поскорее воспользоваться советом, который олицетворяла телефонная книга. Мне не хватало информации.

5.

Я включил свой наладонник – вай-фай был и здесь, и тоже бесплатный. Благословенная Эстония! Составить сообщение в Контору, зашифровать его и отправить на мой немецкий сайт заняло минут двадцать. Я сообщал Бородавочнику о смерти Анны и просил срочно выслать мне подробные сведения о Юкке Порри, обо всем семействе Раатов, если такие сведения существовали, и в первую очередь о моем связном Августе. Теперь он становился моей единственной опорой в Таллине, и я должен был быть уверен, что он меня не подведет. Что-то ведь мешало мне довериться ему полностью.

Теперь позвонить самому Августу. Телефон-автомат, закрытый сверху и с двух боков плексигласом – сон никак не хотел отпускать меня, – висел на стальной колонне справа от входа. Я вышел на улицу и нашел взглядом свой «гольф» – не возится рядом с ним человек в темной куртке? Нет, пока не возился.

Август ответил сразу, но отзвонить не предлагал. Он с ходу сообщил мне, что произошли некие чрезвычайные события, и попросил связаться с ним часа через два-три. Что ж, я надеялся, что через это время он будет знать о покушении больше, чем я.

Звони, ищи, не теряй времени! Вот что говорил мне желтый телефонный справочник и весь мой сон. Минут через пятнадцать я напал, наконец, на два доступных мне местных ресурса, внушающих доверие. Это были агентство «Регнум» и газета «Молодежь Эстонии» на русском языке, наверняка выходившая еще при Советском Союзе. Руку на пульсе ребята держать умели. Основных тем – а я просмотрел день за днем материалы за последние пару недель – было три, и они были те же, что и в нашем разговоре в компании Арне.

Главное событие должно было состояться через неделю – Коллегии выборщиков предстояло избрать президента Эстонии. Я быстро запутался во множестве политических партий, которые раскалывались, объединялись или вступали во временный союз друг с другом. Хотя, наверное, все эти перипетии для специалистов были захватывающими. «Восточный» кандидат, спикер парламента Эне (Анна?) Эргма, ученый-астрофизик, которая четверть века прожила в Москве, вдруг поддерживает «западного» кандидата, американского гражданина Тоомаса Ильвеса против действующего президента Арнольда Рюйтеля, коренного эстонца, бывшего директора совхоза и секретаря ЦК Компартии Эстонии (то есть ближайшего коллеги предпоследнего владельца дачи в Вызу Эльмара Раата). Разобраться в этих сложностях мне было непросто, но хотя бы фамилии запомню на всякий случай. Я отложил в своей голове одно, самое важное: поскольку Эстония должна была решить, смотреть ей на Запад или на Восток, некоторые обозреватели опасались, что в процесс вмешается Россия, разумеется, через свои спецслужбы. Из чего следовало, что и эстонские спецслужбы, прежде всего контрразведка, должны были активизироваться. А может, и не только эстонские…

Это все ладно! Но зачем Эстонии, экономика которой в значительной степени была ориентирована на Россию, делать героев из своих эсэсовцев? Я блуждал по сети добрый час в попытке найти ответ на этот вопрос. Хорошо, были эстонские парни из сотни хуторов, которые в августе 1941-го получили возможность служить немцам, то есть нашли работу, а некоторые могли даже отомстить НКВД за расстрелянных и депортированных родственников. Однако они приносили присягу не Эстонии, а нацистской Германии, то есть на тот момент завоевателям. Они могли не знать, что целью Германии было вовсе не воссоздание после войны суверенных прибалтийских государств, а образование новой земли Третьего рейха, где эстонцам была уготована роль рабочей силы. Но как бы то ни было, они присягали на верность оккупантам. Это раз.

Чем занимались эти люди? Сначала были созданы карательные отряды, тот же «корпус самообороны», Омакайтсе. Их вывозили в Белоруссию, на Украину, на Псковщину, даже в Польшу и Чехословакию, чтобы руками эстонцев уничтожать евреев. Двенадцать тысяч человек были расстреляны и на территории Эстонии, в Тартуском рве, но это были в основном евреи из Латвии. Хотя, возможно, и родители Анны лежали там же. Потом, в связи с потерями Вермахта на Восточном фронте, из карателей сформировали бригаду, а позднее и 20-ю дивизию Ваффен-СС. Конечно, это было не Гестапо, а войсковые части, только отборные, типа гвардейских в Красной Армии. Тем не менее в любой цивилизованной стране, например в Бельгии, солдаты и офицеры местных батальонов Ваффен-СС считаются предателями и преступниками.

Однако Эстония этого не стыдится. Год назад в Таллине был торжественно открыт мемориал воинским частям, которые воевали на стороне нацистской Германии. С выносом знамен и благодарственной речью командующего сухопутными силами Эстонии. И Европа, которая до недавних пор не пересматривала ценности Второй мировой войны, смолчала. Cмолчала в том числе Германия, где запрещено любое изображение свастики – я помню, как на блошином рынке в Ганновере на нацистских орденах она везде была заклеена бумажкой.

Вот этого я не мог понять. Дома мы фашистов не любим, а в Эстонии готовы терпеть. Объяснение могло быть только одно: потому что это, возможно, досадит России. Я почувствовал, что совсем не жалею, наоборот, что в этой ситуации работаю на свою первую родину. Пусть справедливость и не восторжествует в этом мире, но стремиться к этому мы должны.

Хорошо, так, похоже, рассуждает Европа. Но Эстонии-то зачем портить отношения с Россией? Зачем плевать в руку, которая тебя кормит? Кому в Европе может понадобиться эстонский транзит, эстонское сливочное масло и эстонские сланцы? Никому – от этого не отказывается только Россия. Тогда зачем ее дразнить? Выходило, только в надежде получить за это большие дивиденды на Западе. Виноваты ли в этом простые эстонцы? С одной стороны, нет. Одно дело – политика, а другое – нормальные люди, радующиеся, что к ним приезжают иностранцы, чтобы потратить свои деньги. Но ведь это они голосовали за своих политиков.

Я даже разволновался, но волнение это было позитивным. Несмотря на все плохое, что я видел в России, я был на правильной стороне. Я даже пошел дальше. Веря, что мы живем в мире, который устроен разумно, я подумал, что, может быть, все эти вопиющие вещи с реабилитацией эсэсовцев вписываются в некий промысел. Чтобы множество таких же простых людей, как я, сделали для себя выбор или укрепились в нем. Я-то ведь люблю Россию генетически, ясно осознавая, что это страна прекрасная и ужасная и люди там живут прекрасные и ужасные – и бывает так, что это одни и те же люди. А для кого-то другого такие антиномии полезны: вот вам Эстония и вот Россия. Выбирайте, что вам нравится больше?

Война памятников? У меня на Святой Горе Афон – а меня и туда заносило – есть знакомый монах, отец Ионикий. Он говорил это по другому поводу, но его слова подходят ко всем таким ситуациям: «Война бывает только одна – между Добром и Злом. Добро не всегда предстает как Добро, Зло не всегда выглядит как Зло. И чтобы мы могли отличить одно от другого, Господь попускает вещам, не помещающимся в нашем сознании».

Я спросил его тогда, зачем же Господь попустил случиться коммунизму, который погубил столько людей, прежде всего своих служителей и своих верных. «Это была жертва, – не раздумывая, сказал отец Ионикий, семидесятилетний грек с почти седой бородой и почти черной шевелюрой в завитках кудрей. – Все эти ужасы уничтожения невинных людей были нужны, чтобы человечество поняло раз и навсегда, что этот путь гибелен, что он ведет в ад».

Как и тогда, слова монаха меня успокоили. Благословенна Эстония, которая помогает нам отличить одно от другого!

6.

Я вспомнил, что мне нужно было поменять мой засвеченный «гольф» на другой автомобиль, и вспомнил почему. Анна! Мне было непросто полюбить ее, но еще труднее будет позабыть. Несмотря на ее последние резкие слова, поправить которые ни она, ни я уже были не в силах.

Я решил остаться в Таллине не для того, чтобы отомстить. Хотя, наверное, в чем-то и это правда. Я хотел найти людей, которые угрожали Анне и в итоге свои угрозы реализовали. Если действительно душа умерших три дня находится в том же месте, быть может, мой норовистый полковник разведки увидит, что я все же довел дело до конца. И что ее слова были несправедливы.

Компании, занимающиеся прокатом автомобилей, наверняка были представлены в здании морского вокзала, но ехать туда мне не стоило. Чтобы отвести от себя подозрения, люди из джипа могли анонимно сообщить в полицию о подозрительном красном «гольфе», не остановившемся после взрыва такси. Преступления на машинах, взятых напрокат, совершаются крайне редко – для этих целей автомобили проще угонять. Так что до моего «гольфа» полиция доберется не сразу, но перемещаться на нем по городу было бы неосторожно. Почему я решил, что кто-то про мою машину настучит? Да, это была предосторожность, но я на месте тех отморозков в джипе поступил бы именно так.

Кроме того, размышлял я, было бы правильно не просто сдать свою машину в «Херц» и попросить другую, скажем, побольше. Тогда, обнаружив «гольф», полиция тут же узнает, на каком автомобиле я перемещаюсь сейчас. Нет, я сдам машину в «Херц» и через полчаса возьму другую, скажем, в «Эвис». Время у твоих противников так и выигрывается: немножко здесь, чуть-чуть там…

Только правильно ли было вообще снова садиться в этот «гольф»? Мои колебания прекратились, едва я вышел из здания комплекса. На паркинге стоял бело-синий «опель» с работающим маячком, а вокруг моей машины прохаживались двое ребят в бейсболках и желтых жилетах поверх темно-синей формы. Я знаю, чему я был обязан своей чрезмерной бдительностью – сну. Я с самого утра был предупрежден, что опасность совсем близко.

В первую очередь преступников ищут на вокзалах, в аэропортах, на автобусных станциях – везде, откуда можно уехать подальше. Мне нужно было срочно сматываться из комплекса, но брать здесь такси было бы неосторожно. Да и где они, эти такси? В киоске, где продавали солнечные очки, детективы, сигареты, жевательную резинку и прочие полезные и вредные вещи, я купил бежевую бейсболку и натянул ее пониже на лоб. Потом неторопливой походкой направился в город.

Вокруг моей машины полицейских прибавилось. Сейчас еще подъедут взрывотехники, потом криминалисты…

Машину я арендовал по карточке «Америкен экспресс» на имя Диденко. Не знаю, как в Конторе потом разбирались с такими случаями, но мне ее выдали, разумеется, предполагая, что я с ней могу погореть. Еще у меня была карточка «Виза» Укрпромбанка на то же имя, и ею я тоже мог рисковать, не раздумывая. Сколько времени пройдет, пока мой «Америкен экспресс» окажется в черном списке? Пара часов, а может, ее уже отслеживают. А «Виза» моя пока чистая, о ее существовании никто и не подозревает.

Теперь, стоит ли мне брать напрокат другую машину или впредь пользоваться такси? В городе такси было бы достаточно, даже чтобы ездить на встречи с Августом. Но попозже днем я собирался отправиться в Вызу, чтобы заняться таинственным мужчиной в доме соседки Анны. Получается, надо рискнуть и взять машину.

Я обогнул сквер и, пройдя мимо церкви Олевисте, вошел в Старый город. Здесь, среди толп туристов, несомненно было безопаснее, чем в любом другом квартале. Я зашел в кафе, заказал уже третью или четвертую за сегодняшнее утро большую чашку кофе – мне нужен был допинг – и снова залез в интернет. Эстония меня настолько избаловала, что я даже не осведомился заранее, есть ли здесь вай-фай.

Помимо больших транснациональных компаний, прокатом машин обязательно занимается несколько маленьких, частных. Я без труда нашел в интернете три такие фирмы и набрал первый номер. Я был готов взять любую машину, однако проблему выбора передо мной поставили и здесь. Приветливый мужской голос предложил мне с десяток марок, от «смарта» до «форда-транзит». Куда доставить – за дополнительную плату, конечно, в течение часа, полутора? В какой-то отель?

Так, а что, кстати, с моей гостиницей? Там при въезде тоже прокатали мою «Америкен экспресс» и сняли ксерокс с паспорта. Значит, в «Скандик Палас» я больше сунуться не могу. Однако моей фотографией в полиции располагать не должны, разве что мутной картинкой на ксерокопии паспорта. Я проверил наличие седого парика на голове. Нет, как я его приклеил утром, так и держится, не перекосился пока.

– Что, простите, через час-полтора? – переспросил я. – Дайте мне лучше ваш адрес, я прямо сейчас подъеду на такси.

Ближайший банк находился в паре кварталов. Я натянул себе бейсболку чуть ли не по самые брови и, определив угол обзора видеокамеры у банкомата, в три приема выбрал с карточки «Виза» сорок две тысячи крон, чуть больше трех с половиной тысяч долларов. На несколько дней должно хватить. А сколько еще времени я мог позволить себе прожить в Таллине?

Прокат автомобилей Хермана Койта располагался на пустыре на окраине города, и вай-фая там не было. Но Херман – приветливый рослый эстонец лет сорока, в свое время служивший в Москве в роте почетного караула, – разрешил мне воспользоваться вторым офисным компьютером. Я зашел в свой почтовый ящик на немецком сайте и скачал зашифрованный файл в наладонник. Потом расшифрую в спокойном месте. Херман как раз покончил с формальностями – он внес в договор аренды данные моего паспорта, водительских прав и номер «Америкен экспресс». Я предложил эту, уже погоревшую карточку, поскольку убедился, что электронного терминала для прокатки карточек у него, как я и надеялся, не было. А поскольку, даже имея данные карточки, убедиться, что на ней какие-то деньги есть, Херман Койт не мог, я оставил ему в качестве депозита пятнадцать тысяч крон наличными.

Я выбрал себе неприметную серебристую «тойоту-короллу» – таких, я заметил, в городе было много. По дороге в центр я остановился в какой-то забегаловке, выпил дозволяемую законом маленькую кружку пива и расшифровал сообщение из Конторы.

Первое. По поводу гибели Анны Бородавочник сухо сообщал мне, что я могу возвращаться домой. Впрочем, этот вопрос оставлялся на мое усмотрение.

Второе. Финн Юкка Порри, бывший агент и любовник Анны, на Контору больше не работал. По данным, которыми располагали в Лесу, он, уйдя с государственной службы, занимался туристическим бизнесом и время от времени выполнял отдельные поручения МИ-6, британской разведки.

Третье. Досье на кого-либо из Раатов: отца – члена ЦК, сына – продавца унитазов или внука-неонациста – в Конторе не было.

И четвертое. Человек, которого мне передали в помощь (в Лесу не знали, что он назвался Август, а подлинного имени сообщать мне не хотели), был доверенным лицом контрразведки КГБ. После распада Союза он на несколько лет был заморожен, а потом сам дал сигнал, что готов возобновить работу. Но теперь Эстония была уже другим государством, и коллеги из контрразведки честно передали его на связь в Лес.

Мой куратор не уточнял, что вопрос о том, насколько Августу можно было доверять, тоже оставлялся на мое усмотрение. Однако это предполагалось самим характером сведений. Когда с человеком работают постоянно – не важно, в личном контакте или по переписке, – вы все время отслеживаете один существенный момент, степень доверия. Август был не штатным сотрудником, а доверенным лицом, то есть у него была своя, нормальная работа, например, где-либо в НИИ или в университете. Так что во время посткоммунистической чистки рядов в Эстонии его работа на КГБ не должна была всплыть. Но он все равно выпал из поля зрения Конторы, и никто не знает, что с ним все эти годы происходило. Август мог возобновить связь, потому что ему стали нужны деньги, стало скучно, потому что он был перевербован местными или другими спецслужбами – да мало ли, по какой еще причине? Запросить на него дополнительные сведения? В Лесу на это не пойдут – и правильно сделают. Надеюсь, мои данные там защищали не хуже. Связник и так рискует при каждом новом контакте, переданном Конторой, в которой предателей выявляли каждый год. Он рисковал – но и я тоже. Мы оба шли по тонкому льду, и каждый знал, что за следующий свой шаг отвечает он один.

Пора было выходить на этот тонкий лед. Август откладывать нашу встречу не стал и согласился встретиться через час в том же скверике возле театра.

7.

Чрезвычайными событиями, о которых говорил Август в нашем последнем разговоре по телефону, был не только взрыв в такси, унесший жизнь Анны и водителя. Это покушение, считали в полиции, было одним из серии терактов, запланированных арабскими экстремистами на территории Эстонии в преддверии президентских выборов и визита Елизаветы Второй. В прессу информации об этом, разумеется, не давали, но полиция уже предположительно установила преступника, совершившего взрыв. Это был некий смуглый гражданин неустановленной национальности с украинским паспортом, перемещавшийся на автомобиле «фольксваген-гольф» красного цвета.

– Это же вы? – без обиняков спросил Август.

Если бы он предполагал, что я действительно был террористом – не важно, исламским или от российских спецслужб, – он бы на встречу, разумеется, не пришел. Зачем ему рисковать? Август же просил встретиться через час, а за это время во все улицы и переулки вокруг сквера нагнали бы десятки полицейских в штатском, которые до меня уже набросились бы, по ошибке, на двух-трех прохожих восточного типа – на тех же арабских торговцев в сувенирной лавке напротив городской стены. Поскольку на меня вышли по машине, подозревать в своем провале связника я не мог никак и на допросах его бы не выдал. Так что он мог спокойно сдать меня властям. Но Август этого не сделал. Значит, он считает, что полиция идет по ложному следу.

– Это я и, как вы понимаете, не я.

Август кивнул.

– Все выезды из города, разумеется, уже перекрыты, – сказал он.

– А почему заподозрили именно меня?

– Анонимный звонок. Вы ехали прямо за взорвавшимся такси.

Конечно же, это те ребята из джипа. Случайный прохожий рассказал бы скорее об умчавшемся с визгом джипе, чем о малолитражке, от страха проскочившей страшное место, а возможно, и не собиравшейся поворачивать к порту.

– Вам нужно залечь на дно, – продолжал мой связной. – У вас есть, где переждать пару-тройку дней?

Знакомых в Таллине у меня было трое – сам Август, Анна, которой уже не было, и еще Арне, для этих целей совершенно очевидно бесполезный. Что, если я попрошу, наш агент найдет, куда меня спрятать? Но могу ли я ему доверять? Хорошо, сейчас он думает, что я с терактом никак не связан – хотя в отличие от полиции он знает, что в такси погиб не случайный человек, а некая Анна Леппик, которой я интересовался. А ведь если я буду спрятан на его явочной квартире, я буду полностью в его власти. Связи в полиции у Августа хорошие. Кто может гарантировать, что какая-то найденная улика, разумеется, ложная, не убедит его вдруг в том, что теракт этот совершен российской разведкой? Тогда он, так гордящийся своей страной, без зазрения совести сдаст меня властям. И будет по-своему прав.

– У меня есть такое место, не беспокойтесь, – соврал я. – Меня волнует только один момент. В гостинице делали ксерокс с моего паспорта. Так что у полиции должна быть моя фотография. Маленькая, плохого качества, но все же фотография.

Август улыбнулся:

– Не волнуйтесь. Мой знакомый полицейский сказал, что ксерокопия такого качества, что проще составить фоторобот с помощью слепого. Но слип с кредитной карточки есть, ею лучше больше не пользоваться. И про паспорт лучше забыть. Найдете способ, чтобы вам перебросили другой?

– Попробую. Вам не удалось выяснить, кто же все-таки пустил за мной наружку?

– Как ни странно, это не полиция и не наши спецслужбы. Теперь я могу утверждать это достаточно определенно. «Вольво» с номером, который вы мне дали, принадлежит частному лицу. Но хозяин не имеет никакого отношения к сыскным агентствам – это столяр-краснодеревщик.

Хм, Мастеровой! Работает на себя, свободного времени вагон, вот и подрабатывает частным сыском. На кого он работал со своим приятелем Бухгалтером? Я не мог представить себе никого, кроме одного моего знакомого финна с саамскими корнями.

– Нам с вами встречаться впредь небезопасно, – продолжал Август. – Общаться будем через скайп – не видеозвонками, разумеется, а моментальными сообщениями. Абонентов скайпа так много, что отследить их очень трудно. Все равно постарайтесь, чтобы каждый сеанс занимал не более десяти минут, и тут же перебирайтесь в другое место.

– Вы зарегистрировались под новым именем?

– Да. August2006, в одно слово, чтобы вам не пришлось ломать голову. И вы тоже входите под другим ником, не как обычно.

А то я сам не соображу!

– Спасибо, так и сделаю.

Август снова тонко улыбнулся:

– Пожалуйста.

Он замялся и все же спросил:

– Вы же здесь действительно ни при чем? Ни с какой стороны?

