image

Захватывающе, но не так просто

petrochenkov.jpgРазговор с Сергеем Костиным

Встретились мы с писателем Сергеем Костиным потому, что в издательстве «Свободный полет» только что выпущено новое издание его романа «Афганская бессонница», и автор подарил мне экземпляр своей книги. Ранее я прочитал три романа Сергея Костина и в своих отзывах выразил им высокую оценку.

В начале нашего разговора я попросил Сергея Костина рассказать о французском фильме, который был снят по его документальной книге «Bonjour Farewell», изданной в 1997 году во Франции, но не публиковавшейся на русском языке. В американском и британском прокате этот французский фильм вышел с английским названием Farewell. А в оригинале он называется L'Affaire Farewell, то есть по-русски «Дело Farewell». И Farewell здесь вовсе не привычное английское «Прощай!», а секретное имя двойного агента, подполковника КГБ, который передал в начале 80-х годов французской разведке в Москве огромное количество секретных данных, был выявлен, осужден и расстрелян. Фильм основан на совершенно реальных событиях вокруг реального подполковника КГБ Владимира Ветрова. Эта история с агентом Farewell считается самым крупным достижением французских спецслужб за всю их историю. Но французские спецслужбы оказались совершенно непрофессиональными и потеряли такого ценного агента.

История этого фильма довольно любопытна. В 2002 году одному французу, Эрику Рейно, проживавшему в то время в Голливуде, очень понравилась эта история про агента Farewell, и он написал сценарий. Чтобы запустить сценарий в производство, ему надо было выкупить у автора права. Издательство, выпустившее эту книгу во Франции, не соблазнилось преложенными пятью тысячами долларов и сценаристу отказали. Пришлось Сергею Костину уговаривать издательство уступить права. Эрик Рейно несколько лет выплачивал эту сумму из собственного кармана. В Голливуде у него ничего не получилось, и тогда он нашел французского продюсера и выкупил права.

Режиссер фильма Кристиан Карион переписал сценарий и сделал героя предтечей перестройки, который в конечном счете разрушил весь Советский Союз, что не соответствует реальным событиям. Снимать этот фильм собирались с Никитой Михалковым в главной роли и в роли сопродюсера картины, хотя у него политическое чутье отменное, и он наверняка не стал бы играть предателя. Вначале Михалков прочитал сценарий и сообщил, что хотел бы сниматься и быть сопродюсером, но потом оказался занят съемками своего фильма «Утомленные солнцем 2», а поэтому предложил на главную роль Сергея Маковецкого. По мнению Сергея Костина, Маковецкий на эту роль подходил даже лучше, так как у Михалкова слишком сильное личное обаяние. Маковецкий дал согласие и поехал в Париж на примерку костюмов. Там он поужинал с нашим нынешним министром культуры Александром Авдеевым, который тогда был послом России во Франции. И посол объяснил любимому народом актеру, что нехорошо иметь в творческой биографии такой шлейф, как роль предателя родины. Маковецкий прислушался к доброму совету и передумал. Он даже не явился на примерку.

И вообще сотрудничество французов с Россией совершенно не заладилось. Искать актера на главную роль в России было бесполезно. Предатель не мог быть героем. Французы так сильно расстроились из-за проблем и препон, что отказались иметь дело с Россией, где невозможно работать, а все решения принимают начальники. Все закончилось очень удачно, хотя главный герой фильма по-русски говорит с акцентом. В этом нет ничего удивительного, так как играет его знаменитый сербский режиссер Эмир Кустурица. По мнению режиссера, он отлично подошел на эту роль.
А с Россией французы действительно отказались иметь дело. Россию в фильме снимали в Харькове, где для съемок пришлось снять всю наружную рекламу в центре города и пригнать множество «волг», «жигулей» и «запорожцев», а русскую зиму снимали в Финляндии. Фильм сняли в 2009 году, в 2010 году он вышел в прокате в США, а весной нынешнего года — в Великобритании.

В фильме снимались такие актеры как Уиллем Дафо, Ингеборга Дапкунайте, Гийом Кане, но в главной роли предателя Ветрова Эмир Кустурица. В России этот фильм едва ли когда-то появится при всей любви в России к Кустурице, как к режиссеру, актеру и музыканту.