Я снял темные очки, чтобы мой связной смог посмотреть мне прямо в глаза.

– Подумайте сами, – ответил я. – Если бы я с этим взрывом был как-то связан, зачем бы я стал снова с вами встречаться?

Август кивнул:

– Я тоже сказал себе именно это, когда согласился встретиться с вами.

Знать бы, насколько я могу ему доверять.

– Хорошо бы пустить полицию по правильному следу, – сказал я. – В этом вы первый могли бы помочь.

– Здесь есть нюанс. Боюсь, кто-то в полиции помогает преступникам.

Я поделился своим предположением. Ну, что сообщить убийцам, что Анна заказала такси в порт, могли и охранявшие ее полицейские.

Вопреки моим опасениям подозрения эти эстонского патриота не возмутили. Август просто с досадой покачал головой. С досадой не на меня – он допускал такую возможность.

– Но главное вот что.

Я рассказал про навороченный джип, умчавшийся с места преступления.

– Неплохой след, только он скоро оборвется, – сказал Август.

Конечно, на своей машине никто не будет совершать теракт, разве что камикадзе. Мы посмотрели друг другу в глаза – мы думали об одном и том же. То есть Август понимал, что я сейчас взвешиваю, что я мог бы поведать ему о своей операции. А что меня теперь могло сдерживать? Анны больше не было, ей уже не повредить.

– Хорошо, – сказал я.

И рассказал все, что знал о Хейно Раате – том молодом неонацисте с бейсбольной битой, внуке бывшего хозяина. Почему я не рассказал о нем раньше? Начни полиция заниматься им еще вчера, Анна, возможно, была бы жива.

– Вы думаете, что эти трое парней попытались сначала убить старушку бейсбольной битой, а потом взорвали ее в такси? – спросил мой связник.

Я понял смысл вопроса – между этими двумя действиями была пропасть. Залезть в дом могли и хулиганы, а теракт с использованием взрывного устройства – это дело профессионалов.

– Я думаю, что какие-то люди сначала попробовали решить проблему с помощью любителей-энтузиастов, а когда те прокололись, подключили основные силы.

– Им нужна была старушка или дом?

– Если бы я знал… Нужно проверять и то, и другое.

– Ну, что ж, – с удовлетворенным видом произнес Август. – Теперь мне есть чем заняться. Залезайте в нору поглубже и не высовывайтесь. Я буду держать вас в курсе дела через скайп.

Для этого в норе поглубже должен быть вай-фай. Но раз у полиции моей фотографии, считай, не было, мне достаточно было не попасть под проверку документов.

Мы расстались с Августом, и я, попетляв для порядка по городу, зашел в приглянувшийся мне бар. Ситуация заставляла внести изменения в мои планы. Сколько времени пройдет, прежде чем полиция выяснит, что я взял напрокат другую машину? Да и на выездах из города могут поставить кордоны.

Во всем этом была лишь одна хорошая сторона. Ехать в Вызу мне уже нельзя, в лучшем случае удастся найти в городе укромное местечко и отсидеться ночью в машине. От кофе меня уже тошнило, а концентрация адреналина в крови подходила к критическому уровню. Я обрушил ее двумя двойными порциями золотой текилы и взялся за свой маленький компьютер.

Я знал, что в загашниках Конторы на мое имя хранился испанский паспорт Европейского союза. Я просил Эсквайра срочно передать мне его со специальным курьером вместе с карточкой инспектора Интерпола, которую тот предусмотрительно оформил мне на то же имя несколько лет назад, после одной стремной операции в Париже. Пригодится.

Так, теперь что пишут о нас с Анной? Я залез на сохраненный мною сайт агентства «Регнум» – газета-то вряд ли сумела бы так быстро отреагировать. Сообщение о взрыве такси было зафиксировано уже в 07:35, то есть минут через двадцать после теракта. Еще одна депеша сообщала о развернутой в Таллине полицейской операции по поимке исламских экстремистов. Следом была ссылка на обзор операций эстонских военных, которые могли дать почву для теракта. Упоминалась даже «Аль-Каида». Хм, недавно еще намекали на возможные провокации российских спецслужб, а как жареный петух клюнул, сразу переключились на исламистов, благо арабы расселялись уже и на северных широтах.

Основания для этого, как явствовало из комментария, были. В рамках операций НАТО Эстония послала своих военных в Афганистан уже в 2002 году. И это была не только группа разминирования из пятнадцати человек со специально обученными собаками, но и пехотное подразделение из восьмидесяти солдат и офицеров, а также военные инструкторы, советники и наблюдатели, всего сто двадцать человек. С 2003 года эстонцы служили и в Ираке, правда, в меньших масштабах: взвод из тридцати четырех человек и несколько инструкторов. Еще агентство отмечало, что именно у эстонцев был самый высокий, после американцев, процент потерь относительно общей численности контингента.

Похоже, я пока был среди немногих, кто знал, что взрыв в такси ничего общего с «Аль-Каидой» не имел.

8.

Люди априори настроены оптимистично. Например, если вы прочтете фразу: «Постель, а в ней лежит женщина», только извращенец представит себе больничную палату или смертный одр. Вот и я думал о лучшем. «Город, в котором ищут шпиона». Так ведь важнее не то, что ищут, а то, что это целый город – стог сена, в котором надо найти иголку. Так, несомненно, дело представлялось таллинской полиции, а также эстонским спецслужбам, которые и должны были в первую очередь заниматься терактом.

Однако эти ребята брались за такое дело не впервые, и хорошие профессионалы – а всегда так надо себе говорить! – у них точно были. Как они рассчитывают меня найти? У них есть мои имя и фамилия – Александр Диденко. Рано или поздно те, кто на меня охотится, доберутся, естественно, до проката автомобилей статного эстонского хлопца – как там его звали? – Хермана. У того в наличии есть все тот же засвеченный паспорт, уже никому не нужная карточка «Америкен экспресс» и мои липовые водительские права. Ничем этим я пользоваться больше не собирался, так что эти документы ко мне не приведут. Но!

Людей из «Херц» вряд ли, но и Хермана, и девочек на ресепшене в «Скандик Палас» пригласят в полицию, чтобы составить мой фоторобот. Какие у них шансы? Я, поскольку было бабье лето и светило солнце, практически не снимал темных очков. Я ношу «поляроиды», достаточно дорогие, чтобы отсекать кучу разных вредных излучений и темнеть в зависимости от степени освещенности. Так что свидетели вспомнят седые волосы (а от парика я в любой момент могу избавиться), загорелое лицо (как у многих отдыхающих и недавно отдохнувших), скрытые очками глаза (а это, как известно, первое, что выдает человека). Что еще? Своей одеждой я никак не выделялся: светлая рубашка с короткими рукавами или майка без надписей и рисунков, синие джинсы с маленькой сумочкой на поясе, в которой я храню то, что зимой рассовывается по карманам. Вот от нее придется избавиться, такую деталь те, кто со мной сталкивались, могут вспомнить.

В «Скандик Палас» остались мои вещи, их-то сейчас и изучают самым тщательным образом. Никаких новых данных, типа визитной карточки в багажной бирке чемодана, там не найдут. Конечно, полицейские или, скорее, контрразведчики по моей одежде достаточно точно определят мой рост и вес, а также наверняка получат в свое распоряжение один-два волоска. Среди десятка других, ускользнувших за последнее время от пылесоса уборщиц.

Моих отпечатков там не найдут. Я уже давно на всех операциях каждое утро протираю и пальцы, и ладони целиком специальным составом. Он и сейчас при мне. Чтобы не искушать персонал гостиницы, флакончик я ношу при себе – он размером, как капли от насморка. Состав образует на коже тонкую полимерную пленку, абсолютно прозрачную и идеально гибкую, не оставляющую никаких следов. Теоретически ее хватает на два-три дня, но я из предосторожности проделываю эту процедуру каждый раз после душа. В общем с дактилоскопией будет прокол. И в красном «гольфе» подарки их не ждут.

Так что у полиции будет фоторобот и описание комплекции, под которые подойдет каждый десятый мужчина в Таллине. Такие вещи сработали бы там, откуда я могу уехать из города и из страны: на вокзале, в порту, аэропорту… Но в эти места я и не сунусь.

Что еще они будут делать? Оставят ориентировку во всех гостиницах и в агентствах, сдающих туристам частные квартиры. Однако основные поиски будут проводиться не в городе, а в кабинетах, где будут ломать себе голову лучшие сыщики Таллина. А им я подбросил пищу, причем это не гнилой товар, а настоящие наводки. Август-то, похоже, знает, как довести их до полиции.

В первую очередь начнут искать любителя бейсбола и почитателя Гитлера Хейно Раата. Особых причин прятаться у него нет, так что он еще сегодня может очутиться в комнате допросов. Как быстро удастся его расколоть?

Джипов, обвешанных под «Париж – Дакар», в городе немного, но он, разумеется, тоже угнанный. Тем не менее, когда машину найдут, одна бригада займется отпечатками, волосками, откушенными заусеницами и крошками от съеденного в ожидании Анны бутерброда. Это шанс выйти уже не на мелкую шпану, а на профессионалов.

Что еще совсем неплохо – ищут ведь наверняка группу, по крайней мере двоих. Несмотря на противоречащие восточной внешности славянские имя и фамилию, ищут среди южан. Тех же занесенных в Эстонию непонятно каким ветром арабов, среди наверняка обосновавшихся в торговле еще с перестроечных времен азербайджанцев, среди северных кавказцев, которые теперь есть всюду. Вот по этим-то общинам сейчас и начнутся рейды.

По-прежнему самым слабым звеном для меня был Август – я теперь зависел от него почти целиком. Правда, здесь тоже был хороший знак. Даже два. Во-первых, мой связной меня не сдал, хотя стопроцентной уверенности в том, что я с убийством никак не связан, у него быть не могло. И, во-вторых, он сам предложил мне больше не встречаться, а общаться по скайпу. Отныне выйти на меня через Августа для полиции и контрразведки будет так же сложно, как и для него самого. Разве что он решит, что я все же связан с терактом, и вызовет меня на встречу.

Я понял, что еще я должен сделать. Мне нужно самому найти подходящее место, где я с большого расстояния смогу убедиться, что на меня не подготовлена облава. У меня было время сделать это прямо сейчас.

Я расплатился и зашел в туалет. Сейчас избавиться от парика? Расчленю его на несколько полосок и спущу в унитаз в пару приемов. Потом надену бейсболку задом наперед и выйду – кто теперь разглядит, что минуту назад седой мужчина стал черноволосым? Я посмотрел на себя в зеркало – а там над раковиной висело зеркало с вытравленным матовым узором по пери-метру. Нет, взгляд нормальный, сосредоточенный, совсем не тревожный. Думай тогда.

Но подумалось мне, как это часто бывает в минуты опасности, совсем не о способах выживания. Почему это, спросил я себя, в мужском туалете такой причудливый до приторности узор на зеркале? И тут же понял, что в маленьком кафе перед зовом природы всех уравняли. Унисекс. Тем более пора было здесь закругляться, хотя в дверь пока никто не ломился.

Ах да, парик. Нет, он мне был по-прежнему нужен. Во-первых, по моему единственному теперь паспорту я оставался седым угольным бароном Александром Диденко. А потом, вдруг мне снова понадобится Арне? И так далее… Нет, этот риск ничтожно мал по сравнению со всем остальным.

Я надвинул бейсболку поглубже на затылок и вышел на улицу. Слепящее совсем по-летнему солнце позволило мне нацепить на нос темные очки. Без паники – пока все было под контролем. Но я и не дергался, мне даже в голову не пришло опрокинуть на посошок еще одну текилу.

Уже не в первый раз, как только я покончил с насущным, мысли мои снова скакнули к Анне. По-моему, тот же Джойс назвал это укусом изнутри. И боль была почти физической, такой же сильной, как физическая. Человек попросил о помощи, Эсквайр подумал обо мне, я был совсем рядом, тут же примчался, и все напрасно. Я вспомнил, как в какой-то момент, когда мы только что попрощались, Анна вдруг сделала балетное па и пошла от меня спиной. Она шла с высоко поднятой головой, не оборачиваясь, но с уверенностью, что я смотрю, как она уходит. Я смотрел.

Я сделал глубокий вдох и выдох, чтобы расправить укушенные ткани. Как я буду искать место для следующей встречи с Августом, я уже знал.

К западу от Старого города возвышается белый пятиглавый православный собор Александра Невского. Из краткой экскурсии, которую провел для меня Арне, я помнил, что его построили на народные деньги в конце XIX века, что посвятили его Александру Невскому в честь чудесного спасения царской семьи при крушении поезда Александра III под Харьковом и что освящали его в присутствии Иоанна Кронштадтского. Почему я все это запомнил? А я ведь езжу по миру и исследую разные города не только для того, чтобы выполнить очередное задание Конторы. И на такие экскурсии хожу не только ради прикрытия. Мне это интересно. Как люди живут, как жили, что успели сделать за свой короткий век. Я вообще не различаю, приехал ли я в новое место как тайный агент или как владелец турагентства. Это мой способ жить: мотаться по всей планете, узнавать что-то новое о мире и благодаря этому открывать что-то новое в себе. Но все это, не забывая, зачем я здесь или там.

Что я тогда отметил, но с Арне этим не поделился, так это расположение собора. Он стоял высоко над крышами Старого города, и шпили двух крупнейших лютеранских церквей Таллина, Олевисте и Нигулисте, тонули где-то у его подножия. Специально так было задумано, чтобы подчеркнуть доминирующее положение православия, только тогда эстонские подданные Российской империи оккупантами русских не считали.

Несмотря на яркое солнце, воздух был уже по-осеннему свеж. К собору можно было подъехать на машине из центра или подняться по кривой улочке со ступеньками из Старого города. Я, поскольку находился именно там, выбрал короткий путь. Тем не менее пока я, взобравшись на холм, добрался до собора, от меня шел пар. Или это были пары, пары текилы? Я взял правее и вскоре вышел на площадку, с которой открывался панорамный вид Старого Таллина.

Черепичные крыши зданий оставались внизу, но поскольку я, проходя, фиксировал названия улиц и даже записал пару номеров телефонов-автоматов, мне было нетрудно проследить сверху свой путь. Вот справа барочный шпиль церкви Св. Николая, или Нигулисте. Вот улочка, носящая то же имя. Ее пересекала другая улица… Я посмотрел на карту: ага, Рюйтли, ассоциируется с фамилией нынешнего президента. А на углу как раз виднеется один из отмеченных мною телефонных автоматов. До него по прямой от силы метров двести, ну триста, а идти до меня, учитывая кривой переулочек с лестницей под названием – я снова наклонился над картой, чтобы прочесть по слогам: Люхике-ялг… Да, так вот этот переулочек плюс еще подъем на холм, все это займет, как минимум, минут десять. То, что нужно!

Возвращаясь в Старый город, я купил небольшой, но достаточно сильный бинокль. В соседней лавочке присмотрел неброский, черный нейлоновый рюкзачок, куда и загрузил свою покупку, а также свою сумочку с документами, которую носил на поясе и которую кто-то мог запомнить. Теперь проведаем машину?

Я оставил ее за театром, на площади перед зданием с эмблемой ВМФ. Из предосторожности я пошел по другой стороне улицы Отса. Вон она, моя «тойота» – между старым «ягуаром» и белым грузовым фургончиком, судя по рисунку на кузове, из фирмы, вставляющей стеклопакеты. Еще там стояли ярко-желтый «фольксваген-жучок» новой модели, старые синие «жигули-шестерка» и, уже вылезая за разрешенное для стоянки пространство, блистающий хромом мотоцикл «ямаха» со свисающим с багажника лисьим хвостом. Посмотрим, что изменится через часок.

Какие у нас остались неразрешенные вопросы? Да решенных-то практически и нет! Например, Юкка Порри. Вот им и займемся.

9.

Я позвонил Арне. Не могла же эстонская полиция так быстро добраться и до гида, нанятого небольшой турфирмой в Хельсинки для террориста Александра Диденко? Когда этот паренек учился, непонятно – он вызвался пообедать со мной уже через полчаса. Я предложил встретиться в «Олде Ханза» – том пафосном средневековом ресторане, где мы ужинали с Джессикой и Бобби перед их отъездом. Террористы сейчас должны были прятаться по норам – вряд ли полиция будет искать их среди туристов, мирно закусывающих на террасе на всеобщем обозрении.

Я заканчивал свою первую полулитровую кружку домашнего пива с перцем, когда на скамейку напротив меня плюхнулся мой раскрасневшийся от быстрой ходьбы гид. Зарумянившиеся щеки только подчеркивали его белую шевелюру, белые брови, ресницы и пробивающийся белый пушок на верхней губе и подбородке. Я заказал себе холодный свекольник, сырные шарики и еще одну пива – только зачем они добавляли в него корицу? Арне соблазнился бифштексом с кровью и двойным томатным соком со льдом.

– Ничего, что я буду рядом с вами есть мясо? – спросил деликатный мальчик с хорошей памятью.

– Хоть березовую чурку. Это для меня в той же степени не еда, – ободрил его я.

После обеда я собирался с ним распрощаться. И, чтобы эта встреча не вызвала подозрений, я поведал Арне, что якобы нашел юриста, который подготовит и подаст в министерство пакет документов, необходимых для получения радиочастоты. Это, по моим подсчетам, должно занять от двух до трех месяцев, так что зимой я снова собирался в Таллин. Мне предстоит собрать весь коллектив – а я хотел, чтобы радиостанция была двуязычной, – и вот тогда они со своим другом Карлом (это который музыкальный продюсер) мне точно понадобятся. Вот как бы и основная причина, по которой я хотел с Арне встретиться: поблагодарить за контакты и договориться на будущее.

Вранье? Чистейшей воды. Ничего этого я не делал и делать не собирался. Однако – если кому-то про меня интересно – все не так просто. Вот, мол, сидит человек, живущий под вымышленным именем Пако Аррайя, и плетет какие-то небылицы, просто в силу порочности своей натуры. Ведь эта ложь не нужна больше ни ему для дела, ни этому парнишке, который неплохо живет и дальше будет жить без этой радиостанции. Ну да, наверное, так все будет выглядеть более правдоподобно, не вызовет подозрений. И все равно – какой в этом смысл?

Смысл есть. Он не только в том, чтобы иметь возможность незаметно для Арне вывести разговор на то, что меня интересует. Я так решаю проблему раздвоения личности, с которой мое «я» сталкивается ежечасно, ежеминутно, ежесекундно.

Я, по-моему, как-то упоминал уже нашего первого куратора, еще в Лесной школе, где нас с моей первой женой Ритой и моими друзьями Лешкой Кудиновым и Ромкой Ляховым готовили к заброске в качестве неле-галов. Это был человек очень прямой и конкретный – бывший смершевец, при этом хитрый и хорошо знающий людей. Он был невысоким, каким-то квадратным, по-видимому, физически очень сильным. Голова у него тоже была крепко сбитая, компактная, круглая и лысая, как бильярдный шар. Фамилия казалась явно вымышленной – Иванов, но все повадки выдавали в нем украинского крестьянина, упрямого и себе на уме.

У Иванова было одно хорошее качество – он всегда резал в глаза правду-маточку (его выражение). Он выбирал для этого время и особенно место – там, где нас не могли прослушивать. В самом начале нашего знакомства, по-моему, в наш первый выезд на стрельбище, он прочел нам краткую, но очень емкую лекцию, которую я и по прошествии времени помню почти дословно.

– В мире нет другой такой профессии, когда государство учит людей совершать преступления, – говорил Иванов, прохаживаясь вдоль нас, заложив руки за спину. – Не только совершать преступления самому, но и плодить вокруг себя преступников: людей, которые будут предавать свою страну, воровать ее секреты. Для этого разведчик должен льстить самолюбию этих людей, подкупать их, расставлять ловушки, подкладывать баб в постель, провоцировать, потом шантажировать. Использовать пороки этих людей и разжигать те, которые пока в самом зачатке. Будить в них потребности, которые без него они не в состоянии будут удовлетворить. Так вот, делать все это и не стать внутренне преступником самому можно только благодаря одной вещи. Разведчик должен быть безупречен, кристально честен по отношению к своей собственной стране.

– Подождите, подождите, – остановил его кто-то из нас, по-моему, Ромка Ляхов. – Уже мы должны жить под чужим именем, с поддельным паспортом, с выдуманной биографией, говорить и думать на чужом языке. Уже большую часть жизни нужно будет забыть про тех, кто мы есть на самом деле, а потом, вернувшись на родину, забыть про тех, кем мы были почти всегда. Так?

– Так, – с видимым удовольствием, своим самым елейным голосом подтвердил Иванов.

– То есть уже мы должны поместить в себе двух разных людей?

– Да, все так.