— Сергей, такое впечатление, что предателей в разведке становится все больше. Или это у меня неверное субъективное впечатление? Полковник Щёголев или Щеглов, или как его там, который сдал группу из десяти наших шпионов-нелегалов…?
— Вначале сказали Щербаков, а потом Потеев.

— Потеев? Ну, как же это? Создать такую большую группу, целую структуру, и все потерять…
— Немыслимо не только, что попался какой-то предатель, а немыслимо то, что у человека, который ведет нелегалов в Америке, у его дочери есть Green Card, и она живет постоянно в Америке. Такого не может быть. Ему предложили повышение — стать начальником отдела, а он зам. начальника отдела. Он знает, что для этого надо пройти проверку на полиграфе, на детекторе лжи. Обмануть его практически невозможно, хотя в кино нам показывают, будто обмануть полиграф легко. И он отказывается. Но ведь если человек отказывается, его надо заставить пройти проверку на полиграфе. И это никого не настораживает.

— Может быть, Америка больше не воспринимается у нас как враг? И поэтому такое отношение. Но вы утверждаете в одном интервью, что в разведке холодная война не закончилась и всё продолжается.
— Разведка — это необходимый атрибут государства. В любой системе, в любое время она есть. Вы знаете, что американцы поймали израильтянина, который воровал у них военные секреты. Израиль каждый год получает четыре миллиарда долларов дотаций от США, за так. Они посадили его на 25 лет. Союзника! Шпионаж есть шпионаж.

— В разведке нет союзников?
— Там есть правила игры. Были, во всяком случае. Если кого-то поймают, то через годик поменяют. Если у них нет никого под рукой, они найдут кого-то, чтобы обменять. Помните, Гревилла Винна, который был связником у Пеньковского? Он же в Венгрию приехал, и венгерские товарищи сказали нам. Его надо было поменять на арестованного Конона Молодого. Тогда Винна заманили в Будапешт, арестовали и поменяли.

— Есть новые расследования, согласно которым и Олег Пеньковский был не так прост, как нам его изображали. Он выполнял какие-то задания, и вовсе не потому, что был наивен, он хранил дома секретные документы, изобличающие его. То есть на самом деле Пеньковский был не совсем тем, за кого нам его выдают. Или я ошибаюсь?
— Мне трудно сейчас судить об этом. Вы знаете, наверное, знаете, что он предлагал американцам, давайте я взорву атомную бомбу в Москве. Он смешной был человек, у него эго выпирало, неадекватный. Он приезжал куда-то там, допустим, в Швейцарию, туда приезжала вся группа — его американцы вели и британцы. И он фотографировался в форме полковника американской армии и в форме полковника британской армии.

— Об этом и на суде говорилось.
— А на следствии и в суде он говорил: «Давайте я поеду в Америку и взорву там атомную бомбу в любом американском городе, допустим, в Вашингтоне. А если вы думаете, что я могу вас обмануть и не вернуться, можете расстрелять мою семью». Нормальный человек мог так говорить? Мне кажется, что он был все-таки неадекватным.

— Про него, а точнее про всю хрущевскую эпоху, готовится книга, которая называется «Кузькина мать». Книгу написал Виктор Суворов. Он объясняет, что все было на самом деле совершенно не так. Я еще не читал эту книгу, так как она выйдет в октябре в издательстве «Добрая книга».
— Суворов же в АСТ выходит. Разве не так?

— Он порвал с АСТ и теперь переходит в издательство «Добрая книга». В АСТ его сделали бульварным автором, сознательно печатали на дешевой бумаге, чтобы его книги были более дешевыми и более массовыми. Соответственно и отношение к книгам Суворова было, как к бульварным. Теперь его имидж должен поменяться, он будет позиционироваться как более серьезный и уважаемый автор, основательный исследователь и историк. И видимо не без оснований, так как издательство утверждает, что «Кузькина мать» очень серьезная книга.
— Я знаком с Виктором Суворовым. Он очень серьезный человек. Мы виделись с ним один-единственный раз, но мы с ним по телефону проговорили много суток в общей сложности. Он недавно звонил, сообщил, что написал сценарий и хочет, чтобы я прочел. Хороший, кстати, сценарий. Он очень серьезный человек. Когда мы познакомились, я вытащил его, если помните, в программу на телеканале Россия «Национальный интерес» с Дмитрием Киселевым.