– И теперь в довершение ко всему вы хотите, чтобы один из этих людей был безукоризненно честным, а другой – подонком, растлителем душ? Вы уверены, что эти двое уживутся?

– Это война, – сказал Иванов, и взгляд его стал жестким, взглядом бывшего смершевца. – Идет война. Большинство людей способно драться только в окопах, где все ясно: вот свои, а вот – враг. В тылу противника воевать могут избранные, единицы. Те, кто смогут совместить в себе двух разных людей, кто научатся быть то одним человеком, то другим. Но которые всегда будут помнить, кто в них настоящий.

Мы решили тогда, что Иванов завел с нами этот разговор, чтобы отсеять тех, кто не готов к сознательной шизофрении. Ну, пока мы не зашли слишком далеко…

Больших подлостей мне в работе удалось избежать, а вот в раздвоении личности я продвинулся даже дальше, чем можно было опасаться. Самим ходом вещей, без каких-либо сознательных усилий со своей стороны. Теперь я настоящий не только со своей мамой, которая живет в Москве, с Лешкой Кудиновым, с которым мы по-прежнему самые близкие друзья и иногда напарники, а также с моим куратором в Конторе Эсквайром. Собственно, из оставшихся в живых с той стороны я ни с кем больше и не общаюсь. Но я настоящий и со своей американской семьей: с Джессикой, Бобби, Пэгги, даже с профессором Фергюсоном, а также с множеством добрых приятелей и знакомых в Штатах и по всему миру.

Я борюсь с неизбежной для этой профессии шизофренией не с помощью испытанного лекарства, алкоголя (разве что чуть-чуть), а благодаря придуманному мной самим средству. Я сознательно отказался от собственной целостности личности. Для Конторы главным было, чтобы мы могли совместить в себе честного человека и преступника, но с этим я бы не справился. Кстати, с самого начала, когда мы только раздумывали, связывать нам свою жизнь с Конторой или нет, мы с моей женой Ритой решили, что не будем поступать кому-то во зло. А дальше, раз это основное условие целостности моей натуры выполнялось, я готов предоставить свое тело, свою психику – всего себя – самым разным выдуманным людям. Так это, наверное, делают актеры.

Конечно, я придумываю свои другие «я» не в силу болезненной фантазии, что было бы уже тревожным сигналом, а под давлением обстоятельств. Но раз уж я – другой человек, логично предоставить этому другому человеку возможность пожить хотя бы такой, призрачной жизнью. Хотя с философской точки зрения что, жизнь бывает иной?

Вот и теперь я рассказывал этому симпатичному пареньку свои сказки про радиостанцию не из циничного, на грани патологии, стремления врать. Я был этим украинским предпринимателем, который хотел создать в чужой стране FM-станцию на двух языках, с массой хорошей музыки, с нейтральными новостями, чтобы ее слушали такие вот ребятишки, и эстонцы, и русские, и чувствовали свою общность и причастность всему, что делается в мире. Я мог бы быть этим Александром Диденко, оставаясь Пако Аррайей, и я давал ему возможность побыть, не отказываясь от самого себя.

Но Пако сидел здесь же и головы не терял. Исподволь, издалека я вывел разговор на самого паренька. Арне был единственным ребенком в семье преподавателей сельскохозяйственного института, которые с первыми, перестроечными, всходами капитализма переквалифицировались в торговцев эстонскими молочными продуктами. Моего гида коммерция не привлекала – он хотел спасать жизнь людям. И еще он хотел жить в нормальной стране, ценности которой разделяются остальной частью цивилизованного человечества – отсюда его нетерпимость к неонацистам, – и в которой места хватит всем – отсюда его борьба за русские памятники. Молодежь и должна состоять из романтиков и идеалистов, только все это проходит: молодость – у всех, остальное – у большинства.

– А работа гида? Это просто приработок или на это тоже есть какие-то планы? – вполне логично перешел я к интересующему меня вопросу.

– Да это так, в свободное время, – сказал Арне. – Я в сезон и на выходные получаю заказы от одной питерской турфирмы, которая посылает мне богатых индивидуалов. Ну и еще этот финн, господин Порри, иногда подбрасывает кого-то, как вот вас.

Я засмеялся:

– Мне кажется, от него основная работа попадает совсем другим людям. Я так понял, что этот, как его, как пальму его зовут…

– Юкка, – подсказал Арне.

– Точно, Юкка. У него, по-моему, совершенно четкая специализация.

Арне тоже рассмеялся:

– Я понял. Он мне предлагал освоить теневой бизнес, только мне это все противно. Ты не можешь уважать людей, которых таскаешь по барам и борделям. И соответственно, ты и себя самого не можешь уважать.

– А он что, из теневого бизнеса, этот Юкка?

– Не уверен. – Арне перегнулся ко мне через стол и понизил голос: – По-моему, он шпион.

Я чуть не поперхнулся пивом.

– Почему ты так решил?

– Он иногда хочет, чтобы я делал странные вещи. Например, когда он звонил мне по поводу вас, он попросил собрать сведения про партию зеленых.

– А что в этом странного? Может, он сам из финской партии зеленых и хочет установить контакт с коллегами?

– Нет. В прошлый раз его интересовала мусульманская община Таллина. И что, он хочет сделать себе обрезание?

Это мальчик так пошутил. И тут же залился краской от смущения. Арне покончил с бифштексом с соком, вытер рот салфеткой и довольно вздохнул.

– Десерт? – предложил я. – Три-четыре разноцветных шарика мороженого.

Арне махнул рукой:

– Давайте!

– Вашему финну, наверное, некуда девать деньги, – небрежно произнес я. – Ведь все эти сведения наверняка можно найти в интернете – не по-фински, так по-английски.

– Но его же интересуют не статьи. Он просит меня сходить на их собрания, с кем-нибудь познакомиться и в следующий его приезд в Таллин их с ним свести.

Хм, еще интереснее!

– Подожди, Арне, – сказал я, делая знак официанту, собиравшему посуду с соседнего стола. – Я, конечно, от мира шпионажа очень далек, но элементарная логика подсказывает мне, что такие вещи нельзя поручать слу-чайному человеку. У них же, как мне кажется, везде есть свои люди, которые знают, чем они занимаются, для кого и для чего.

– Ну, не знаю… Может, те люди занимаются совсем другими вещами. Ну вот что он меня просил выяснить? Есть ли среди эстонских зеленых или гринписовцев люди, которые специально занимаются защитой медведей?

– А что, в Эстонии еще есть медведи?

Арне задумался на секунду и кивнул:

– Ну да! В зоопарке.

Я заказал нам обоим мороженого. Надо воспользоваться последними летними деньками.

– Этот господин Порри говорит, – продолжал Арне, – что расширяет таким образом свой бизнес. По-научному, выходит на новый сегмент рынка, заводит там знакомства, рассказывает о возможностях и преимуществах сотрудничества с ним и таким образом приобретает новых клиентов.

– Ну вот, по-моему, разумное объяснение, – сказал я. – Может быть, он хочет наладить тур в какое-то место в Финляндии, где медведей можно наблюдать на воле. Может быть, даже белых медведей.

– Нет, его интересовали именно бурые. Но вы, наверное, правы.

Пора было заканчивать это зондирование, а то Арне потом кому-нибудь скажет, что и я, по его мнению, шпион.

Перед прощанием я попытался дать ему денег – он же потратил на меня время.

– Перестаньте, – отвел мою руку Арне. – Вы меня покормили. А если у вас получится с радиостанцией и я бы вам мог пригодиться, я с удовольствием.

Я похлопал его по плечу. Почему я даю только ложные обещания?

Оставшись один, я встал лицом к солнцу и, зажмурив глаза, с удовольствием потянулся. На меня охотилась полиция и все эстонские спецслужбы, но, стоя посреди центральной площади города, я отнюдь не ощущал себя затравленным зверем. Это была столь хорошо знакомая мне реакция: чем напряженней была ситуация, тем спокойнее я становился внутри. Реакция эта вовсе не результат специального тренинга – я так устроен.

Что дальше? Для начала неплохо было бы выяснить, могу ли я еще пользоваться своим автомобилем. Иначе как мне попасть в Вызу, чтобы разобраться с таинственным постояльцем усатой соседки Анны?

Площадь, на которой стояла моя «тойота», была залита розовым вечерним светом. Я замедлил шаг у серого здания с якорем и звездой. Полиция вокруг машины не вертелась, уехали и «ягуар» с «жуком». Однако белый фургон без окон оставался на месте. Не нравился он мне, с самого начала не понравился. Сидят сейчас в нем двое-трое крепких парней из полиции или контрразведки и ждут, когда кто-то беспечно подойдет к нахо-дящемуся в розыске автомобилю. Да и водитель не тронулся с места. Когда я проходил мимо в первый раз, он курил в открытое окно, а сейчас ел сэндвич, запивая какой-то шипучкой. Не ездят так мастеровые, чтобы по два часа стоять на одном месте, да еще с водителем – они всегда сами за рулем.

Я перекинул на другое плечо свой новый рюкзачок и повернул налево, на улочку, которая выводит к восточной крепостной стене и арабской сувенирной лавке. Справа вырисовалась вдруг одна из главных для меня – после картинных галерей, прочих музеев, выдающихся архитектурных сооружений, храмов любых конфессий, а также домов и могил близких мне великих людей – достопримечательность любого города, в который меня забрасывала судьба. Это был паб с мало подходящим для подлинно ирландского заведения названием «Гитар сафари».

Ну а дальнейшие восемнадцать часов моей жизни вы уже знаете. Коротышка, затянутый в черную кожу, «Бир-хаус», где я прикадрил оказавшуюся симпатичной бизнесвуман Ольгу, ночь на скрипучем кожаном диване в ее квартире и данное ей обещание вернуться туда вечером на ужин.

 

Часть четвертая

1.

О чем я не упомянул сразу, чтобы вас не запутать, так это о сообщении от Августа, которое я получил перед сном. В квартире современного руководителя Ольги Красильниковой был роутер, распространяющий беспроводной выход в интернет на все принадлежащее ей пространство и даже за его пределы. Чего специалист по экспорту-импорту не знала, так это то, что свою связь надо защищать паролем. Иначе сосед сверху будет качать себе за ее счет порноролики с малолетками со всего мира, из-за которых к ней же потом и придет полиция.

Но меня такое положение устраивало. Я открыл себе в скайпе новый аккаунт. (Интересно, как это называют русские, которые постоянно живут в России? Вот на таких мелочах шпионы и прокалываются.) Август не спал, во всяком случае, на мой вызов откликнулся тотчас же.

Рассиживаться в чате я не собирался – мне предстояло в этой квартире спать, но Август был еще лаконичнее. «Новости неплохие. Подробности при встрече» – так он со мной поздоровался. Я тут же попрощался с ним в его стиле: «Угол Рюйтли и Нигулисте. Завтра 10:30».

Я особенно не рассчитывал на новые сообщения, но все же залез в свой ящик на немецком сайте. В нем было лишь пробившееся сквозь спам-фильтр предложение от DreamClub сэкономить до 75% на бронировании гостиниц в Австралии и Новой Зеландии. Забыли обо мне? Тогда я вам напишу. Я попросил Эсквайра срочно уточнить условия связи для передачи мне новых документов.

Потом я заснул. Утром мы с Ольгой пили кофе, и я мучил ее, бедняжку, отказом рассказать, чем закончился вечер. Завершить утро по-другому мы бы не могли даже при очень большом обоюдном желании – я спешил на встречу с Августом.

Многие считают, что главное в нашей работе – это действие. Вовсе нет. Основное время уходит на размышления: на анализ ситуации, просчет поступков других людей – то есть на подготовку действия, которое само иногда очень банальное и времени требует минимум. Однако чаще всего события накрывают нас извне, и, чтобы это не застало врасплох, тоже нужно сидеть и думать.

Вот если посмотреть на меня со стороны – чем я занимался в Таллине? Да, была ночная перестрелка и взрыв в такси, в котором погибла Анна. Это из разряда событий, сваливающихся на нас извне. Но все остальное время? Я с утра до вечера встречался с разными людьми. Получив одну информацию, спешил добыть вторую, докопавшись до чего-то, наталкивался на новую загадку. Если бы я засекал время, выяснилось бы, что большую часть жизни, по крайней мере на операциях, я провожу в разговорах, глядя в глаза другому человеку и пытаясь прочесть в них то, что иногда неизвестно ему самому.

Вот я вышел в город и сел в подвернувшееся такси. Что, я собираюсь за кем-то гнаться, кого-то пытать, в кого-то стрелять? Нет. Я не хочу от начавшегося дня ничего, кроме того, чтобы он подвел или хотя бы приблизил меня к истине. Чего хотели от Анны и почему? Кто ее убил и зачем? Разберись я во всем раньше, она была бы жива. Но для этого мне вряд ли пришлось кого-либо убивать, достаточно было просто получить нужную ин-формацию.

Такси высадило меня у собора Александра Невского. Я точно знал, что хвоста за мной не было, но для очистки совести вошел внутрь. Службы не было, или она уже закончилась. В приделе отпевали молодого, коротко стриженного парня. У главного алтаря собирались гости на венчание статного, держащегося с достоинством старика и его сорокалетней невесты-хохотушки, вцепившейся ему в рукав. Все в этом мире перепуталось!

Я помолился за своих умерших – всех, насколько я знал, некрещеных: и отца, и Риту, и Кончиту с Карлито. Заказывать им поминовение, как мне сказал тот же отец Ионикий со Святой Горы Афон, церковь не разрешает.

– Мы не знаем, почему, – говорил он. – Наверное, потому, что это им повредит. Религия ведь запрещает только то, что опасно и вредно. Но молиться за близких, даже богохульников, даже самоубийц, вам никто не может помешать.

– А вы за кого молитесь? – спросил я.

– Я молюсь, чтобы Господь и Богородица, – он говорил, как все греки, Панагия, Пресвятая, – чтобы Господь и Панагия спасли всех, весь мир.

– И преступников? Убийц, насильников, садистов?

– Есть люди, которые убили в себе все человеческое, – уклончиво отвечал старый монах. – Но многие из них и не знали человеческой жизни. Я молюсь за всех несчастных, в сердце которых живет хоть капля любви.

– Я раньше думал, что Господь как любящий отец простит всех, – сказал я. – А сейчас мне все чаще кажется, что это было бы несправедливо. Хотя я-то уж вряд ли попаду в число избранных.

– Я тоже иногда думаю, что спасутся все. А иногда, что не спасется никто, кроме настоящих праведников. Есть же такая теория, что Господь создал людей лишь для того, чтобы на протяжении веков и тысячелетий отобрать из них несколько сотен святых. Ровно столько, сколько нужно, чтобы заменить падших ангелов. – Отец Ионикий запустил пальцы в свои почти не тронутые сединой курчавые волосы. – Я грек, а это значит, я обязан думать. Кто думает, тот сомневается, и я, грешный, тоже сомневаюсь. Но можно сомневаться и все равно стремиться поступать правильно.

Когда-то, еще с Ритой, меня в одной компании спросили о моем самом большом желании. Мы в те времена все были атеистами, детей ни у кого еще не было, и читал я тогда Ницше в английском переводе. «Мое самое большое желание – не иметь никаких желаний», – выпалил я. Почему я так сказал? Это не было цитатой и даже невольным плагиатом. Да за секунду до того я так и не думал. Но эта мгновенно родившаяся, похоже, данная мне извне фраза сохранялась в моей системе жизненных координат много лет. Однако после того разговора с отцом Ионикием я молюсь за своих близких, живых и уже ушедших, и, как и он, за то, чтобы спаслись все, в чьем сердце есть хоть капля любви.

Отпевание закончилось – а я застрял там, у канона. Еще молодая, не старше Джессики, женщина в черном и с почерневшим от горя лицом, встав на цыпочки, целовала бумажную ленту на лбу лежащего в гробу парня. Заплаканная девочка лет четырнадцати (сестра?), в черной, редкой вязки шали поверх розовой куртки – молодежь к трауру себя не готовит – терпеливо ждала своей очереди.

Я взглянул на часы – 10:20. Мне пора было выдвигаться на позицию.

2.

От собора до смотровой площадки было от силы пять минут ходьбы. У небольшого парапета толпилась группа русских туристов в осенних куртках, а кто-то уже и в шерстяной кепке. Как же мои соотечественники любят зиму! На улице еще лето, я в разгар дня стягиваю с себя пуловер и хожу в майке – но на календаре сентябрь, а это осень, и одеваться следует соответственно.

Я пристроился в свободный угол и достал из рюкзака купленный вчера бинокль. В толпе туристов это, по-моему, смотрелось естественно. Примеченный мною телефон-автомат стал ближе, зато основной обзор заметно сократился. Плохо, конечно, что мне в любом случае виден только перекресток. Август вполне может выйти сейчас из полицейской машины, припаркованной за углом, а я этого не увижу. Хотя нет, не может. Он же не знает, что я наблюдаю свысока – с близкого, но недоступного для преследования расстояния.

Мой связной появился ровно в 10:30. Он был в легкой ветровке и тренировочных брюках – похоже, он обставлял нашу встречу как утреннюю пробежку. Из ушей у него – мне в бинокль это было хорошо видно – болта-лись провода от наушников. Недурно придумано! Человек, который ничего не делает, всегда привлекает внимание. А он – вот, пожалуйста – занимается джоггингом под музыку.

Я достал свой мобильный и набрал номер автомата, предусмотрительно записанный мною вчера. Услышит сквозь свой – что он там слушал? – рэп? – панк-рок? Шучу, шучу. С Августом скорее вязался скрипичный концерт Сибелиуса или Вьетана. Но сообразит ли, что к уличному телефону просят именно его? Август услышал. И сообразил.

– Идите к православному собору, – сказал я. – Сейчас по этой улочке перед вами, а потом в гору, к крепостной стене.

– Я понял, где вы.

Август повесил трубку и посмотрел в мою сторону, на парапет смотровой площадки. Без бинокля на таком расстоянии выделить меня из толпы он не мог. Но и я не видел, шевелятся у него губы или нет. А ведь провода у него в ушах могли вести не к айподу, а к переговорному устройству. А на гарнитуре у него еще и микрофон, в который он сейчас говорит: «Срочно перекройте смотровую площадку у собора!» Могло же быть так?

Прямо напротив храма находился парламент, так что вся площадь перед ним, как я уже отметил, просматривалась видеокамерами. Но усиленной охраны внутри парламента в этот субботний день быть не должно. А в случае теракта? Лучше все же поменять диспозицию.

Дождавшись, когда Август пройдет по находящемуся в поле моего зрения отрезку улочки – за ним никто не шел, – я отправился ему навстречу. Повернув за собором налево, я прошел сквозь первые ворота в крепостной стене и, снова повернув влево, вошел в Старый город через большую калитку с двустворчатой деревянной дверью. Эта была та же узкая улочка Люхике-ялг, по которой сейчас карабкался вверх мой связной.

Слева, за шляпным магазинчиком, было крошечное, на четыре столика, кафе. Звякнул колокольчик, извещая о моем прибытии. Посетителей еще не было.

– Тере, – поприветствовал меня молодой парень, протирающий пузатые бокалы для коньяка и укладывающий их в проволочные держатели над барной стойкой.

– Тере, – откликнулся я.

Рассиживаться мне было некогда. Я просто хотел, чтобы Август считал, что я нахожусь где-то впереди, а я бы уже был сзади.

– Дайте мне что-нибудь быстрое для согрева, – попросил я по-русски.

Для молодого эстонца фраза была слишком сложной, и я перешел на английский и командно-примитивный:

– Скотч! Двойной. Безо льда.

Бармен приступил к выполнению заказа немедленно, но с его расторопностью я рисковал получить свой виски к обеду.

Окон в кафе было два – по одному с каждой стороны двери. Я стоял в глубине комнаты, так что с улицы, залитой ярким светом, увидеть меня было невозможно. Не отходя от стойки, я увидел, как в ритме спортивной ходьбы возник мой связник с наушниками в ушах. Вот он промелькнул и во втором окне. Теперь кто у нас в первом? Никого. Только группа молодых ребят с криками и смехом сбежала в противоположном направлении, от собора. Подождем еще. А сейчас? Нет, подниматься в гору решительно никто не хотел. Что ж, тем лучше! Я вылил в себя подоспевший виски, расплатился и, снова звякнув колокольчиком, вышел наружу.

Нас с Августом разделяло минуты три. Ничего, осмотрится пока, займет позицию. Но я ведь и подниматься в гору буду медленнее, а мой связник изображал утреннюю пробежку. Скажем, разрыв был минуты четыре. Я снова прошел сквозь двустворчатую калитку в стене, потом по дорожке до ворот, за которыми уже виднелся храм. Я сказал Августу, чтобы он шел к собору, наверное, он будет стоять у входа или даже зайдет внутрь.

Нет, на ступенях паперти лишь торопливо поднимались празднично одетые люди с цветами, видимо, опаздывающие на венчание. Розовый «линкольн» с обтянутыми разноцветными лентами капотом и багажником стоял чуть поодаль, еще несколько машин с лентами и воздушными шарами припарковались на пустой, по случаю субботы, стоянке парламента.

И тут я увидел Августа. Он стоял, нагнувшись, у открытого окна бело-синего полицейского автомобиля и о чем-то дружески переговаривался с сидящим в нем человеком в штатском. Вот он выпрямился, ища меня глазами, и, не заметив, снова со смехом наклонился к полицейскому.

3.

И что мне теперь было делать? Ждать курьера из Леса, забрать у него новые документы и думать, как выбраться из Эстонии? Август оставался моей единственной подмогой в Таллине, и вот, как я его и заподозрил в какой-то момент, он оказался подставой.

А как еще можно было это интерпретировать? Хорошо, допустим, он случайно встретил своего знакомого из полиции, может быть, того самого, через которого он добывал сведения и для меня. Но он же понимал, что я – человек, на которого по всему городу была объявлена охота, – где-то поблизости и могу его увидеть. Моя реакция тоже была предсказуема. Так нет же – Август не прятался. Он смеялся, разговаривая с тем полицейским. Это могло означать лишь одно – все пути отступления вокруг были перекрыты, деваться мне было некуда. Получается, узнав от меня вчера о месте встречи, он просчитал, откуда я могу следить за ним, и сообщил полиции, которая и оцепила всю округу. Неприятно, когда тебя переигрывают!

Одно мне было непонятно – почему меня не арестовали на нашей встрече вчера? Место и время назначал он. Полиция могла сто раз оцепить весь район, а в открытом со всех сторон сквере я был совершенно беззащитен. Что, вчера Август не был еще убежден в моей причастности к взрыву, а за ночь была найдена новая улика? Так, что ли? Как я и предполагал?

Я рассуждал об этом уже спокойно, а полчаса назад мне было не до смеха. Не спеша вернувшись к крепостной стене и дойдя до калитки в переулочек Люхике-ялг, я быстрым шагом слетел по ней в Старый город. Никто не пытался меня остановить, но объяснение тому могло быть простое. Полицейские не знали меня в лицо – это Август должен был указать на меня. Но сейчас они начнут прочесывать улицы. Зайти в церковь Св. Николая и пересидеть там? Нет. Тогда ждать мне придется несколько часов, да и туда в конце концов кто-то заглянет. Постараюсь убраться отсюда как можно дальше.

Я мало в это верил, но все же прошел мимо места, где оставил вчера взятую напрокат «тойоту». Мне не пришлось думать, сидит группа захвата в том белом фургоне или не сидит, рискнуть или нет. Фургона не было, но не было и моей машины. Отогнали на эвакуаторе на штрафную стоянку? Или в криминалистическую лабораторию? В любом случае, про «тойоту» я мог забыть.

По моим наблюдениям, такси в Старый город заезжают лишь по большой нужде, чтобы высадить кого-то или, наоборот, забрать в одной из гостиниц. Но мне повезло. Я свистнул толстому седому дядьке и мигом уселся на заднее сиденье.

– Куда ехать? – спросил водитель сначала по-эстонски (ну, так я предполагаю), а потом по-русски.

Действительно, куда? Это не может быть ни вокзал, ни морской порт – там полно агентов в штатском. Ни какой-нибудь отель – меня там тоже ждут. Из достопримечательностей я помнил дворец Кадриорг в старом парке, но теперь там размещалась резиденция президента, и при том, что в городе орудовала группа террористов, весь парк наверняка был на особом положении. Пауза затягивалась.

– М-м-м, где я еще не был? – протянул я. – А! У вас есть старое кладбище, где-то за Певческим полем. Мне посоветовали обязательно погулять там пару часов.

– Хорошее место, – кивнул таксист. Он говорил на очень приличном русском. Тоже служил в кремлевском полку? – У меня там родители похоронены. Так что если все будет нормально, – он подмигнул мне, – я знаю, где буду лежать.

Место действительно было отменное. Такой же высокий и редкий сосновый бор, как около Вызу, только с небольшими каменными плитами вместо пеньков. Я бы и в самом деле с удовольствием погулял здесь, только не сейчас.

Я остановился и, стянув пуловер, завязал его рукавами на поясе. День был по-летнему жарким – люди вокруг меня шли в рубашках и летних платьях. И вдруг у меня сжалось сердце, как это часто происходит в начале осени – мимо проехал мотоциклист в шапке и толстой куртке с меховым воротником.

Дождавшись, чтобы в мое такси сел новый клиент, я быстро вернулся к выходу с кладбища и заскочил в отъезжающий автобус. Пока вроде все спокойно: ни машин с мигалками, ни мотоциклистов на перекрестках. Мне нужен был интернет.

Я вылез из автобуса через несколько остановок, у Певческого поля, и вытянул руку, как в Москве. Интересно, эстонцы левачат? Первые четыре машины проехали мимо меня, как мне показалось, с молчаливым и праведным негодованием. Зато пятая, старенькая «волга», притормозила.

– Здесь есть поблизости хорошее место, чтобы выпить пива? – спросил я.

– Сейчас устроим! – водитель явно был русским.

Мы поехали по автостраде или, вернее, по широкому проспекту вдоль залива. Вдаль медленно отплывал очередной белый красавец-паром до Хельсинки. Вот бы сидеть сейчас там на палубе с двойной текилой! Но – в целом, как и в деталях – я сам выбрал жизнь, которой жил.

– Хорошо бы найти заведение не в Старом городе, – сказал я. – Там, по-моему, я посетил уже все ловушки для туристов.

– Не доезжая порта есть неплохой рыбный ресторан, – поразмыслив, предложил водитель.

– Вот и отлично!

Отлично, что не в самом порту, уточнил я про себя.

Заведение оказалось простым, без крахмальных скатертей, но, как я и рассчитывал, с вай-фаем. Я посмотрел на часы – полдень. С момента нашего неудавшегося свидания с Августом прошло чуть больше часа. Я уже тысячу раз прокрутил в голове недавние события. Был, вероятно, один шанс из ста, что наши отношения еще наладятся, но все же он был. Я заказал пива и вошел в скайп. Август был на связи.

«И как это понимать?» – набрал я.

Мой связник печатал медленно – по-русски, но латиницей.

«Что именно?»

«Полицейская машина».

Ручечка на экране медленно выводит что-то. Пишет, старается.

«Знакомые ребята. Мне следовало сказать вам сразу. Я – капитан криминальной полиции», – всплыло на экране.

Вот что меня останавливало от того, чтобы играть с Августом в открытую! Интуиция. Мне говорили, что хороший полицейский на раз распознает в толпе бывшего зека. И наоборот, человек, отсидевший в тюрьме, чутьем почует на улице полицейского в штатском. Существуют, стало быть, какие-то флюиды, какие-то неуловимые и не поддающиеся анализу признаки, которые воспринимаются нашим бессознательным. То же произошло и с Августом. За внешностью и обходительностью университетского профессора, или журналиста, или режиссера, или писателя скрывался полицейский. Чем этот полицейский выдавал себя? Скорее всего, взглядом – где-то чуть более внимательным, чем нужно, иногда чуть жестким. Однако человеку, работающему на спецслужбы, тем более на иностранные, все эти качества тоже нужны. Что же меня тогда насторожило? Наверное, несоответствие между интеллигентной внешностью и едва уловимыми признаками человека действия.

Я без ответа на последнее сообщение – что, конечно, было невежливо – вышел из сети и расплатился. За одну минуту засечь меня было невозможно, но и задерживаться здесь не стоило. А как у нас с такси? С этим около порта было неважно – машины в обе стороны ехали с клиентами – отъезжающими или только что приехавшими. Зато подоспел автобус.

И что теперь? Хорошо, я ведь понимал, что мой связной где-то работает. Тогда почему бы и не в полиции? В такой организации он был для Конторы намного полезнее. Да это и объясняло то, как быстро он получал нужные мне сведения.

Второй сеанс связи я провел из казино «Олимпик» неподалеку от Нарвского шоссе. Вряд ли человек, на которого охотится полиция, отправится по злачным местам. К столам я не пошел, приземлился в баре. Август ждал моего вызова.

«Надо встретиться», – написал он.

«Напишите, что хотели сказать», – неумолимо отвечал я.

«ОК. Джип нашли. Улик нет. Парня ищут».

«Видите, как все просто», – пишу я. Ну, мол, ради этого не стоило и встречаться.

«Все сложно. Лучше встретиться».

Не надо уступать.

«Напишите».

«Будьте осторожны. Вас ищут и мы, и другие».

Это Август так написал, для меня-то русский язык по-прежнему родной. Тогда я понял смысл этой фразы так: меня ищет и полиция, чтобы задержать, и национал-бейсболист Хейно Раат с приятелями, чтобы заставить замолчать. Как скоро выяснится, дело было намного сложнее. Но все равно, приятно, когда о тебе заботятся.

«Спасибо», – написал я.

Нажав стилусом на маленький крестик, я вышел из программы.

Куда теперь? И сколько я мог так болтаться по городу, в котором столько людей стремятся меня разыскать? Я достал телефон и набрал Ольгу.

4.

Я обещал прийти с бутылкой вина – я купил две. В приличном магазине деликатесов нашлось «монтефьясконе» 2003 года. Хороший это в Италии был год или нет, я не знал, но плохим это вино не будет никогда. Я вспомнил лепящиеся друг к другу дома с огромным собором на центральной площади, купол которого и сегодня виден с самого дальнего из виноградников, окружающих городок. Хочется в Италию! Сколько бы раз там ни был, все равно хочется.

Я мог бы выжить везде. Даже в сегодняшнем Афганистане, где чувствуешь себя путешественником в машине времени. Большая часть моей жизни прошла в России и в Штатах, но и во Франции, в Бельгии, в Германии или Австрии мне не пришлось бы долго приспосабливаться к местным условиям. Я уже не говорю про Испанию и всю Латинскую Америку, в кото-рой я свой. При всем при этом, если бы мне предложили выбирать, где жить, я бы назвал только три страны. Первая – Италия, потом – Куба и, наконец, не удивляйтесь, Грузия. Только там моя душа, почувствовав себя дома, мгновенно расправляется под ярким солнцем среди зеленых холмов, на узких улочках, перетянутых веревками с бельем, на террасах ресторанчиков в тени деревьев, где подают холодные глиняные кувшины домашнего вина, в толпе людей, которые ведут себя так, как будто они ваши давние и хорошие соседи. Я люблю и ценю тепло – и снаружи, и еще больше внутри.

В этих приятных размышлениях я забыл подсказывать водителю и нужный дом проскочил. И хорошо – я все равно не собирался высаживаться прямо у подъезда. Если вдруг на этого таксиста выйдут, он всегда покажет, где я попросил остановиться. Я был с корзинкой цветов (мне нравятся букеты в корзинках) и с большим коричневым бумажным пакетом в обнимку – явно шел в гости. Поэтому неудивительно, что, пока машина отъезжала, я достал бумажку, на каких записывают номер дома, подъезд, код входной двери, этаж, номер квартиры – целую кучу цифр. Потом – такси уже уехало – человек обнаружил, что ошибся домом. А кто не ошибется – их здесь пара десятков и все одинаковые? Так что совершенно естественно, что ему пришлось пройти пару сотен метров, пока он не нашел, наконец, дом, в который шел. И что тогда запомнится тем молодым мамашам с колясками или той пожилой паре, которая, подложив под локти подушечки, наслаждается у открытого окна последними погожими деньками?

По классическим канонам соблазнения появляться у Ольги в обед, хотя мы договорились поужинать, было неправильным. За нами не было долгих лет супружеской жизни, когда мы могли пообедать, потом я бы залез в интернет, обнаружил, что мне опять надо встретиться с кем-то, потом опять бы пришел, уже на ужин, после чего, естественно, улегся бы в постель.

Наши отношения, напротив, подразумевали – со стороны Ольги, естественно, – внутреннюю борьбу, сложную игру чувств, в которой мимолетная прихоть могла свести на нет самую твердую решимость. Поэтому грамотно – я еще во время учебы в военном институте иностранных языков усвоил, что действия офицера бывают либо грамотными, либо неправильными, – так вот, грамотно было действовать, как я и предполагал. Во-первых, дать Ольге возможность приготовить ужин. Это ведь тоже процесс интимный: когда вы готовите еду для кого-то конкретно, для кого-то, кто вас интересует, вы исподволь настраиваетесь на положительный лад. Во-вторых, важно было явиться к ней, как на любовное свидание, с цветами и выпивкой. Тогда мы оба весь вечер укреплялись бы в неизбежности того, что обычно следует за ужином на двоих в домашней обстановке. Именно так бы и поступил опытный и любящий это занятие манипулятор, которому негде было укрыться на ночь.

Так бы, скажу честно, поступил и я. Но чем целый день может заняться человек, на которого охотятся и у которого соответственно связаны руки? Будь у меня чистая машина, я бы покрутился по городу, пообедал бы где-то в неторопливом субботнем ритме, потом еще покатался и подъехал бы к Ольге, как и договаривались, вечером.

Однако до вечера мне нужно было еще продержаться. Мои метания по городу, в котором меня искали десятки, а может, и сотни профессионалов, по закону больших чисел должны были быть рано или поздно прерваны. Раз почувствовал какое-то перенасыщение – уходи с площадки. Потом что-нибудь вырисуется, а если не отвести непосредственную опасность, то и этого потом не будет.

Собственно, мне нужно было дождаться своего испанского паспорта. Документы я запросил еще вчера, по идее, сегодня должны были доставить. Только что-то не спешили.

Интересно, кто их подвезет? Хорошо бы Лешка Кудинов – мой единственный друг из старой жизни, который знает и про новую. Или не так – самый близкий друг, который знает и про мою старую жизнь, и про новую. Лешка обожает подстраховывать меня на операциях. Нелегальную разведку ему пришлось оставить, он теперь работает в Лесу, но к кабинетной работе душа у него не лежит. Хотя, конечно, задание это – привести документы и возвращаться – не для профессионала его класса. И, может, он сейчас занят в какой-то другой стране.

В этих размышлениях я дошел до Ольгиного подъезда. Код такой же, как номер квартиры. А вот и ее веселый голос: «Открываю, пятый этаж». Она и по телефону откликнулась с радостью: «Приезжай! Я только что из магазина, но и готового найдется, что перекусить».

Лифт угрожающе поскрипывал, но с работой своей пока справлялся. Я посмотрел на себя в зеркало – а здесь тоже было зеркало, явно наклеенное его производителем в рекламных целях, с коротким списком услуг на эстонском и телефоном в самом низу. Мое отражение одобрительно кивнуло мне: видишь, как промыслительно мы сохранили паричок.

Дверь в квартиру уже была распахнута настежь. Я вошел. Ольга в переднике помахала мне рукой с кухни. Хотя со времени моего звонка прошло около часа, наносить боевую раскраску она не стала. На Ольге была белая майка с написанным на ней, похоже, программным заявлением на французском языке: «Je suis comme je suis», «Какая есть». Под передником летние брюки из какой-то мешковинки, мне нравятся такие, на ногах – уличные шлепанцы.

Она просияла, увидев мою корзинку с цветами, и, поколебавшись секунду, чмокнула меня в щеку.

– Я поставлю вино в холодильник? – спросил я.

– Конечно.

Холодильник, в котором еще утром царило запустение, был полон: груда овощей, пластмассовые плошки с салатами, какие-то нарезки.

– Я тоже что-то прикупил, – сказал я. – Выложу туда?

И это мне было позволено.

Что теперь? Помочь Ольге с готовкой? Как-то это было неправильно. «Неправильные действия офицера». Мы ведь познакомились только вчера вечером и уже проскочили массу этапов. Видимо, Ольга это тоже почувствовала.

– Слушай, Саша, – я же был Александром, – не мешай мне, ладно? Иди в комнату, поставь музыку, в книгах поройся. Хорошо?

– Можно, я залезу в интернет?

– Конечно. Компьютер без пароля.

Я покрутил своим наладонником.

– У меня все свое. А вай-фай, я заметил вчера вечером, ты щедро распространяешь на все окрестности.

Я объяснил Ольге про пароль, вызвался его установить и сделал это. В качестве пароля хозяйка роутера выбрала русское слово «Сияние». Не банально. Компенсирует бессознательно свое скромное, в пастельных тонах, обаяние? Хотя бабочкой-поденкой она мне уже не казалась.

Ну хорошо, есть у нас что-нибудь новенькое?

Сообщение из Конторы было предельно минималистским: «16.09 в 16:09 Ратушная площадь». Внешность курьера и условный знак не описывались – значит, я этого человека знал. Точно Лешка! Да и сообщение с повтором цифр – это на него похоже. Для Кудинова все наши игры – действительно игры.

Я посмотрел на часы – начало третьего. Ужин точно отменялся, обед хорошо бы ускорить. Проблема ночевки снималась, но это не означало, что я буду спать в гостинице. Мой друг Лешка, правильнее Алекси, как он сам представляется со времен нашей молодости, в своем Лесу раскисает и плесневеет, как старый гриб. Так что когда он вырывается на оперативный простор, на месте его не удержать. Черт, вдруг все же едет не он?

Я пошел на кухню.

– Знаешь, – сказал я Ольге, – человеку, который отменил со мной встречу, в итоге удалось освободиться. Он вечером улетает и просит подъехать к нему в Старый город к четырем. Извини, что так получается, но сама понимаешь – бизнес есть бизнес.

По мере того как я говорил все это, взгляд Ольги грустнел. Она посмотрела на электронные часы на микроволновке.

– Тогда рыбу оставим на ужин?

Это был тест. Настоящий вопрос был: «Но на ужин-то ты вернешься?»

– Давай! – бодро согласился я, прекрасно зная, насколько это маловероятно.

Ольга смела с кухонного стола все лишнее. Мне нравится – это, наверное, генетическое, – что русские охотно едят на кухне, даже с гостями, когда их немного. Все под рукой: кончилась выпивка – дозаправились из холодильника, чаю захотелось – только зажечь конфорку. Мне также нравится – даже если, как сейчас, горизонтальных намерений у меня никаких – это напряжение между разными полюсами: плюс и минус, ян и инь. Мне нравятся недосказанности и иносказания, когда произносятся одни слова, а смысл в них вкладывается совсем другой. Кто это говорил – опять Ницше? – что у настоящего мужчины два желания: опасность и игра. Поэтому он хочет женщину – как самую опасную игрушку.

Я вспомнил тех прохожих в Старом городе, чей разговор я невольно подслушал. Как он сказал? «Есть разница, нравится ли тебе та или иная женщина и трахнул бы ты ее или нет». Полностью согласен, полностью. Только вчера мне Ольга не очень-то и нравилась, а вот трахнуть ее я был готов. А сегодня наоборот: она мне нравится, но чисто дружески.

Так что с тех пор, как для меня отпала необходимость обольщать, мне с Ольгой стало легко. Это была легкость разговора с умным попутчиком в купе, которую усиливало притяжение магнитных полей. Наверное, еще и вино.

Ольга отпила глоток. Она, по своей привычке, говорила и параллельно грызла губу.

– Почему все так сложно?

– Что именно?

– Все, все сложно. Быть собой, не делать того, что противно, делать, что тебе хочется.

Я тоже задаю себе такие вопросы.

– Просто в армии и в тюрьме. Чем больше свободы, тем жить сложнее.

Ольга догрызла кусок кожи на губе и, откусив его, проглотила. Это называется самоедство?

– Ну, а ты вот доволен своей жизнью?

Я часто открываюсь перед чужими людьми. Так я компенсирую свое внутреннее отвращение ко лжи, из которой состоит моя жизнь, и к необходимости использовать других людей пусть не в эгоистических, но в собственных целях.

– Знаешь, если откровенно, я прожил ее напрасно. И с подозрением отношусь к тем, кто утверждает, что, будь у них такая возможность, они прожили бы новую жизнь точно так же. Мне кажется, не может быть людей, которые ни в чем бы не раскаивались. Со мной случалось и еще случается много хорошего, но из того, что я делал сам, я жалею очень о многом. Я бы свою жизнь второй раз прожил совершенно иначе.

– Ты знаешь, как?