— Да, давно это было. В каком году?
— Это был 1997-98 год. Я работал тогда на этой программе автором и редактором. Суворова снимали в Лондоне. Я вытащил его в студию и сказал ему: «Володя, я соберу всех твоих врагов. Соберу людей из контрразведки, людей из ГРУ, из ПГУ, историков. Для баланса я позову туда диссидентов». А тема программы была «Кто предавал национальный интерес?» Предатели? Типа Суворова. КГБэшники? Политическая полиция имеется в виду, в первую очередь. Диссиденты? Или все мы, молчаливое большинство, которое со всем этим мирилось?
Мы много часов с ним проговорили. Спрашиваю: «Ты согласен на это? Не боишься?» Он ответил, что не боится. Я сказал ему, что буду сидеть в студии, но вмешаюсь, только если тебя начнут пинать ногами, тогда я на твоей стороне выступлю. Он заявил: «Не волнуйся, все будет нормально». Пришли серьезные люди. Пришел Юра Кобаладзе, который тогда возглавлял бюро СВР. Пришел Александр Зданович, который возглавлял Центр общественных связей ФСБ, тогда, кажется, ФСК называлось, он сейчас заместитель Добродеева на ВГТРК. Они мне такое условие поставили: «Смотри, не смонтируй так, чтобы получалось, будто я с ним разговариваю на экране, потому что с предателем разговаривать нельзя». Такое было условие.
И когда прошла вся эта программа, хуже всех выглядели, конечно, историки. Потому что он их раздолбал всех, так как лучше их владел ситуацией начала войны, описанной в «Ледоколе».
Он потом говорит: «Давай сделаем такую программу. Все говорят, что на меня работают два научно-исследовательских института в Британии, чтобы писать лживые книги про Россию и российскую историю. Давай мы сделаем такой эксперимент из студии по телемосту. Найди красивую девушку. Пусть она тащит шары, как в лотерее. Вот она, допустим, вытащила шары с числом 87. Я говорю: 87-й отдельный артиллерийский полк, создан тогда-то там-то и там-то, командир был такой-то, закончил войну там-то. 87-я армия и 87-я дивизия. И все подразделения на 87, которые были задействованы на поле войны, я всех назову. Потом тащат следующие цифры, допустим, 42. Я говорю: 42-й гвардейский полк саперный или еще какой-то». Это он все готов говорить сразу, прямо из голову. У него не голова, а компьютер. Действительно!
Меня смущало то, что он сдал людей, когда ушел. Никогда не было сомнений по поводу того, что он знает. Я говорю: «Меня смущает с моральной точки зрения только один вопрос. Да, ты ушел, но ты потащил за собой кучу своих товарищей». Он говорит: «Ни одного не сдал». — «Ну как же не сдал, а книжка про ГРУ, которую ты написал?»

— «Аквариум»?
— Нет, у него есть про ГРУ техническая книжка. Там в конце список из двухсот с чем-то человек, которые работают в ГРУ. А он говорит мне: «Это все люди, которых англичане знали и выявили до меня. И когда мы начали работать (а ему ведь надо было получить вид на жительство и так далее), я поставил им условие: я опишу организацию, но не сдаю своих людей». Он говорит мне: «Ты можешь проверить, потому что когда я ушел, всех моих однокурсников отозвали из разных стран, под разными предлогами, в разное время. Никто из них не был ни арестован, ни задержан. Я утверждаю, что никого не сдал. Потом кого-то выпустили в краткосрочную командировку в капстрану. Все нормально. Для кого-то попросили аккредитацию. Дали аккредитацию. Он поехал в краткосрочную командировку, все нормально». И он говорит мне: «Я клянусь, проверь кого угодно, все люди, с которыми я учился и которых я знал, они все продолжали работать. То есть я их жизнь и карьеру я не загубил».