Я знаю. Но для этого мне надо было родиться в другой стране. В свободной. И самому быть свободным от обязательств. Тогда бы, закончив школу, я дал себе лет пять на постижение этого мира. У меня есть один знакомый француз, Франсуа. Он именно так и сделал. Сразу после школы отправился путешествовать. Денег на кругосветный круиз у него не было, да он к этому и не стремился, и он просто начал с первого шага. (Это древние китайцы так говорили: «Путь в десять тысяч ли начинается с первого шага»). Франсуа поехал в Германию, устроился мойщиком посуды в одном кельнском ресторане и поработал там пару месяцев, пока не заработал на билет до Мюнхена. Там тоже мыл посуду в огромной пивной, пока не сумел перебраться в Вену. И так, короткими перебежками, за три года он добрался до Японии, пожив в паре десятков стран, поработав в сотне мест, познакомившись с сотнями людей и переспав с сотнями женщин всех размеров и цветов кожи. Потом он закончил университет, женился, завел троих детей и сегодня, в свои пятьдесят с лишним, жалеет только об одном – что не охватил Западное полушарие. Он, правда, побывал и в Штатах, и в Рио, но уже остепенившимся человеком, без ощущения, что весь мир лежит перед ним и все возможно. Я тоже объездил весь мир, и мое ощущение жизни – в силу профессии – наверняка было и есть гораздо острее, чем у Франсуа. Но я не мог, как он, пойти по любому ответвлению, которое предлагали ему обстоятельства. Дальше я хотел бы всего того, что у меня было и есть: семью с Ритой и двойняшками или семью с Джессикой, Бобби и Пэгги. Но жизни в свободном полете я не прожил и уже не проживу никогда.

Всего этого я Ольге не сказал – мы все же были едва знакомы.

– Для начала хорошо бы понять зачем, – усмехнулся я.

Что тоже было правдой.

– Ты используешь людей? – неожиданно спросила моя вчерашняя спасительница.

У этой Ольги был дар нажимать на болевые точки.

– Ты же сама в бизнесе, – уклончиво ответил я. – По большому счету, все мы стремимся хотя бы слегка друг друга поиметь. Ну, кроме друзей.

– Я не про бизнес.

Ольга взялась за бутылку, хотя ее бокал был еще наполовину полным. Волнуется. Я перехватил ее руку и долил нам обоим.

– Наверно, использую, – сказал я. Слово «наверно» было лишним. В случае Ольги уж точно.

Моя залетная бабочка вдруг повеселела. Я только потом пойму почему.

5.

Двое полицейских в штатском подошли ко мне, едва я отпустил такси и вывернул из-за ратуши на площадь. Два здоровенных лысеющих дядечки за пятьдесят – я тому, что пониже, вплотную смотрел бы в шею. Они задали вопрос по-эстонски и, видя, что я не понимаю, перешли на английский:

– Простите, сэр, вы не могли бы показать нам ваш паспорт?

От паспорта на имя Диденко, от его водительских прав и двух кредитных карточек я еще не избавился. Вдруг бы мне пришлось ночевать у Ольги?

– А в чем проблема? – по-английски же спросил я.

Для меня проблема была в том, что в отделении, куда они меня сейчас отведут, хуже этих документов ничего и быть не могло.

– Для вас – никакой. Стандартная процедура.

По-английски дядечки говорили складно. Стажировались в Англии?

– В первый раз у меня спрашивают документы на территории Европейского союза, – сказал я, выигрывая время. Я говорил спокойно – всегда нужно держаться уверенно до самого последнего момента. И даже потом.

– У нас чрезвычайные обстоятельства, – сказал тот, что повыше. Они оба уже были настороже.

Попробовать бежать? Я не успею сделать и десятка шагов, как меня схватят.

– Так стандартная процедура или чрезвычайные обстоятельства?

– И то, и другое, – теряя терпение, сказал один из полицейских. – Предъявите, пожалуйста, ваши документы.

В следующий момент я буду лежать брюхом на синем капоте белой, очень чистой полицейской машины, а из моего рюкзачка будут доставать все, что там лежит.

И тут сзади меня хлопнули по плечу. Я обернулся. Кудинов улыбался нам всем троим своей самой обезоруживающей улыбкой.

– У нас неприятности? – спросил он.

– Хорошо, что ты заметил, – проворчал я.

Мы с Лешкой вели себя так, как будто последний раз виделись не два года назад в Индии, а только что – перед тем, как он отошел отлить.

– Вы вместе? – спросил тот, что повыше. Он, видимо, был старшим. – Тогда и вас, сэр, попрошу предъявить паспорт.

– Полагаю, что в данной ситуации ее лучше всего прояснит это.

Кудинов любит выражаться, как английский денди.

Тот, что пониже, протянул руку, но Лешка свою отдернул.

– Сначала, раз уж дело приняло такой оборот, я хотел бы взглянуть на ваши жетоны, – сказал он.

У полицейских в форме имена написаны на такой полосочке на правой стороне груди, но эти были в штатском. А я не сообразил попросить их о том же. Тоже выиграл бы секунд тридцать.

Были ли эти ребята из контрразведки или еще откуда-либо, но удостоверения у них были со словом «politsei».

– Прошу, коллеги! – накинув на лицо ту же обезоруживающую улыбку, Кудинов протянул им документ.

Это было удостоверение сотрудника Интерпола. Только полицейский почему-то присвистнул.

– Я временно прикомандирован к центральному офису, – пояснил мой друг, вытирая пот со лба. – Летели из Лиона через Франкфурт – полдня добирались.

Это он для меня сообщал дополнительные сведения, чтобы мы не прокололись.

– А ваше удостоверение? – протянул ко мне руку один из полицейских.

– Оно тоже у меня.

Лешка снова залез в бумажник и вытащил оттуда и мою карточку. Полицейские все еще недоверчиво изучали документы.

– Можно тогда и паспорта ваши посмотреть?

Кудинов с готовностью извлек оба паспорта. И опять полицейские удивленно покачали головами. Что же у него за прикрытие такое?

Черт, вспомнил я. У меня же на голове был короткий, но седой парик, а на интерполовском удостоверении, которым я уже пользовался, я был в натуральном виде – с короткой черной стрижкой. И на паспорте, который привез мне Кудинов, наверняка тоже, раз они шли в комплекте.

– А почему все документы оказались у вас? – спросил старший Кудинова.

Это я уже продумал и поспешил ответить за него:

– Я попросил коллегу поискать нам место в гостинице. Хорошо, он далеко не успел отойти.

– Вы не забронировали заранее?

– Нет, и вы прекрасно знаете почему, – как посвященный посвященным, сказал я. – Мы летели в такой спешке.

– Вы уже связались с нашим бюро?

– Это должны были сделать, пока мы летели.

Это Лешка опять подключился. А он-то знает про взрыв? Или так, просто вдохновенно импровизирует?

Полицейские не спешили. Каждый из двух внимательно проверял и удостоверения, и паспорта. Вот он, момент истины. Снять бейсболку они меня не просили, но седые волосы выбивались из-под нее по бокам. Истины или не истины, все равно, момент неприятный.

Я широко улыбнулся своей самой открытой и обаятельной улыбкой и стащил с головы бейсболку.

– Так лучше, коллеги? Я, как видите, не помолодел.

Тот, что постарше, понимающе отыграл бровями и губами, даже провел рукой по своей голове, тоже начавшей седеть. Но мой расчет оправдался. Полицейский собрал документы и протянул их Кудинову, потом мне: кому, мол, отдавать? Все заграбастал Лешка.

– Позвоните нашим из Интерпола. Они, наверное, и отель вам заказали.

– Сейчас проверим. Удачи, парни!

– И вам тоже.

Полицейские отошли.

– Мне кажется, будет уместным, не откладывая, отметить и нашу встречу, и избавление от демонов, – предложил Кудинов.

– Только давай все же удалимся от них на безопасное расстояние.

Лешка сиял. Строгих указаний от Эсквайра немедленно возвращаться в Москву после передачи документов у него не было, а упускать наклевывающееся приключение было не в его правилах. Он приехал – это объясняло удивление полицейских – с австралийским паспортом и таким же удостоверением Интерпола. «Мой немецкий погорел. Схватил то, что было под рукой», – небрежно пояснил Кудинов. У меня, напомню, все документы были испанскими.

Станут полицейские проверять через национальное бюро Интерпола, кто мы и откуда? Вряд ли. Прибытие пополнения из Лиона вполне вероятно, а дел у них и так хватает.

Я привел Лешку в «Гитар сафари» – почему-то это место казалось мне гарантированно спокойным. Мы спустились по крутой лестнице – это ведь большой прохладный подвал – и устроились в самом дальнем углу. Я вытащил свой наладонник и, включив определитель радиотрансмиттеров, убедился, что помещение не прослушивалось.

Мой рассказ растянулся на две пинты «килкенни» у меня и три – у Кудинова. Его жажда мучила больше – он действительно полдня летел и действительно через Франкфурт.

– Эсквайр, насколько я понял, жалеет, что ввязал тебя в эту историю, – сказал Кудинов. – Вы, друг мой, уверены, что хотите продолжать, хотя уже…

Хотя уже попросившей нашей помощи Анны не было в живых. Я вздохнул:

– Я надеюсь, что когда мы разберемся во всей этой истории, мне станет легче.

– Ты главный, – заверил меня Лешка. – Приказывай, мое дело – исполнять.

Он каждый раз так говорит, а потом спорит со мной на каждом шагу.

– Мы хотим сильных эмоций и риска или работы ума и относительного покоя? – счел необходимым уточнить я.

– Мы хотим риска, – уверенно заявил мой друг.

6.

Я опять залез в скайп. Вы знали, что это эстонское изобретение и обслуживается в Эстонии? Я не знал – мне это Арне открыл. Кудинов пересел на мою кушетку, чтобы читать вместе со мной.

«Нашли парня?» – набрал я.

Август, похоже, решил не настаивать на встрече.

«Он в бегах, и друзья его тоже», – ответил он.

Уф! Хоть этот груз с моей души снят. Я-то же все время ел себя за то, что не рассказал связнику про Хейно Раата еще до гибели Анны. Для нее самой утешение слабое, но раз он дома не появлялся, то это ничего бы и не дало.

«Версия наци теперь главная, – написал Август, не дождавшись моей реакции. – Будьте осторожны».

«Меня по-прежнему ищут?» – набрал я.

Снова ручка старательно выводит слова.

«Вас хотят убрать. И в полиции тоже. Хотите встретиться?»

Мы с Лешкой разом уставились друг на друга. Ну ладно, я мешаю Хейно с его дружками-нацистами – это понятно. Я остался единственным свидетелем их нападения на дом Анны. Но что, полиция тоже ищет меня, чтобы убить? Тогда любой контакт с Августом для меня чреват.

«Подумаю», – написал я и дал отбой.

– И как нам на это реагировать? – спросил я своего друга и, наконец, снова напарника.

– Вы, милейший, думаете, я – Эйнштейн? Вероятно, надо встречаться. Только давай сообразим, где и как.

Вот что мы придумали. За театральным сквером, фактически на большом кольце, где расходились в разные стороны дороги на Пярну, на Нарву, в морской порт и в две улицы, ведущие в Старый город, находится высоченная, этажей в двадцать, гостиница «Виру». Не «Вана Виру» в Старом городе, где жили мы с Джессикой и Бобби, а просто «Виру», огромная башня из бетона и стекла. Лешка зашел в нее и арендовал по своему австралийскому паспорту неприметную, цвета мокрого асфальта, но самую резвую из имеющихся машин – «рено-сафран». Ее подогнали на рампу перед входом в отель, но забирать ее оттуда мы не спешили. С этого места мы могли через десять секунд быть на кругу, а там – выбирай любое из пяти направлений.

Я дал Августу пятнадцать минут на то, чтобы добраться до нашего привычного места встречи в сквере. Сейчас мы с Лешкой стояли с развернутым планом города на углу «Виру» – едва ли в сотне метров от центра сквера и в десяти от нашей машины. При малейшем опасном оживлении в квадрате мы могли запрыгнуть в «рено» и скрыться.

Прошло десять минут, двенадцать, пятнадцать. Никаких подозрительных маневров – ни, кстати, Августа. Но вот на дороге из порта показался полицейский «опель». Мы с Лешкой переглянулись – похоже, пора уносить ноги. Однако машина притормозила, из нее вылез Август и, махнув водителю рукой, остановился, пережидая движение. Полицейский поехал дальше.

Мы с Кудиновым снова переглянулись – а это как понимать?

Август убедился, что «опель» скрылся, и перебежал через дорогу к скверу. Лешка посмотрел на меня:

– Это он?

– Он.

– По мне, так чисто.

– И по мне, чисто.

Светить своего напарника я не собирался. Убедившись, что связник пришел на встречу один, я пошел к центру сквера, где стояли скамейки. А Кудинов сел за руль своего «рено». Ему предстояло наматывать вокруг нас круг за кругом. Он будет исчезать из моего поля зрения секунд на пятнадцать – двадцать, объезжая театр и соседнее здание на улице Отса, и, учитывая све- тофоры, примерно на минуту, чтобы обогнуть «Виру» и еще пару новых комплексов прямо за отелем. В остальное время я при первых признаках опасности мог пересечь сквер, запрыгнуть в «рено» и положиться на Лешкино водительское мастерство.

Свободных скамеек в этот теплый денек не было. Мамаши с детьми, пенсионеры с газетами, влюбленные с цветами, а одну скамейку целиком занимал вытянувшийся на ней спящий бомж в зимней куртке с капюшоном. Идиллия! Мы с Августом пожали друг другу руки и тоже стали наматывать круги – только Лешка по часовой стрелке, а мы – против.

– Чтобы между нами больше не было недомолвок, – начал мой связной. – Я работаю в полиции начальником бригады наркоконтроля. Но сейчас всех задействовали на этом покушении.

– Вы какую версию проверяете?

– Меня направили в помощь группе, которая занимается неонацистами.

– Это хорошо.

Я скользнул глазами по Лешкиному «рено», который проехал мимо нас и скрылся за театром.

– Хорошо, да не совсем. Вы должны понимать, здесь в спецслужбах есть разные люди. Кто-то из них совсем не хочет, чтобы виновными в покушении признали неонацистов.

– Не хотят лишний раз дразнить международную общественность?

Август с досадой покачал головой:

– Если бы только это. Я пока не могу понять, в чем там дело, но мне кажется, что все это пытаются, как вы это говорите…

– Спустить на тормозах?

– Точно.

Смотри-ка, не успел я и четверти круга пройти, а Лешка опять едет. Я понял его тактику: он на открытом месте ехал медленно, а когда скрывался из виду, прибавлял газ.

– А почему это может быть опасно для меня?

– Именно потому, что эта версия стала основной. Джип нашли сгоревшим, улик там, естественно, никаких. Хейно Раат и его ближайшие друзья где-то прячутся. Их обложили со всех сторон, по всем возможным адресам. Однако часть людей действительно пытается их разыскать, а кое-кому выгодно, чтобы, даже когда их задержат, против них не было никаких доказательств. Это же вы были в Вызу во время ночного нападения?

Я кивнул.

– И вы же оказались на месте преступления, когда взорвали такси. Других свидетелей не было ни там, ни здесь. Если вы исчезнете – исчезнете совсем, – останутся только материальные улики. Но их могут и не найти, их могут оспорить в суде, они, в конце концов, могут и пропасть. Вы понимаете?

Я понимал.

– Одного человека им удалось убрать. Вы же нужны им вдвойне, – не рассчитывая на мою сообразительность, все же сформулировал Август.

– Но какие у этих молодцов возможности разыскать меня? Всей таллинской полиции и спецслужбам до сих пор не удалось это сделать. Я понимаю, что, если я окажусь в участке, со мной может произойти несчастный случай, или я, например, вдруг решу повеситься на простыне.

– Например. Но не исключено, что как только в полиции узнают, где вас искать, первыми до вас доберутся какие-нибудь незасвеченные друзья Хейно Раата.

Лешка шел на второй круг. Он не может колесить так до вечера, это скоро станет подозрительным.

– Но вы ведь тоже узнаете про этих бандитов одним из первых?

– Это ваш основной шанс выжить, – сказал мой связной. – Только как я могу срочно предупредить вас об опасности?

Купить еще одну местную сим-карту и сообщить ему номер? Но тогда отследить мой мобильный и меня вместе с ним будет проще простого. Даже если он в случае опасности пошлет мне эсэмэс, а я буду включать телефон каждый час на тридцать секунд. Мне все равно придется после каждого выхода на связь срочно перебираться в другое место.

– А в скайпе в принципе можно оставить сообщение, которое я смогу прочесть, когда подключусь?

– Не знаю, не уверен. Лучше вызывайте меня не реже, скажем, чем раз в два часа. Эту ночь, по крайней мере, вряд ли кто-то из нас проведет в своей постели.

Для этого нужно все время иметь интернет. Что делать, мы же с Лешкой выбрали риск.

– Нам с вами действительно лучше больше не встречаться, – сказал связник. – Не дай бог, кто-то заподозрит, что я на связи с одним из главных разыскиваемых.

– Это правда, – согласился я. – Можете проверить еще одну информацию? – Август кивнул. – В соседней даче в Вызу живет некая Марет, фамилии не знаю. Анна – ну, потерпевшая – подозревала, что в ее доме прячется какой-то мужчина. И что он как-то связан с белыми мышами и всем остальным.

– Мы проверим. И вот еще. – Август достал из кармана небольшой целлофановый пакет, какие дают в аптеках или в магазинах компакт-дисков. – Это на самый крайний случай.

Я взял пакет. В нем был небольшой пистолет, какой дама может носить в сумочке. Из тех, какие годятся только для стрельбы – для устрашения больше сгодился бы детский, водяной. Но в данных обстоятельствах любое оружие было совсем не лишним.

– Спасибо.

Связной собрался уходить.

– Август, – остановил я его, – почему вы мне помогаете? В такой ситуации?

Мой связной усмехнулся:

– Не люблю, когда дурно пахнет.

7.

Мой испанский паспорт, а также удостоверение Интерпола были на имя Эстебана Сорра. Выбор этот, продуманный мною лично, был неслучаен. В испаноязычной стране чем больше распространены имя и фамилия, тем меньше шансов, что их запомнят. «Какая-то простая фамилия, – будет потом ломать голову мадридский, мексиканский или колумбийский полицейский, который держал мой паспорт в руках. – Гонсалес? Лопес? Фернандес?» Однако в других странах, наоборот, лучше, чтобы твои имя и фамилия как можно меньше ассоциировались с общераспространенными. Такому полицейскому тоже будет трудно их запомнить, только по другой причине – он их прочел и тут же забыл. С этим паспортом я уже не раз проходил проверку в аэропортах, так что был в нем уверен. За сотрудника Интерпола я выдавал себя только однажды – ну, не считая Таллина, – тоже прошло нормально. Однако контроль документов – момент всегда ответственный; волноваться не надо, но внимание требуется. Наконец, я уже сделал то, что намеревался сделать уже несколько раз: разорвал свой седой парик и выбросил его в урну на заправочной станции. Я говорю все это потому, что на выезде из города нас с Кудиновым остановил мобильный блокпост.

У Лешки от природы и самовоспитания манеры пресыщенного английского денди. Это в момент контакта ему мешает – его-то уж точно запоминают, но и помогает – людям становится интересно, это сначала интригует, а потом располагает.

– Вы, по всей вероятности, ищете точно такой же угнанный «рено-сафран», – попробовал догадаться Кудинов, опуская стекло.

Уже по его тону было ясно, что угон автомобилей – занятие такое хлопотное, что такого сибарита, как он, это вряд ли заинтересует.

– Ваше водительское удостоверение, – попросил, вроде бы и не слышав его, полицейский. Это был крупный парень лет сорока с желтым жилетом поверх синей формы.

Его напарник сидел в машине, припаркованной капотом к дороге – так, чтобы можно было в любой момент броситься в погоню в обоих направлениях.

Первый полицейский сверил имя в правах с именем в договоре аренды, потом номер в договоре с номером на машине.

– Можно ваш паспорт, сэр?

Лешка протянул полицейскому паспорт. Тот чуть приподнял брови – австралийцев в Эстонию явно заносит не часто.

– У меня есть еще заверенное нотариусом заявление, что в случае внезапной смерти я разрешаю разобрать свое тело на запчасти, – предложил Кудинов.

– Что? – не понял полицейский. Они говорили по-английски.

– Сердце, почки, печень… Если это кому-то может пригодиться после моей смерти, я буду только рад.

Второму полицейскому сидеть стало скучно – он вылез из автомобиля и подходил теперь с моей стороны. Хотя, возможно, это была она. Существо было неопределенного пола: короткие волосы, лицо не накрашено, грудь плоская, талии нет. Я опускал окно, кивая на его или ее приветствие.

– Чем могу помочь?

– Ваш паспорт, пожалуйста.

По-английски существо говорило с сильным акцентом, но и по голосу определить пол было невозможно. Мужчины, бывает, говорят фальцетом, а дамы в школьном хоре пели альтом. Я скосил глаз на грудь. Не для того, чтобы обмерить ее взглядом: у полных мужчин она выпирает иногда больше, чем у худых женщин. Просто у эстонских полицейских на рубашке справа такая нашивка с именем и фамилией, чтобы знать, на кого пожаловаться в случае чего. Нашивка наличествовала и здесь, только для такого профана, как я, имя тоже могло быть и мужским, и женским.

– Что вы делаете в Эстонии? – спросил Лешку первый полицейский.

– Хотим потратить здесь немного денег, – сказал мой напарник. – Только пока еще не решили, на что.

Существо в полицейской форме обошло наш «рено» и показало своему начальнику мой паспорт. Конечно, необычно – австралиец и испанец встречаются в Эстонии.

– Вы журналисты? – сформулировал свою догадку первый полицейский.

– Нет, – ответил Кудинов, но профессию свою раскрывать не стал. Мы договорились, что удостоверениями Интерпола будем пользоваться только в крайнем случае. Может показаться странным, что два иностранных сотрудника ездят по стране без сопровождения кого-либо из местных коллег.

– Куда едете? – спросил старший.

Кудинов показал на воображаемой карте.

– Нарва. Потом... Тарту? – полицейский кивнул. – Тарту. Потом Парну? Как? Пьярну? Пьярну. Потом Таллин. А почему такие строгости?

– В розыске четверо преступников. Так что молодых ребят к себе в машину не подсаживайте.

Четверо? Ах да! Тех же троих кто-то еще вез на машине.

– А девушек? – шутливо спросил Кудинов.

– Девушек осторожно. Чтобы рядом не прятались парни, – с самым серьезным видом разрешило существо.

Патрульные вернули нам документы и козырнули.

Боюсь, я так и не узнаю, парень это был или девушка. Я себя часто удивляю, и только что, клянусь, я больше думал, какого тот полицейский пола, чем об опасности, которую он со своим напарником для нас представлял.

– Слышишь, этот второй парень был или девушка? – спросил я Кудинова, когда мы отъехали.

– Конечно, девушка, – безапелляционно ответил тот. – Хотя… Хотя, может, и парень. Парень!

Это в его манере.

– Еще раз задаю вопрос, – не успокоился я. – Сначала подумай, потом отвечай. Второй полицейский был парень или девушка?

– Какая вам разница, друг мой? – Лешку ведь так просто не проймешь. – Вы что, хотели пригласить его на свидание?

– Так его или ее?

Кудинов притормозил.

– Если это для тебя важно, давай вернемся и спросим. Давай, я серьезно говорю!

Мы расхохотались.

– Ладно, – сказал я, когда мы возобновили движение. – Все равно, будь то ошибка природы или нет, мы получили от них важную информацию. Ищут, действительно, не загорелого мужчину средних лет, а четверых молодых парней. То есть здесь нам Август точно не соврал: основная версия уже не моя.

– И главное, их действительно ищут.

Дни становились заметно короче. Пока мы подъехали к повороту на Вызу, уже смеркалось. Мы все же поужинали в придорожном ресторанчике, дожидаясь полной темноты. Для нас она препятствием не будет. Перед выездом из города мы предусмотрительно нашли магазин, торгующий охранными системами, и приобрели прибор ночного видения – это как бинокль, только одноглазый.

Начался дождь. Тем лучше – не наткнемся на дачников, вышедших прогуляться по пляжу перед сном. Так и случилось – поселок казался вымершим. Таллинцы с детьми после начала учебного года перебрались в столицу, кто-то постарше уже спит, а совсем молодым в этой глухомани без дискотек и клубов делать нечего. В редких домах горел свет, кое-где сквозь окна просачивались лишь призрачные, мигающие отсветы телеэкранов.

Мы загнали свой «рено» за грузовой фургон, стоящий около магазина: и с дороги не видно, и специально не спрятан. Я достал свой флакончик с полимерным лаком, скрадывающим отпечатки пальцев. Лешка только улыбнулся. Порывшись в кармане, он достал пластмассовый аптечный пузырек и многозначительно продемонстрировал его мне. Мол, не один вы такой умный.

Дождь становился сильнее и, колотя по листьям, уже скрадывал звук шагов. Мы прошли по переулку за дачу Анны, сканируя местность сквозь прибор ночного видения, чтобы убедиться, что с тыла за ней никто не наблюдает. Должен признать, как нам честно сказал об этом продавец, в дождь эффективность прибора резко падает. Не соврал парень. Так что мы полагались в том числе и на контроль невооруженным глазом. Теоретически за домом Анны можно было следить из любой соседней дачи. Не жалея на это времени, мы понаблюдали за ними. Однако за стеклами окон не было ни подозрительных темных пятен, ни непонятных отблесков.

В доме Марет, усатой соседки Анны, работал телевизор, из дачи справа доносилась оперная ария.

– «Севильский цирюльник», – определил Кудинов. – Что-то незаметен здесь нордический патриотизм.

Это он из скромности прибавил, чтобы не выпячивать свою музыкальную эрудицию.

– Это же север, здесь многие вещи не успевают вызревать, – поддержал разговор я.

С самых времен нашей молодости мы с Лешкой любим поупражняться на ровном месте. Это такой атавизм, который позволяет нам без сюсюканья проявлять дружеские чувства.

Я уже объяснил своему другу, что проще всего наблюдать за подозрительным домом Марет со второго этажа Анниной дачи, из комнаты, где за сеткой стояла подзорная труба. Надо было лишь убедиться, что в доме не оставлена засада.

Из-за зарядившего сплошной пеленой дождя видимость стала близка к нулю. Мы воспринимали внешний мир главным образом тактильно: зонтиков у нас не было, ветровки быстро промокли насквозь, а прикосновение холодной ткани к телу не лучшее ощущение. Невооруженным глазом едва можно было различить возвышение погреба, в котором я в ту ночь сидел в засаде, и темную массу дома справа. Для очистки совести мы с Кудиновым постояли минутку, прижавшись к стволу старой липы, чтобы наши силуэты не выделялись на фоне дороги. Штакетный заборчик непреодолимой преградой не был, однако осторожность требовала, чтобы мы посмотрели на дом Анны и с фасада. Череда домов тянулась до самого пляжа, так что когда, обогнув их, мы подошли к даче, у нас уже зуб на зуб не попадал.

– У хозяйки полный шкаф разных наливок, – подбодрил я своего напарника. – Она бы нас точно угостила.

– Это ты в полиции будешь рассказывать: как мы гуляли, замерзли и забрели в пустой дом, чтобы согреться, – проворчал Кудинов.

Я остановил его рукой:

– Тихо!

В доме Марет горело окно позади дома и одно сбоку. Это, видимо, была гостиная, в которой хозяйка дома смотрела телевизор. И вот теперь сквозь занавески я увидел, как кто-то встал и пошел к двери. Силуэт был, вне всякого сомнения, мужским.

Мужчина прошел в коридор, и свет загорелся в другой комнате – в той, где на полке лежала электробритва. В ней на окнах были не сплошные шторы, а лишь доходящие до середины окна занавески. Я вспомнил: такие вышитые, бежевые, я их видел из дома Анны в зрительную трубу.

– Ну-ка приподними меня, – попросил я Лешку.

Тот обхватил меня сзади повыше колен и выпрямился. Теперь мне была видна лишь узкая полоска пола.

– Пониже, – прошипел я.

– Здесь тебе не штатив, – прошипел в ответ Лешка, слегка приседая.

Теперь в поле моего зрения попала голова вошедшего в комнату мужчины. Он был крепким, но уже сплошь седым; ему было самое малое лет шестьдесят пять. Быть сыном Марет он не мог никак.

– Ну? – прошептал Кудинов, у которого от напряжения уже тряслись ноги.

– Старушка была права, – произнес я, выскальзывая из его объятий.

8.

Дверь дома Анны была опечатана белеющей полоской бумаги. Я нагнулся и, качнув горшок с фуксией, запустил туда руку. Пусто! Я наклонил горшок больше, но под моими пальцами были только холодные камни. Ну, понятно. Анна ведь уезжала не на полдня, а надолго. Получилось даже навсегда.

– Тс-с, – прошипел Лешка.

Я поднялся к нему на крыльцо. Мой напарник пальцем отводил край бумаги, который был приклеен к двери.

– Ты отклеил?

– Нет, так было.

Я присмотрелся. Это на самом деле была не бумага, а клейкая лента типа скотча, на лицевой стороне которой можно было писать. Там и было что-то написано типографским способом, и с обоих концов стояли печати. Край, примыкающий к двери, был аккуратно, не повреждая ленты, отклеен. Это было заметно, только если подойти вплотную.

Полиция? Да нет, зачем бы ей прятаться. А если засада? Тоже вряд ли. В этом был смысл, пока Анна была жива. Мы-то приехали сюда, чтобы понаблюдать за домом Марет. Похоже, напрасно.

– Ключа на месте нет, – сообщил я.

Лешка нажал на ручку двери и легонько толкнул ее. Дверь бесшумно приоткрылась. Я вытащил из кармана наше единственное оружие, дамский пистолетик, и вошел первым.

В доме было абсолютно темно. Мы замерли в прихожей и прислушались. Единственными звуками было поскрипывание пола под нашими ногами, а теперь все снова стихло. Но мы-то поскрипели – может, кто-то нас слышал. Нет, вроде все спокойно.

Я открыл дверцу высокого шкафчика возле двери. Карабин на месте. С ним как-то спокойнее. Я сунул пистолетик Кудинову, а сам завладел ружьем. Потом сделал Лешке знак, чтобы он проверил гостиную, и пошел дальше по коридору, застеленному разноцветной лоскутной дорожкой.

Слева была ванная. Я толкнул дверь. Два ярко-зеленых пятна в моем визире – унитаз у двери и ванна в углу. Чисто. За второй дверью – она была открыта – кухня. Я заглянул туда и замер.

На столе были все признаки прерванной трапезы. Пакеты с чипсами, открытые банки консервов, полные и откупоренные бутылки пива. Уезжавшая на неопределенное время Анна не могла оставить за собой такой бардак, да и застолье было очевидно и недвусмысленно мужским. Все-таки полицейские? Тот, кто был на стреме, заметил наше приближение. Все попрятались, а сейчас, поняв, что нас только двое, налетят с разных сторон. И, как сказал Август, кое-кто в полиции считает, что я уже достаточно пожил.

Я поежился – нет ничего хуже, чем разгуливать в мокрой одежде. Сейчас бы камин разжечь и обсушиться! Сзади скрипнул пол, и я мигом обернулся, готовый защищать свою жизнь. Хорошо, не выстрелил раньше времени – это был Кудинов.

– В комнате пусто, – прошептал он.

Я отодвинулся и жестом предложил ему посмотреть на стол. Глаза наши уже достаточно привыкли к темноте, и я засунул прибор ночного видения в карман.

Кудинов удивленно вскинул бровь. Он заглянул в пакеты – далеко не пустые, понюхал открытую бутылку пива. Вывод, похоже, мы сделали тот же самый.

– Они где-то здесь, – прошептал мой напарник.

– Думаешь, полиция?

– Вряд ли. Полицейские уже раскрылись бы. А эти нас боятся. Думают, что мы – полиция.

– Давай проверим на втором этаже, – предложил я.

Мы прошли к лестнице, уже не опасаясь скрипящего пола. Под пулю бы не попасть. Я надел свою бейсболку на ствол карабина и высунул ее в лестничный пролет. Провокация не сработала. По-прежнему неся ружье с бейсболкой перед собой, я стал медленно подниматься по скрипучим ступенькам. Лешка шел за мной, прикрывая тыл.

На мансардном этаже было лишь две комнаты. Справа – та, где стояла и стоит зрительная труба. Пусто! Слева – спальня. Судя по количеству открытых бутылок, в доме было трое мужчин. Не прячутся же они сейчас все под кроватью? Я все же проверил – не прячутся. И в шкафу под плотным рядом вешалок с одеждой никого. Только второй винчестер, которым сразу завладел Лешка.

Выйдя из комнаты, я задрал голову: чердака нет, вон они, балки, сходятся под коньком крыши.

– И где они? – спросил я шепотом.

– Убежали через окно?

– Черт, тут же подвальчик есть еще! – вспомнил я. – Я в нем отсиживался.

Едва спустившись в коридор, я мысленно обругал себя. Как я раньше не заметил? Вот она, дорожка из лоскутных полос: сначала идет прямо, а над люком сминается. Явно изнутри пытались ее расправить.

– Они там, – прошептал я Лешке.

Я проверил заряды в карабине: все четыре в магазине и в стволе еще один. Проверять, чем его зарядила Анна – как на уток или как на медведя, – я не стал.

Кудинов ждал моей команды. Я встал сбоку и кивнул ему. Лешка схватил железное кольцо люка и резко откинул крышку. Перед моим стволом замерло три пары испуганных глаз.

9.

Они храбрились, но взгляды их все равно выдавали страх. Ребята сразу сообразили, что у них были все основания бояться нас больше, чем полиции. Полиция означала арест, следствие, суд и, возможно, тюрьму. Это были бы малоприятные, но все же эпизоды жизни. С двумя говорящими по-английски неизвестными, которые явно действовали за рамками законности, перспектива была намного менее радужной.

Это были три парня, которые в ту ночь напали на дом Анны. Толстяку, с удовлетворением отметил я, сидеть было трудно. У того крепкого драчуна, в которого Анна стреляла в упор, была перевязана грудь. Ну а Бейсболиста, Хейно Раата, я узнал бы и без особых примет, так много я о нем думал в последнее время.

Все трое были нами должным образом обработаны: руки и верх туловища упаковочным скотчем примотаны к спинке стула, во рту – кляп, замотанный тем же скотчем вокруг головы. Отдирать будет больно, но ничего, потерпят.

Вот они, сидят, сверкая белками глаз, на кухне, где лишь несколько дней назад Анна готовила нам холодный прибалтийский обед.

– Чтобы сразу было понятно, – сказал я по-английски, стараясь придать своему голосу и облику жесткость хладнокровного убийцы. – Все трое вы не нужны. Есть желающий рассказать нам все в малейших деталях?

Атлет смотрел яростно, но явно готовился гордо принять мучениче-скую смерть. Взгляд Хейно метался, хотя сдаться первым ему тоже не позволяла гордость. Я был уверен, что не выдержит толстяк. Как он тогда обвис на руках товарищей, а всего-то было несколько десятков дробин в заднице! И точно, он тут же замычал и затряс головой. Однако вслед за товарищем купить свою жизнь захотел и Хейно. С него и начнем. Пусть толстяк еще помаринуется, в отчаянии он скажет нам и то, что не собирался выдавать сразу.

Кудинов отбуксировал Бейсболиста на задних ножках стула в гостиную. Света из окон в доме Марет вполне хватало, чтобы перемещаться по комнате. Я повернул стул с парнем так, чтобы видеть выражение его лица.

– Ты говоришь по-английски? – спросил я.

Тот кивнул и тут же поморщился от боли – я сорвал ленту, удерживавшую кляп.

– Попробуешь крикнуть – ты труп, – уточнил я.

Хейно снова кивнул, и я вытащил у него изо рта кляп.

– Мы просто залезли в пустой дом, – волнуясь, произнес парень. – Хотели взять кое-что из вещей, нашли пиво, сели закусить, а тут вы появились.

Я посмотрел на Кудинова.

– Издевается над нами, – констатировал тот. – Давай сразу второго?

Это он просто включился в игру. Мы с Лешкой знаем друг друга столько лет, что нам не нужно договариваться заранее.

– Ладно, дадим ему еще один шанс, – великодушно решил я и повернулся к Бейсболисту. – Теперь послушай меня. Тебя зовут Хейно Раат. Это дом твоего дедушки. Ты уже пытался со своими приятелями залезть сюда несколько дней назад. Если хочешь жить, скажи нам что-то, чего мы не знаем.

С каждой моей фразой Хейно, хотя и был привязан к спинке, как-то все больше оседал на стуле.

– Вы все равно нас потом убьете, – пробормотал он.

– В этом у тебя уверенности быть не может, – сказал я. – А вот если будешь молчать, могу тебя уверить.

Я в такие моменты играю в достаточно вежливую ледяную прагматичность наемного убийцы. Не знаю, насколько я убедителен в этой роли.

– Можно, я задам один вопрос? – попросил меня Лешка. – Я, пока не пойму, не смогу сосредоточиться на главном.

Я кивнул.

– Как вам пришло в голову прятаться здесь? В доме женщины, которую вы убили?

– Я никого не убивал! – крикнул Хейно.

– Это мы сейчас и будем выяснять, – угрожающе успокоил его Лешка, если так можно выразиться, но именно таким тоном он это и произнес. – Но я еще про дом не понял. Что, во всей Эстонии для вас не нашлось лучшего убежища, чем опечатанный полицией дом жертвы?

Хейно помрачнел.

– Ну? – поторопил его Кудинов.

– Нам так сказали, – нехотя выдавил из себя парень. – Не скажу кто. Тогда нам всем точно крышка.

Мы с Лешкой переглянулись.

– Полиция, – сказал я. Потом вспомнил уверенность Августа, что преступников ищут, его самого, подумал, что обобщение здесь было бы несправедливым, и уточнил: – Кто-то из полиции, кто это дело ведет.

А про себя еще подумал, что Анна не совсем была не права, когда не захотела обращаться к властям при появлении первых мышей.

– Да? Это так? – неумолимо спросил Лешка, дернув стул с привязанным к нему Бейсболистом.

Тот насупился еще больше.

– Оставь его, и так все понятно, – сказал я. – Сказали запастись продуктами на неделю, сидеть тихо, свет не зажигать. Кто-то, от кого зависит, чтобы полиция здесь не появлялась неделю, пока их ищут по всей стране. Ну, кроме этого дома, где прятаться могли бы только психи.

Парень мрачнел с каждым произнесенным мною словом.

– Ну, давай начинай, – повернулся я к нему.

– С чего мне начать? – сглотнув, спросил Хейно.

– С белых мышей, – посоветовал Кудинов.

– Можно только воды? – попросил парень.

– Хоть пива, – сказал Лешка, направляясь на кухню. – Да и нам не помешало бы выпить какой-нибудь отвар от простуды.

Он не знал, где искать. Я полез в шкафчик, где стояли наливки. «Ничего? А то мы действительно продрогли», – мысленно спросил я разрешения у хозяйки дома. Ведь Анна, возможно, где-то здесь, хотя и в другой реальности. А где еще ей быть, когда мы в ее гостиной держим на прицеле ее вероятных убийц?

Пока я наливал нам с Лешкой по полстакана моей любимой, из красной смородины, тот уже возвращался с кухни.

– Увижу, что хоть на миллиметр стул сдвинулся, пеняй на себя, – строго сказал он, обернувшись с порога. И пояснил для меня: – Этот, здоровый, пытался высвободиться.

Он наклонился над Хейно и осторожно поднес к его рту бутылку пива.

– Ничего, что начатая?

Потом с удовольствием отметил мои приготовления. Мы взяли с ним бокалы и приподняли их, мол, твое здоровье. А я еще посмотрел куда-то в верхний угол, как будто умершие непременно витают в воздухе.

– Ну, приступай, – разрешил мой напарник.

– Про белых мышей это я придумал, – откашливаясь, проговорил Хейно. – Мы не хотели ей зла. Ей просто нужно было продать дом и уехать отсюда.

– Но это был ее дом, – возразил я.

– Какая разница? А до этого – наш. Дедушки, потом отца. Я здесь играл маленьким, в этом доме.

– Но твой отец его продал.

– Ну да. Это-то справедливо.

– А что несправедливо? – в один голос спросили мы с Лешкой.

Хейно облизнул вновь пересохшие губы, получил еще пару глотков пива и выложил всю историю разом.

Если помните, дом в Вызу был построен перед войной неким богатым торговцем скобяными товарами. Когда летом 1940 года Прибалтика была присоединена к СССР, этого Фердинанда Пихеля с семьей отправили в Сибирь, где он и умер. Избежать депортации удалось лишь его младшему сыну Харри, который прятался в деревне. Когда пришли немцы, Харри вступил в корпус самообороны Омакайтсе – свою армию эстонцам создавать не разрешали. Дом этот ему тут же вернули, но жил он здесь мало – шла война. Потом Пихель в составе 20-й эстонской дивизии СС защищал свою страну от вторжения русских. (Хейно именно так все рассказывал: в школе ли его этому учили или потому, что он не догадывался, что мы русские). Однако ему пришлось отступать вместе с немецкими войсками, а потом уехать из Европы.

– Еще бы! – не удержался я и пояснил для Кудинова: – Он служил в карательном отряде, который уничтожал евреев по всей Восточной Европе.

– Это пропаганда, – вспыхнул юный неонацист. – Шла война, и эстонцы воевали наравне с остальными.

Теперь он знал, что мы никак не можем быть на его стороне.