— Я читал биографический отрывок из книги «Кузькина мать», где Суворов повторяет, что везде, где он писал о своей учебе и о своих связях, он везде изменял имена, время, место и так далее.
— В книгах это одно дело. Он мог на брифингах сдать всех этих людей. Но не сдал. Против Суворова есть дискредитация, которую направляет государство. А есть дискредитация в силу подлых качеств человека. Есть такое подлое качество человеческой натуры, свойственное всем, и я не исключение. Дискредитация свойственна не только государству, но и людям. Злорадство и тому подобное. И я полагаю, что те, кто его действительно знали, они помнили и придумывали о Суворове что-то отрицательное, а не положительное.

— Мы заговорили с вами о предателях и том, какой фон неприятный возникает вокруг них. Никто не хочет признаваться, что их знают или уважают, как людей. А как же ваш герой Пако Аррайя? Он живет в США, но совершенно не действует на территории Соединенных Штатов.
— Это его условие. В той книжке, которую я пишу как раз сейчас, я об этом пишу. То состояние сознательной шизофрении, в которой постоянно живет любой разведчик, тот же Хуан Лазаро, которого сдал Потеев, он же Михаил Анатольевич Васенков, генерал внешней разведки, он с уругвайским паспортом жил в Перу. Вот сколько дней в году он помнил, что он русский? Сколько часов в день помнил? Я думаю, что на самом деле, когда он был там, он выключался полностью. Его жена Вики Пелаез не знала абсолютно, что он русский и разведчик. И вот одно дело, когда это состояние сознательной шизофрении, что даже твоя жена не знает, кто ты такой, а другое дело, когда ты работаешь против страны, от которой ты не можешь отделить свою жену, своего сына, свою любимую тещу. Я думаю, что психологически это принять невозможно. Уже достаточно, что он своей жене врет, все время выкручивается, выполняя разные задания так, чтобы она не догадалась. Это уже достаточная нагрузка на психику. А работать против своей семьи, это просто невозможно.
Одна история, когда супруги Федоровы, они вместе уехали, там пожили, заработали огромные деньги, отдали их государству и вышли на пенсию, получив двухкомнатную квартиру, которую им государство дало. А другая история, когда у того же Хуана Лазаро, жена которого, телезвезда, понятия не имела о его делах.
Поэтому у моего Пако Аррайя было два условия. Он не работает в Америке и не работает в России.

— Эти условия вы сами выдумали?
— Иначе я просто не могу понять, как бы он смог существовать и работать.

— Я потрясен тем, насколько психологически достоверно вы описываете своего героя Пако Аррайя. Откуда он взялся? Как вы его выдумали? Признайтесь — вы ведь сотрудник каких-нибудь органов?
— Мне предлагали. Причем предлагали настойчиво, предлагали целый год. Они испортили год моей жизни. Пока я не сказал: «Ребята, вы меня загоняете. Вы думаете, если вам удастся загнать меня, я раскроюсь и буду честно работать? Вы людей заманиваете к себе таким образом?» Они хотели, чтобы я поступил в эту их 101-ю лесную школу. Они говорили: «Этих людей отбирают штучно по двадцать человек в год. Понимаешь, что такое 20 человек из 200 миллионов? Это один человек из десяти миллионов. В твоей жизни никогда не будет такого случая, чтобы тебя отобрали из десяти миллионов, кем бы ты ни был. Тебе дается такая редкая возможность! Ты что, идиот?» — «Да, — ответил я, — я идиот». И отказался. Потом долгие годы я был невыездным. А когда пришел Михаил Сергеевич Горбачев, который решил своей неограниченной свободой поделиться со всеми своими гражданами, я начал ездить, и у меня постоянно возникало в голове: а что было бы, если бы я согласился тогда?
Так что все свои рассуждения и сомнения Пако Аррайя перенял от меня. Те решения, которые он самостоятельно принимает в нестандартных ситуациях, которые у него постоянно возникают, это то, как бы я был в такой ситуации и как попробовал из такой ситуации выпутаться.