– Хорошо, – примирительно сказал Лешка. – Что дальше?

Мы допили свою наливку, и я наполнил стаканы следующей, сливовой. Согреться нам так и не удалось.

– После войны дом снова реквизировали коммунисты, – сказал Хейно.

– И он достался дедушке, что было несправедливо, – уточнил я. А я-то с чего стал заводиться?

– Дедушка здесь все перестроил за свои деньги, – возразил парень. – Но все равно – по реституции дом полагалось вернуть.

– Вернуть кому? – не выдержал Кудинов.

– Харри Пихелю. – Хейно посмотрел на нас и добавил: – Он еще жив.

Последовала вторая часть разъяснений. Харри Пихель в конце войны оказался в британском секторе. Ему удалось перебраться в Латинскую Америку, в Венесуэлу, где он пустил корни и разбогател. В настоящее время восьмидесятипятилетний Пихель был владельцем многомиллионного состояния и одной из лучших коллекций искусства доколумбовой эпохи.

– Он остался эстонцем, – с гордостью сообщил Хейно. – Он уже трижды приезжал на родину и даже привез в подарок несколько экспонатов из своей коллекции.

– Разумеется, его здесь приняли как героя? – уточнил я.

– Конечно, – упрямо заявил Бейсболист. – Он – храбрый человек, который воевал за свою страну. Пусть тогда они проиграли, но сегодня все возвращается на свои места.

Мы с Лешкой переглянулись. Поняли мы с ним одновременно, но сформулировал это первым мой напарник:

– И этот Пихель захотел провести свои последние дни на родине, в доме своего детства.

Парень кивнул.

– Но почему он не попытался вернуть его по реституции? – спросил я.

Хейно замялся.

– Он считается нацистским преступником, – сообразил я. – Наверняка в списке Симона Визенталя. Так ведь?

Парень кивнул:

– Евреи никогда никому не давали жить спокойно.

Мы не собирались вступать в гуманитарные дискуссии. Парня, возможно, при рождении тащили клещами и слегка повредили.

– Почему тогда он не попытался просто выкупить дом? – спросил я. – Он же, ты говорил, не скрываясь, приезжал в Эстонию.

– Он пробовал. Я сначала просил сделать это отца, но тот не захотел. Тогда мы нашли другого человека, который предложил за дачу в итоге в два раза больше, чем она стоила. Но эта упрямая старуха не захотела продать.

Анна, Анна. Как она вспыхнула тогда, когда я позволил себе предположить, что с угрозами для ее жизни мог быть связан вполне приличный человек. Профессор консерватории, она сказала? Человек ее круга, а я, неизвестно кто и откуда взявшийся, посмел его заподозрить. Не отсеки она меня тогда, я, может, сразу взял бы правильный след. Слышите меня, Анна? Где вы там?

– «Мы нашли». Кто это мы? – тем временем продолжал допрос Кудинов.

Хейно смутился.

– Ну, мы – это группа людей, которые думают как я.

– Неонацисты, – отмел эвфемизм Лешка.

– В этом нет ничего плохого, – снова вспыхнул Хейно. – К нам относятся с презрением, потому что Гитлер войну проиграл. Если бы он ее выиграл, сейчас полмира были бы нацистами и не стыдились бы этого.

Мы с Лешкой опять переглянулись. Мне всегда хотелось залезть в голову к таким людям – что у них там происходит?

– Значит, вы подкидывали старушке дохлых мышей в надежде, что она испугается и продаст дом? – спросил Кудинов.

Хейно кивнул.

– Она не догадалась, и пару дней назад вы пришли, чтобы что?

– Мы не хотели ее убивать, – закричал Бейсболист. – Только припугнуть.

– Именно поэтому вы взяли с собой бейсбольную биту и ружье, – неумолимо уточнил я.

Парень посмотрел на меня.

– Это были вы, – дошло до него.

Я с улыбкой поклонился – чуть-чуть, едва уловимым движением головы. Улыбка моя парня испугала.

– Да, не хотели! – закричал он и, вспомнив, сам тут же перешел на шепот: – Нам сказали только припугнуть. Мы должны были покрушить там все немного: посуду побить, мебель поломать.

– А ружье?

– Это этот взял… Слизняк, – с презрением процедил сквозь зубы Хейно. У них с толстяком отношения явно были не на высоте. – Да он и стрелять-то толком не умеет.

– Да? – удивился я, вспомнив пару пуль – пуль, не дробовых зарядов, посланных в меня совсем не новичком. – Мне так не показалось.

– Это не он стрелял, – выпалил Хейно и тут же пожалел об этом.

– А кто же? – мирно спросил я, хотя по его сникшему виду и так все стало понятно. – Ладно, я не злопамятный.

Кудинову надоело стоять без дела.

– А когда первая атака была отбита, вы выследили хозяйку в Таллине и взорвали ее, – перешел он к следующему эпизоду.

– Я никого не убивал! – крикнул Хейно.

– Тс-с, не кричи, – сказал я. – Ты имеешь в виду, что не ты подложил в багажник такси бомбу и не ты нажимал на кнопку?

По тому, как застыло лицо парня, я понял, что такси взорвали они. Человеком в куртке мог быть тот, здоровый, который потом пересел к ним с толстяком в угнанный джип.

– Я не понимаю, о чем вы говорите, – пробормотал он.

– Точно не понимаешь? – спросил я. – Это ведь для тебя вопрос жизни и смерти.

– Я больше ничего вам не скажу, – твердо сказал Хейно. – Только я никого не убивал.

Понятно. Одно дело припугнуть старушку, другое – взорвать ее вместе с таксистом, совершенно посторонним человеком.

– Дело твое, – произнес я голосом хладнокровного киллера. – Хотя это благородно – дать шанс своему товарищу.

Хейно еще что-то мычал, когда я вставлял ему в рот кляп и заматывал его скотчем. Это вряд ли были признания – скорее проклятия.

Лешка отволок парня в коридор, прочерчивая задними ножками полосы на полу. Полосы от стула толстяка, который он тащил за собой на обратном пути, были глубже.

– Не кричать, просто отвечать на вопросы, – предупредил я.

Прыщавое лицо парня было мокрым от пота. Он кивнул, и я сорвал с его головы скотч.

– Сначала проверим, хочешь ли ты говорить правду, – сказал я. – Кто подкладывал бомбу в багажник такси? Тот, здоровый? – Я мотнул головой в сторону коридора.

Толстяк согласно кивнул.

– А кто сидел за рулем джипа?

Парень замычал, и я вытащил у него изо рта кляп.

– Прости.

– За рулем сидел Хейно. – Кивок в сторону коридора. – Ну, тот, с кем вы сейчас говорили.

– А ты что делал? Нажимал на кнопку?

Парень судорожно замотал головой:

– Нет. Я – нет. Мы – нет.

– Вы – нет? – грозно вмешался Кудинов. – Что-то я тебя, парень, перестаю понимать.

– Это не мы, не мы, – затараторил толстяк. – Мы просто были в джипе.

– Подожди, – напомнил я. – Когда вы на днях, вернее, ночью приехали сюда, вы трое подошли к дому, а в машине сидел еще один человек. Это он был?

Лицо толстяка перекосилось, и он зарыдал.

– Теперь уже все равно, – мычал он сквозь слезы и сопли. – Теперь мы все равно трупы. Не вы нас убьете, так он.

– Кто он? – потребовал ясности Кудинов. – Фамилия, имя, род занятий?

– Я не знаю, – в голос заревел толстяк. – Его зовут Юри. Он стал старшим нашей группы, когда было решено… Ну, когда…

– Юрий? Он что, русский? – спросил Кудинов.

– Нет, он эстонец. У нас тоже есть такое имя – Юри. Я не знаю, откуда он взялся. Он раньше воевал, наверное, на Кавказе.

Это было похоже на правду. Когда от предупреждений и угроз было решено перейти к действиям, трем юнцам-энтузиастам дали старшего, человека с опытом. Я вспомнил, с каким мастерством той ночью машина нападавших развернулась почти на месте. Так вот, сначала этот Юри пытался не светиться, но когда ночное нападение закончилось провалом, он решил воспользоваться боевым опытом. В первую чеченскую кампанию против российских войск воевало много прибалтов: снайперов, подрывников… Вот тут-то его знания и пригодились.

– И где теперь искать этого Юри? – спросил Кудинов.

– Откуда мне знать? – в голос ревел парень.

– Тише ты, не ори! – прикрикнул я на толстяка. – Вы где с ним встречались?

– Он живет за железной дорогой, мы за ним туда однажды заезжали.

– Так, значит, все-таки знаешь. А вот сейчас поподробнее, – приказал Кудинов.

– Он живет в таком большой зеленом доме, деревянном. Мы ехали по улице Ристику, дом был справа, на перекрестке.

– На перекрестке с какой улицей? – попросил уточнить я.

– Я не знаю. – Парень ревел в голос. Утереть бы ему лицо, но это было бы вдвойне противно. – Но он один такой. Зеленый, двухэтажный. Улица Ристику. Юри вышел со двора, который как раз на той улице, которую я не помню. Правда не помню.

– Ну, хорошо. – Я верил ему. – А в доме напротив кто прячется?

– В каком доме?

– В соседнем, вон в том!

– Я не знаю.

Толстяк, похоже, действительно был удивлен.

– Старый такой, весь седой, – подсказал я.

– Откуда мне знать? – всхлипывая, повторил парень.

Для порядка мы притащили в гостиную и третьего, атлета. Тот говорить с нами не пожелал – хотел умереть героем. Когда мы вытащили ему кляп, он попытался плюнуть в презренных врагов, а потом, когда мы его снова упаковали, просто закрыл глаза.

Чтобы не усложнять себе жизнь, мы оставили ребят в прихожей. Правда, для верности мы примотали их скотчем друг к другу, составив стулья спинками. В групповом варианте они не могли из коридора проникнуть ни в одну комнату, чтобы потереться там о какой-либо острый угол. Это сейчас, когда парни сообразили, что мы не собираемся их убивать, они сидят тихо. А дальше они будут дергаться, как после скипидарной клизмы, лишь бы поскорее выбраться из этого дома.

Я подошел к высокому столику, на котором стояла фотография молодой Анны, и взял ее в руки. Нет, она была не хуже Греты Гарбо! Приди ей в голову такая блажь, она могла вскружить любую мужскую голову. Как она тогда сказала? «Если хотите говорить со мной, держите в голове это лицо, а не то, которое у меня сейчас». Жаль, что сама Анна не видела того, что видела эта фотография. Хотя, может, и видела…

– Это она? – спросил Лешка, дождавшись, пока я закончу свой молчаливый разговор с фотографией.

Я кивнул.

– Красивая, – оценил мой друг.

Я снова кивнул.

– И была такой до самого конца.

– Ты хочешь, чтобы человеку, нажимавшему на кнопку, мы отомстили лично?

Действительно, чего еще я хочу?

– Да нет. Ты сможешь перерезать ему глотку кухонным ножом?

Лешка покачал головой.

– Полиция сама разберется, – сказал я.

Я поставил фотографию Анны на место. И снова посмотрел куда-то в верхний угол комнаты. Почему я считаю, что мертвые непременно левитируют?

10.

Дождь лил, не переставая. У меня струи воды потоком стекали по щекам. Мы дошли до калитки, и рука моя уверенно – задумайся я, никогда бы не вспомнил, где он точно, – нашла разболтавшийся засов. И тут что-то меня остановило. Кудинов, шедший за мной следом, нетерпеливо ткнул меня в спину рукой. Но взгляд мой был неудержимо притянут едва различимым в темноте предметом.

Это был почтовый ящик. Такие в Америке стоят перед каждым домом в пригороде или в сельской местности: закрепленный на столбике на высоте груди, с полукруглым, как половинка трубы, верхом. В Эстонии я таких не видел, хотя, возможно, нечто похожее устанавливают в Скандинавии. Во всяком случае, у Анны слева от калитки был именно такой ящик на столбике, только побольше.

– Вы, друг мой, идете или нет? – прошипел мне в спину Лешка. – Вы, вероятно, не заметили, но мы стоим под холодным душем.

Я действительно об этом и не думал. Я открыл дверцу ящика – она, как и в Штатах, на замок не запиралась, – и вытащил из него пачку рекламных буклетов и листовок, пару конвертов и какую-то тонкую, видимо, местную, газету. С моего рюкзачка вода лилась струей, но внутри было сухо. Я поспешил сунуть в него Аннину почту и застегнул молнию. Кудинов с интересом смотрел на меня, но от комментариев воздержался.

– Теперь можно? – спросил он. – Ну, небольшая пробежка до машины?

Я посмотрел на него. Я не забыл, что уже просил об этом Августа, но эффект незавершенного действия давал о себе знать. Для меня-то ведь это может так и остаться загадкой.

– Слушай, мы все равно уже всюду наследили. Давай разберемся и со стариком.

– Все, что вашей душе угодно, – с готовностью отозвался мой напарник.

Мы забежали под навес над крыльцом Марет. Почему люди – не собаки? Сейчас бы встряхнулись всем телом, как наш Мистер Куилп – окатывая всех вокруг, как из шланга, – а сами уже не насквозь мокрые. А то стоим, зуб на зуб не попадает: Лешка с прилепленной к черепу шевелюрой (я-то в бейсболке), и каждый прижимает к телу винчестер, придерживая его под курткой за приклад. Не довести бы усатую бабушку до инфаркта, когда она нам откроет. А с другой стороны, Марет у себя не одна, и неизвестно, сколько там еще народу кроме этого старика.

Я поделился своими сомнениями с Лешкой.

– Она же тебя видела? – сказал он. – Иди один, вроде бы водопроводчик. А я тебя прикрою с винчестерами.

Очевидно, наш шепот был слишком громким. За дверью вдруг раздался старческий женский голос. Марет спрашивала на родном языке, но смысл был понятен.

– Откройте, пожалуйста, Марет, – по-русски сказал я. Как там его звали? А! – Это Мартирос. Я приезжал чинить котел вашей соседке. Вы просили зайти.

Марет принялась что-то ворчать по-эстонски, типа «Носит тебя нелегкая в такую погоду!». Тем не менее лязгнул засов, повернулся ключ, и дверь отворилась.

Она в прихожей была одна. Фланелевое платье, плечи закрыты шерстяной шалью, на ногах – теплые домашние тапочки.

– Зач-чем – так – поздно? – спросила старушка, подбирая русские слова.

Тут она увидела за моей спиной второго мужчину и, похоже, пожалела, что открыла дверь. Лешка, убравший ружья за стену, чтобы их не было видно, широко и открыто улыбнулся.

– Извините, – сказал я, – но мы пришли не из-за котла. Это по поводу вашей соседки.

– Такой – не-счастье! – Марет даже забыла о том, что наверняка намеревалась сделать – спросить, а кто же тогда мы. – Кто хотел ее уб-бивать? Зачем? Полиция мне нич-чего не сказал.

– Обязательно скажет, – заверил ее я. – Марет, кто еще живет в вашем доме?

Блеклые голубые глаза старушки за толстыми стеклами линз смутились.

– Ник-кого нет.

– Марет! – укоризненно произнес я.

Тут в прихожей, крадучись и прижимаясь к стене, появился старик, которого я видел через окно. Он был мужчиной: прятаться не стал, наоборот, в руке его был молоток.

– Здесь ник-кого нет, – повторила Марет, облизывая губу под тонкой щеточкой усов.

Я улыбнулся.

– Тогда обернитесь!

Старик, явно понимающий по-русски, принял обороняющуюся позу. Не похоже было, что он умел пользоваться молотком, разве что чтобы забить гвоздь.

Они с Марет быстро обменялись парой фраз. Диалог мог быть таким.

Старик: Кто это такие? Зачем ты открыла им дверь?

Марет: Я не знаю, кто они такие. А ты что приперся сюда с молотком? Думаешь, сможешь нас так защитить?

Старик (смело, поднимая молоток вверх): Еще как смогу!

– Кто это, Марет? – спросил я.

Старушка судорожно сглотнула.

– Мы не причиним вам никакого зла. Я просто должен знать.

– Это не ваш-ше дело, – вдруг произнес по-русски старик, по-прежнему держа молоток на изготовку. – Вы сам-ми кто?

– Отец, положил бы ты свое оружие, – мирно сказал ему Кудинов, пригибая к дверному проему оба ствола винчестеров так, чтобы их было видно. – Мы тоже не с карандашами сюда пришли, но мы же не наставляем их на вас.

Старик опустил молоток, а Марет от волнения присела на стоящий у входа табурет.

– Эт-то же не вы уб-бивать Анна?

– Конечно, нет. Но мы хотим знать обо всех, кто к этому причастен.

Говоря это, я уже знал, что мы пришли зря. Не так ведут себя люди, замешанные в убийстве.

– Мы хотим знать, кто этот человек у вас в доме? Он что, только что приехал?

Старики переглянулись.

– Нет, – не поддалась на легкую ловушку Марет. – Эт-тот человек здесь живет, только… Только мы не хот-тим, чтобы все это знали.

– Это ваш друг?

Марет вдруг зарделась, как девушка на выданье.

– Да, друг.

– А кто еще есть в доме?

– Больше ник-кого нет.

– Мы можем посмотреть? – спросил Лешка.

Он протянул мне один карабин и, не дожидаясь формального разрешения, вошел в дом.

– Побудь здесь, – сказал он мне.

Широкими шагами – засиделся у себя в Лесу, засиделся! – Кудинов пробежался по комнатам первого этажа, потом одним махом поднялся по лестнице в мансарду. Не прошло и минуты, вот он, снова на своем месте.

– Чисто.

– Марет, у вас в доме есть телефон?

По ее реакции я понял, что она как раз об этом думала. Вот сейчас мы уйдем, а она быстренько раз-раз и к телефону.

– Будете звонить в полицию, скажите, что в доме вашей соседки трое парней, которых они ищут. Те, кто убили Анну. Мы их связали, но все равно пусть поторопятся.

11.

Я связался с Августом по скайпу, как только возник беспроводной интернет. Как ни странно, это случилось посреди чистого поля, мы даже не повернули еще на Нарвское шоссе. Машину вел Лешка, так что я мог вволю поупражняться со стилусом.

«Группа уже выехала в Вызу», – откликнулся связник.

Кто бы сомневался в Марет!

Я сообщил о четвертом парне и о зеленом деревянном доме по улице Ристику. «Это профессионал, будьте осторожны», – предупредил я. Сам сообразит, откуда он мог бы получить эти сведения.

«Две группы захвата будут там через пятнадцать минут, – набрал мой связной. – Вы пока все равно не светитесь».

Этого он мог бы и не говорить.

Полицейская машина промчалась нам навстречу, когда мы съезжали на Нарвское шоссе. Это была та странная парочка, которая проверяла у нас с Лешкой документы. Хорошо, что они спешили, а то, заметив знакомую машину, могли бы спросить, почему же мы не поехали в Нарву. Минут через десять мимо нас проехал и полицейский минивен, тоже с работающим маяч-ком.

– Знаете, друг мой, чего я не понимаю, – сказал Кудинов. – Одно дело – попугать старушку. Ну, невинно пошалить в ее доме: разбить вазы, стекла в шкафах. Даже если тебя поймают, отделаешься штрафом и, допустим, небольшим сроком. Возможно, даже условным – не знаю, как живут граждане в этой стране. Но взрывать ее в такси среди бела дня в центре города! Что, промежуточных мер нет никаких?

– К ней должны были прийти и отрезать палец? Это же не Коза ностра, и здесь не Сицилия, где, если откроешь рот, тебе потом отрежут и язык. Нет, по-моему, тот визит и был последним предупреждением. После мышей.

Я ведь тоже думал на эту тему.

– Есть вопрос посложнее. – Я отлепил свою промокшую ветровку от сиденья и повернулся к нему. – Хорошо, они хотели сделать подарок своему святому мученику, живущему в изгнании. «Они» – не эти безмозглые мальцы. Эти-то шестерки в какой-то организации. Серьезной организации – там и полицейские разного уровня, и даже, видишь, профессор консерватории, и еще неизвестно кто, если на сходки бывших эсэсовцев здесь приходит министр обороны. Это тебе не какой-нибудь Союз младовегетарианцев. А хозяйка этого не поняла, или ей плохо объяснили, что к чему. Она заартачилась, и что, в этой серьезной организации решили ее убить? Какой смысл? Что, это должно было помочь им заполучить дом?

– У нее есть сын, ты говорил? Можно предположить, что они с ним как-то договорились.

– Не смеши меня. Ее сын – буддист. Отринул себя от этого мира и живет в каком-то монастыре, в Индии или в Непале, никто не знает где.