— И все же оставляет ощущение, что вы знаете о разведке намного больше, чем рядовой гражданин.
— Журналист Шамиль Идиатуллин смешно написал по поводу «Афганской бессонницы», которую я в первый раз опубликовал под псевдонимом. Он сказал, что для профессионального писателя я подозрительно много видел и знаю, и явно не из интернета. А с другой стороны, для тех, кто работает в спецслужбах, я слишком либерально рассуждаю о КГБ и о родине вообще.
Впервые, когда были опубликованы мои первые книги, я одному из моих контактов в КГБ дал их почитать. Он тоже писатель. Я долго колебался, давать ему или не давать. Именно потому, что он сам пишет. Но он пишет изнутри, про то, что знает. Я знаю, что там больших ляпов нет. Я опасался, что у него самолюбие взыграет, и он раздолбает мои книги так, что камня на камне не останется. Но он в первой моей книге, которую читал вооружившись блокнотиком, почти не нашел недостатков, кроме нескольких блох. А во второй даже не стал их выискивать.

— Многие романы о шпионах, которые приходится читать, более поверхностные и схематичные. А вы описываете множество технических деталей…
— Что касается техники, один КГБэшник, он контрразведчик, просто водил меня по Москве и показывал места операций. Где и в каком тайнике они брали людей, где какие оставляли знаки…

— Почему «Афганская бессонница» выходила ранее, в 2006 году под псевдонимом?
— Потому что, знаете, есть такой Сергей Костин, писатель-фантаст.

— Да, точно, когда набираешь в Google «Сергей Костин», первого находишь писателя-фантаста.
— У него уже было имя, а я только появился. Я не хотел на его грядке топтаться. И я не хотел, чтобы нас путали. Я уступил издателю, «Яузе-ЭКСМО», и стал Еремеевым-Высочиным (это фамилия моего деда). А потом в «Популярной литературе» я выпустил роман «В Париж на выходные» под именем Пако Аррайя. Это был неправильный ход с точки зрения маркетинга. Но Пако Аррайя главный герой, и там все написано от первого лица, читатель знает только то, что знает герой.

— Но теперь ваши книги выходят не в «Популярной литературе», а в издательстве «Свободный полет». Почему вы ушли?
— В «Популярной литературе» изменился профиль. Они перешли на подростковую литературу. А у меня была телевизионная компания «Свободный полет», которую я закрыл в начале этого года. Но у нее были предусмотрены все виды деятельности, поэтому мы начали книги издавать там.

— И издательство носит название студии «Свободный полет»? Откуда оно взялось?
— Название возникло так. Я раньше работал на НТВ. И ведь НТВ был у нас лучшей журналистской школой. Там не было коррупции, никаких откатов, без чего сегодня невозможно представить телевидение. А в 2001 году НТВ захватили. Возникли ТВ6 и ТВС, но потом и их закрыли враги. Все остались без дела и разошлись по разным каналам. И когда мы встречались с ребятами, журналистами, редакторами, режиссерами в Останкино, то на вопрос «Ты где?» мне приходилось отвечать, что я нахожусь в свободном полете. Потом я подумал, а почему бы и мне в правду не начать работать в свободном полете? Так я создал компанию «Свободный полет».

Романы Сергея Костина:
«Бог не звонит по мобильному» (2006)
«Афганская бессонница» (2006)
«В Париж на выходные» (2008, переиздание книги "Бог не звонит по мобильному")
«Рам-Рам» (2008)
«Смерть белой мыши» (2011)
«Афганская бессонница» (2012)

Вернуться »

Комментарии:

Оставить комментарий

(Ваша электронная почта не будет показана публично.)
Введите символы с изображения (в любом регистре):Captcha Code


Обратная связь


Ваше имя:
Ваш телефон:
Ваша эл. почта:
Текст сообщения: *
Присоединить файл
Введите символы с изображения (в любом регистре):
 Captcha Code
 

События

The Americans - премьера 4-го сезона Книги Сергея Костина на Amazon.com Эксперт вместо наемника Об особенностях национального управления Капитализм под копирку Коллеги Пако Аррайи Любите ли вы шпионские романы? Инспектор Аррайя
 

О нас

Издательство «Свободный полет» возникло как новое направление деятельности продюсерского центра с тем же названием. Документальные фильмы и программы для телевидения мы делаем уже шесть лет. А книгами занялись недавно. И теперь, когда мы решили издавать хорошие, только хорошие книги, нам захотелось иметь обратную связь. Здесь на каждой странице можно оставить свой комментарий. Или написать нам на почту. Ваше мнение нам важно - пожелания мы учтем, а на вопросы ответим.

info@freeflight-books.ru