– Хм, у меня есть другая версия, – не сдавался мой друг. – Они подготовили акт о реституции, но, пока была жива теперешняя хозяйка дома, одинокая преклонных лет женщина, добропорядочная благоприобретательница, не хотели давать ему ход. Ну, чтобы не было лишнего шума, судебных разбирательств, всей этой долгой канители…

– Не знаю, – усомнился я. – Вон в Латвии Вию Артмане, самую знаменитую их актрису, в одночасье вышвырнули из квартиры, которую она добропорядочно получила от государства. Ни у кого мизинец не дрогнул.

– Но там старый хозяин, наверное, не был нацистским преступником. И не было скандала на весь мир. Я, по крайней мере, про Вию Артмане не слышал.

– Ну, раз даже вы не слышали! – пошутил я.

А что, в самом деле так могло быть. В любом случае, если это серьезные люди, они вряд ли пошли бы на убийство из чувства досады. Но не исключено, что кто-то из серьезных людей просто бросил мимоходом человеку рангом пониже, которому это дело было поручено: «Не понимаю, неужели нельзя разобраться с этой женщиной?» Так решают проблемы сильные мира сего. Если что-то пойдет не так, они никаких преступных приказаний не отдавали, им и в голову не приходило, что их можно было так понять, а если дело получит огласку, то исполнители могут и ответить по всей строгости закона. Я поделился этими соображениями со своим другом.

– Все равно несоразмерно, – не позволил мне успокоиться Кудинов. – Они могли преподнести своему кумиру подарок попроще, ради которого не приходится убивать.

– Здесь как раз все может обстоять очень просто. Тому упырю тоже достаточно было мимоходом бросить фразу типа: «Я готов оказать вашей организации самую серьезную финансовую помощь. Мне-то самому, старому человеку, ничего не надо. Разве что походить босиком по лужайке моего детства…».

– Это довод, – согласился Лешка.

 Теперь, когда он удовлетворенно замолк, можно было заняться тем, что не исчезало с периферии моего сознания. Я раскрыл рюкзачок. Меня не интересовали ни промокшая газета из четырех полос, ни ворох яркого глянцевого спама. Одно письмо было без марки, только с почтовым штемпелем и с отпечатанным типографским способом названием организации. Я даже не стал вчитываться – какое-нибудь требование из налоговой инспекции. А вот второй конверт…

– Вы просили пересылать свою почту по этому адресу? – невинно спросил Лешка. Это он так пошутил.

Я посмотрел на него.

– Именно так.

Второе письмо было адресовано мне. Имя получателя написано совершенно ясно: Nikita Nobory. Никита – это же я так Анне представился в первый день. Она, правда, по имени ко мне никогда не обращалась, все «вы» да «вы» – понимала, что это очередной псевдоним. А вот о фамилии, естественно, речи никогда не было. Поэтому Анна подумала, возможно, не без некоторого ехидства, о Nobody как о господине Никто. Но чтобы такое явно значимое и распространенное слово не вызвало подозрений на почте, она написала его, как его иногда произносят. А дальше C/o – Care of – и свое имя и адрес. Не знаю, распространено ли это обычное для западных стран обозначение в Эстонии, но факт остается фактом – письмо дошло.

Лешка, пока я крутил в руках письмо, то и дело посматривал на меня.

– Сколько ей, ты говорил, лет было? – не выдержал он.

– Семьдесят, может быть, больше, – кратко ответил я и разорвал конверт.

«Я знала, знала, несносный вы человек, что вы доберетесь и до моего почтового ящика, – писала Анна по-английски ровным, аккуратным, легко читаемым почерком человека, у которого в голове все выстроено четко и скрывать которому нечего. – Тем лучше. Не могла же я оставить вам письмо на стойке в гостинице».

Теплая волна разлилась у меня по груди. Лешка снова с недоуменным любопытством взглянул на меня.

«Я еще раз обдумала всю ситуацию, – читал я. – Вы, как всегда, правы. Мне нет смысла сидеть на месте и ждать, пока они сделают свое дело и я смогу вернуться домой. Я написала им о сыне хозяина – пусть отрабатывают свои зарплаты. Но вы же такой упертый – вам непременно надо до всего докопаться самому. А это – время, и я не хочу злоупотреблять вашим временем. Была бы я под рукой, вы бы шли дальше и дальше. А так меня нет – и вам придется возвращаться к нормальной жизни».

Кудинов прямо голову себе откручивает: то на дорогу смотрит, то на меня. Ничего не понимает – а он любит понимать.

«При всем при этом мне было весело – я закисла в своем качестве пенсионерки. Надеюсь, что и вам не было скучно. Ваша Анна». И постскриптум: «Если вдруг будет желание, я пару дней поживу в Хельсинки в отеле, название которого похоже на то, где мы встретились. Не ошибетесь».

Я читал, а отмечал только то, что касалось наших отношений. «Вы, как всегда, правы». А ведь она все время только со мной спорила. «Они» подчеркнуто. Это про полицейских. Я сначала подумал, что это она меня уязвить хочет: мол, полиция-то разберется с тем, что мне не по плечу. Но и «им» подчеркнуто, а дальше про меня совсем без издевки. И это «Ваша» в конце. И предложение выпить в баре через пролив. Пару дней она дала мне, чтобы добраться до этого письма – так что тупицей и неумехой она меня не считает. Не считала.

– Прощения просит? – спросил Лешка. Я же ему как другу рассказал и про свои переживания в связи с Анной.

Я покачал головой.

– Хотя…

– Данные противоречивые, – констатировал Кудинов.

Мне не хотелось ничего объяснять – все ведь обернулось совсем не так, как думалось Анне.

Еще я позвонил Ольге. Она же ждала меня на ужин, хотя его точно придется отложить на неопределенный срок. Я сказал, что мне нужно будет улететь вместе с человеком, с которым я встречался. Что, в общем-то, было правдой. Я даже не понял, была ли Ольга этим огорчена или почувствовала облегчение. Как-то странно она отреагировала. Я не успел над этим задуматься, как она сказала:

– Я тут подумала… Я, наверное, лучше скажу тебе, как есть.

– Хорошо, давай.

– Я хочу ребенка.

О как!

– Я не знаю, встречу ли я еще мужчину, который станет для меня всем. Но я не могу больше жить одна. Мне нужен кто-то, кого я буду любить.

Я молчал.

– Ты здесь? – спросила Ольга.

– Я слушаю тебя, слушаю.

– Ты понимаешь, о чем я? Конечно, понимаешь. Я не смогу бросить работу, мне придется найти няньку. Но каждый день я буду просыпаться и буду засыпать с существом, которого я люблю и которое будет меня любить.

Лешка снова внимательно посмотрел на меня. Чувствует, что какой-то серьезный разговор, и опять удивляется, как за такое короткое время у меня такой разговор мог с кем-то возникнуть.

– Я сейчас так свободно с тобой говорю, потому что знаю, что ты не появишься вечером и, может быть, я вообще никогда тебя больше не увижу. Мне такого человека как раз и хотелось найти – не могу же я попросить сделать мне ребенка своего менеджера по импорту.

Ольга тихонько засмеялась.

– Хотя в качестве племенного жеребца он на две головы выше меня, – догадался я.

– Не обижайся. Только про голову говорить не приходится, там у него пусто. А это ведь тоже важно...

– Это ты не обижайся на «жеребца».

Кудинов, и не подумавший делать вид, что ничего не слышит, развел свободной от руля рукой и со смесью удивления и восхищения прищелкнул языком. Он иногда так делает – еще и с завистью. Он-то считает, что живет рутинной жизнью, в которой уже нет места никаким эмоциям. Иногда он еще прибавляет: «Когда ты все успеваешь!» Сейчас не прибавил.

– Ты думаешь, что появишься зимой? – спросила Ольга.

Зачем мне продолжать вранье?

– Не уверен.

– Ну, в общем, будет честнее, если ты будешь все знать. Захочешь – позвонишь, не захочешь – я, по крайней мере, тебя не обманула.

– Нет, – подтвердил я. Должен же я тоже что-то сказать.

– И еще, – сказала она. – Я почему-то думаю о том, о чем мы говорили. Ну, что ты точно не стал бы жить так, как прожил, и как, наверное, живешь. Это же страшно?

– Да нет, почему страшно? – возразил я. – Это так.

Это одно из моих излюбленных выражений. Я не доверяю ценностным суждениям и эпитетам, через которые люди выражают свою субъективность. Стараюсь смотреть со стороны: «То так, а это вот так».

– Мне было бы страшно.

Я рассмеялся:

– Я себя утешаю так: жизнь я прожил несуразную, но зато умру, как задумал.

– Это как?

– Не жалуясь, не жалея себя, без пафоса – просто отчалю. Если, конечно, мне будет дана высшая милость умереть в сознании.

Я совсем не собирался воспарять на такие высоты. Просто как важные вещи вдруг формулируются в мозгу при воздействии противоположного магнитного поля, так и эти слова вдруг возникли, и я не стал задерживать их в себе.

– Это ты со Спинозой говорил? – спросил Лешка, когда через пару минут я закончил разговор.

– Нет, встретиться со Спинозой, надеюсь, мне предстоит чуть позднее.

На этом с философией было покончено. С Кудиновым у нас, как правило, две исходные координаты – здесь и сейчас, hic et nunc. Сначала мы подумывали из Вызу ехать в Нарву, пересечь эстонско-российскую границу, и дальше я уже сам перебирался бы в Финляндию. Однако поразмыслив – ведь четверо молодых парней, которых разыскивала полиция, уже были в ее руках или вот-вот окажутся, – мы решили, что риск будет небольшим, даже если я поеду в Хельсинки просто на пароме. Последний пусть не фешенебельный, но уж точно комфортабельный белый лайнер отходил в 23:55. У нас с Лешкой было время по традиции – и давней нашей, и той, которой придерживались пассажиры, отъезжающие в страну озер и лесов, – хорошенько посидеть. Мне нравится этот типично русский эвфемизм. Стоя пьют только алкоголики, но раз уж приземлились, чего же сидеть без дела?

Нам посчастливилось найти свободный столик в ресторане морского порта. Я первым долгом пошел в туалет, снял в кабинке ветровку и выдавил из нее над унитазом хилую струйку. Не уверен, что это поможет в такой беде: майка тоже была насквозь мокрой. Из смежного помещения до меня доносился мерный гул рукосушителя, или как там его называют по-русски. Это Кудинов тряс под ним своей достаточно длинной и потому уязвимой перед лицом непогоды шевелюрой.

Поскольку одежда у нас по-прежнему липла к спине, мы принялись активно сушить ее изнутри. Где-то между второй и третьей текилой в скайпе для меня пришло первое, не лишенное юмора сообщение Августа: «Парней в Вызу получили в неповрежденной упаковке». Что, мы переборщили со скотчем? Тем не менее мы тут же за это выпили. Во время непродолжительной пивной интерлюдии пришло второе сообщение: подрывника Юри удалось взять живым на квартире. Пришлось снова заказать текилу.

А еще время от времени я думал об Ольге. Готов бы я был вот так, из чистого гуманизма, сделать ребенка незнакомой женщине, чтобы никогда больше не увидеть ни ее, ни своего сына или дочь? И понял, что нет, не готов. У меня тоже есть потребность любить и заботиться о ком-то, и я хочу реализовывать ее не на расстоянии, а каждый день. Даже когда я делаю это на расстоянии.

Ольга! – усмехнулся я. Вот Лешка – мой самый близкий друг, который знает обо мне больше, чем кто-либо другой, включая Джессику. И я его знаю как облупленного уже много-много лет. Мы были вместе на операциях, где любой из нас и мы оба могли погибнуть. Но никогда в нашем общении мы не погружаемся в глубины, в которые одним махом может отправить вас случайно встреченная женщина. Дело не в сексе. Между нами нет того электричества, которое возникало даже у нас с Анной, хотя с самого начала было понятно, что никаких горизонтальных отношений у нас быть не может.

Просто все так устроено – я уже это говорил, да и мысль эта не новая, – что женщины для мужчины – это идеальный инструмент самопознания. Мне впервые дала это почувствовать Джессика – с Ритой я был слишком молод, чтобы это понять. Это может показаться примитивным, как это часто случается с вещами глубокими, но здесь все можно свести к психическому магнетизму: одинаковые полюсы отталкиваются, противоположные притягиваются. И притяжение это пробуждает такие силы, что они берутся из самого нутра, из глубин, о которых мы и не подозревали. И раз мы попадаем на этот скрытый от нас уровень, то и все остальное, что там находится, постепенно начинает открываться. И в этом весь смысл. Противоположный пол позволяет нам идти вглубь, в глубь себя.

И еще я подумал, что, в сущности, вся жизнь делает именно это. Мы ведь знаем о себе только то, что смогли выявить обстоятельства. Все мои операции – это ведь не только возможность прожить, хотя бы эпизодами, жизни, которые иначе для меня недоступны. Нет, каждая из них помогает мне открыть что-то в самом себе. В Югославии я узнал, что я не трус. В Париже – что я не убийца. В Афганистане – что я не вор, хотя все к этому вело. В Индии я еще раз и окончательно убедился, что даже если в отрыве от дома я иногда и проживал свою жизнь мужчины, люблю я Джессику.

А Таллин? Опять укус изнутри, особенно болезненный. Это было первое в моей карьере проваленное задание. Были неудачные операции, были незавершенные. Были такие, которые показывали мне бессмысленность усилий. Были такие, в которых я терял близких. Но ни разу еще никто не погибал, потому что я не успел разобраться в ситуации. А сейчас-то разобрался? Вот, например, ты почему остался в Эстонии? Из упрямства? Из-за задетого самолюбия? Из желания отомстить? В конце концов, от отчаяния? Нет? Тогда почему? Не знаю. Правда, не знаю. «Быть может, в будущем, брате прошлого, я увижу себя таким, каков я сейчас?» Это снова Джойс – он в очередной раз поселился у меня в голове, потому что я вспоминал профессора Фергюсона. Только тот считает, что я полюбил дублинского гения благодаря ему, а на самом деле это случилось гораздо раньше.

Снова полил дождь, и мы с Кудиновым поупражнялись в остроумии по поводу осенней погоды, оправдывающей человеческую слабость, которой мы как раз и предавались. Но мысли мои продолжали продвигаться в заданном направлении. И, когда мы замолчали, мне пришел на ум Бог. Я часто о нем думаю – не постоянно, как, считается, он обо мне, но все же думаю. Мысль эта тоже не новая, скорее всего, я ее где-то вычитал, просто потом забыл, где и когда, и теперь считаю своей. Мы Богу нужны для того же – для самопознания. Ему, чье совершенство превосходит всякое понимание, тоже нужно зеркало, чтобы увидеть себя – и для этого он создал человека.

Лешка собирался переночевать в Таллине и возвращаться в Москву утренним рейсом. Однако как-то незаметно, исподволь мы пришли к мысли, что светиться в гостинице с австралийским паспортом ему не стоит. Так что палубных билетов мы купили два. А одолженный Августом дамский пистолетик оставили ему в камере хранения.

И тут – вот неожиданность! – в очереди на посадку на паром я увидел коротышку, с которого – без сознательного участия с его стороны – началось мое всплытие со дна в этой истории. Ну, того, затянутого в кожу, который предложил мне в туалете «Гитар сафари» сексуальные услуги, что и подсказало мне, где можно было бы укрыться на ночь. Он и сейчас был одет точно так же – в черную косуху с никелированными нашлепками, кожаные штаны и сапоги на высоком каблуке. С ним были две симпатичные и смело державшиеся девицы, с одной из которых, как я смутно припоминал, он и танцевал в тот вечер. Чего его потянуло в город трезвенников? Вряд ли на просушку поехал? Скорее всего, сотрудниц своих повез на заработки – не случайно же он подошел ко мне тогда в туалете.

Проблем с паспортным контролем не было никаких. А ведь Марет могла описать нас полиции. «Были бы трезвые – прицепились бы!» – изрек по этому поводу Кудинов. На палубу мы, естественно, не пошли, поспешили занять места в баре – их же там не без счета.

Коротышка с победным криком приземлился на единственном оставшемся свободным высоком стуле, предоставив девушкам место за своей спиной. Теперь, наконец, они стали почти одного роста. Коротышка заказал три «отвертки» и, довольно потирая руки, посмотрел в нашу сторону. Я подмигнул ему. Коротышка вряд ли запомнил меня по нашей мимолетной встрече, но тоже подмигнул мне в ответ своим детским круглым глазом.

– Вы и с этим джентльменом успели познакомиться в Таллине, – поразился Кудинов.

Я с важным видом кивнул.

– И, разумеется, с его дамами, – со сдержанной завистью в голосе уточнил Лешка, который тоже, должно быть, понял расклад в этой компании.

– Нет, дам мне и без них хватило, – разочаровал его я. – Так что мы будем пить?

P. S.

Во всей этой таллинской истории, как я обнаружил, проснувшись в самолете где-то над Гренландией, оставалась одна загадка. Кто следил за мной по возвращении из Хельсинки? По чьему заказу? И почему наблюдение было снято после первого же вечера? Как я ни ломал себе голову, ничего толкового в голову мне так и не пришло. Это не могли быть ни неонацисты, которые во время нападения в Вызу меня и рассмотреть-то не успели, ни полиция, которая понятия не имела о моем существовании. Оставался Юкка Порри, но какую опасность я мог представлять для него?

Мне кажется, что я нашел разгадку несколько недель спустя. Читая в интернете новости о пребывании королевы Елизаветы в странах Балтии – а я люблю отслеживать события, к которым хоть каким-то боком был причастен, – я наткнулся на любопытное сообщение. В Риге, у здания посольства Великобритании в Латвии, ее встретили демонстранты от местной партии зеленых. Они требовали прекратить убийство канадских бурых медведей, шкуры которых шли на изготовление шапок для бифитеров, охранников из королевской гвардии. Это было единственным черным пятном, омрачившим пребывание английской королевы в новых европейских государствах.

В Эстонии Елизавета II была очень коротко – меньше суток, но все же с ночевкой. И вот моя гипотеза. Британские спецслужбы, видимо, хотели максимально избежать инцидентов и попросили своего агента прощупать эстонских зеленых. Обстоятельный Юкка, получающий от англичан хорошие деньги, был в состоянии посылать наружку за всеми потенциальными координаторами экологов, которые попадали в его поле зрения. Будь я таковым (а вероятность продвинутого экологического сознания у украинцев после Чернобыля немалая), я бы, наверное, не теряя времени, встретился в Таллине со своими единомышленниками. Убедившись, что я приехал в Эстонию по другому делу, Юкка дорогостоящую операцию – хотя и проводил ее с помощью любителей-краснодеревщиков – тут же отменил. Случайно или нет, но в Эстонии его основательность позволила инцидент с медвежьими шапками исключить. А вот агенты англичан в Латвии с этой задачей не справились.

Это единственное правдоподобное объяснение, которое я нашел. И то здорово – часто после операций у меня остаются вопросы, ответов на которые я не получу никогда.

Но – раз уж я вспомнил об этой истории – еще больше я жалею, что вместе с примеренной на время чужой, выдуманной жизнью расстаюсь навсегда с реальными людьми, которые ее населяли. Как вот в Таллине с Ольгой, с Арне, даже с Августом. Хотя по прошествии времени мне иногда начинает казаться, что та моя жизнь, на задании, жизнь украинского металлурга Александра Диденко, была настоящей. Я усилием воли возвращаю себя к психической норме (которой, как известно, не существует); я говорю себе, что вот эту жизнь, жизнь Пако Аррайи, я действительно проживаю, а та была ложной. Но тогда и все эти реально существующие люди, встреченные мною в придуманной жизни, начинают становиться призрачными. И я ведь знаю, что с вероятностью девяносто девять и девять десятых процента я никогда не смогу увидеть их снова, чтобы убедиться в их реальности. Это как сны, которые смешиваются с действительностью настолько, что вы перестаете отличать одно от другого. Нет, буддисты несомненно правы: этот мир – мир иллюзии.

Вернуться »

Обратная связь


Ваше имя:
Ваш телефон:
Ваша эл. почта:
Текст сообщения: *
Присоединить файл
Введите символы с изображения (в любом регистре):
 Captcha Code
 

События

The Americans - премьера 4-го сезона Книги Сергея Костина на Amazon.com Эксперт вместо наемника Об особенностях национального управления Капитализм под копирку Коллеги Пако Аррайи Любите ли вы шпионские романы? Инспектор Аррайя
 

О нас

Издательство «Свободный полет» возникло как новое направление деятельности продюсерского центра с тем же названием. Документальные фильмы и программы для телевидения мы делаем уже шесть лет. А книгами занялись недавно. И теперь, когда мы решили издавать хорошие, только хорошие книги, нам захотелось иметь обратную связь. Здесь на каждой странице можно оставить свой комментарий. Или написать нам на почту. Ваше мнение нам важно - пожелания мы учтем, а на вопросы ответим.

info@freeflight-books.ru